Марбельский цикл

1.

«Лев и Медведь»

Белла, принцесса Марбеля, дочь короля Хомделя, жила в высокой башне. Великая Башня, как звалась эта достопримечательность, была построена на границе трёх земель: ойкумены людей, эльфийских лесов и гор, где живут гномы. Однако миролюбие трёх рас сделало этот форпост чисто косметическим сооружением. Белла проводила здесь всё лето, занимаясь живописью и выращиванием цветов. Так некогда грозная твердыня превратись в произведение ботанического искусства: по серым стенам поползли вьюны, из щелей торчали живые розы. Внутри все стены обзавелись картинами Беллы, а свои личные покои художница расписала полностью: птицы, лошади, звёзды глядели со всех сторон. Крышей башни служил фиолетовый архитектурный шатёр, занимающий добрую четверть всей высоты. Говорили, что на чердаке Белла хранит большие сокровища. На венце башни не развивались флаги, но там сиял огромный синий кристалл в золоте — оберег всего строения.

Принцессе прислуживала там одна молодая фрейлина, дочь местного свинопаса. Звали её Мария. Мария и Белла много проводили вместе, но не как служанка и госпожа, а как две закадычные подруги. Мария готовила прекрасное печенье, сама блондинка, она умела хорошо подобрать длинные светлые волосы хозяйки.

Много кто сватался к принцессе, и много кто был ею гоним. Наконец два неистовых рыцаря решили сразиться за сердце марбельской принцессы. Надо заметить, что ни одного из них она лично не знала, но по правилам и законам лишь тот, кто победит в смертельной схватке, может претендовать на сердце принцессы. Однако воля принцессы играла здесь определяющую роль.

Первый принадлежал к королевскому Ордену Льва, оружием его служил короткий меч, доспехи выкованы из светлого металла, а цвет пера над шлемом — синий. Его противник являл собой пример уже почти исчезнувшего Ордена Медведя. Зелёный цвет пера и части одежды считался у него с тёмным металлом кольчуги. Женитьба на принцессе для второго представлялась возможностью заявить о независимости герцогства Марбель и возрождении Ордена Медведя с его Кодексом и геральдикой. Вооружен он был палицей.

Битва состоялась под балконом принцессы. Лев был подходил к противнику смело, не спеша, с грацией. Медведь немного подавался назад, больше закрывался. Но первый удар нанёс всё же Медведь, его палица встретилась с могучим щитом, Лев пытался контратаковать, но противник успел увернуться, закрыться. Оба рыцаря сделали минует. Медведь преисполнился ярости и злобы. Лев, казалось, дышал легко. Вдруг удар палицей, второй, третий… То меч, то щит резко отбили эти удары. Медведь запыхался. Кровь нагрелась в телах бойцов. Снова удар палицей, но и удар мечом, который еле успел закрыть щитом Медведь, подавшись назад. Наконец Лев со всей силы, всё тело вложив в эту атаку, ударил по щиту Медведя, что тот отлетел на два шага и упал. Резко поднявшись, и из-под себя полетела головная часть палицы, рыцарь с синим пером успел отвернуться и тут же нанёс удар в самую грудь Медведя, пробив кольчугу. Медведь был ранен. К нему на помощь выбежала Белла и Мария.

С медведя сняли шлем, под которым оказалось бородатое лицо лысого мужчины. «Дайте мне умереть как воину, как медведю, загнанному на охоте!» «Нет! Мы спасём тебя как человека!» — властно произнесла принцесса. Рыцарь Ордена Льва чувствовал себя неловко. Под его шлемом отказался красавец-юноша. «Что же! Вы победили! Можете взять в жены мою фрейлину! Если она этого хочет!» Мария была в восхищении. Жалости к Медведю она не испытывала, тот был ранен не сильно, но сколько обидных слов, ругани и проклятий он произнёс в адрес противника, а ведь такое не должны слышать девичьи уши.

Белла благословила брак своей фрейлины Марии и рыцаря Григория, солдата армии королевства людей, что звалось Хомдель. Медведь, зализав раны, отправился странствовать дальше.

2.

«Лучники Марбельской Башни».

Белла была чрезвычайно тревожилась из-за поединка двух рыцарей под её балконом, под балконом Великой Башни Марбеля. Один из сражавшихся чуть не погиб, а второй взял в жёны её фрейлину. Принцесса решила устроить новый турнир, но не смертельную схватку в ближнем бою, а состязание лучников. Конечно, она не предлагала руку и сердце победителю. Но обещала солидную награду из своих сокровищ. Безобидное состязание удовлетворило бы её жажду зрелищ в этом провинциальном герцогстве, которым она и управляла. К тому же к ней в гости ехал герцог Тохао, её дядя Сокос, исполняющий обязанности фельдмаршала армии Хомделя.

На турнир лучников созвали не только людей: были приглашены и эльфы, славные лучники, что известно о них с самых древних времён.

Сокос не мог не привезти с собой двух участников: во-первых лучшего лучника армии Хомделя, Санчеса, и знаменитого в Тохао лучника Орхуса, вдовца и отца пажа герцога. Вольный Орден Медведя прислал своего стрелка, чтобы тот отомстил за павшего под балконом Башни соратника. Альхейм, объединённая страна эльфов, прислал двух лучников: знаменитого Лагаса и новичка Фаррена.

Стреляли по яблокам, отстоящим от стрелков в пятидесяти шагах. Так указывал первый тур соревнований.

Юный Фаррен, стрелял первым и промахнулся. Все другие участники в цель попали. Один из эльфов выбыл из соревнований.

Во втором туре стреляли по баночкам с красной краской, отстоящей от лучников в ста шагах. И снова все показали отличный результат: краска текла как кровь пораженной жертвы.

Наступил третий тур. В нём нужно было уметь, сидя в седле скачущей лошади, поразить тыкву, расположенную на вершине кареты принцессы, которой управлял сам Сокос. Эльф Лагас слабо владел верховой ездой, поэтому и не попал в тыкву. Орхус, житель прибрежного города Тохао, тоже не владел верховой ездой.

В финале вновь сошлись Лев и Медведь. Над один из вензелей Великой Марбельской Башни был помещён шлем. Его нужно было попросту сбить стрелой. Долго целился Лев Санчел, но стрела, пущенная им из-за ветра сдала в бок. Ещё дольше целился Медведь, который, кстати, был в зелёной маске-капюшоне. Его стрела задела шлем, но тот не упал. Лев готовился пустить стрелу снова, но вдруг шлем упал сам, упал летящей от стрелы, пущенной со стороны восточных гор…

Стрелу пустило странное существо: кожа существа была ярко красного цвета, мужской торс был обнажен; черные штаны и черный шлем добавляли этому существу мрачности; из шлема сияли жёлтые глаза. Это был монстр. Монстр этот что-то прорычал своим клыкастым ртом, и вернее всего понять его слова следовало бы так: «Я — победитель, я — лучший стрелок!» Люди и эльфы были в растерянности. Доселе не было монстров никогда по всей земле-Хардонике. Принцесса всё же хотела воздать хвалу победителю, монстр под надзором людей и эльфов получил золотое кольцо, что-то промычал благодарно, ушёл и был таков. Гость напугал собравшихся и о нём доложили подданные своим королям.

3.

«Любовь принцессы Марбеля»

Тихо на границах всех герцогств людей, мир царит в Хардонике. Изнеженная принцесса Марбеля учится в своей башне рисовать портреты людей. Белокурая Белла смешивает белила. Но вот что-то манит её на балкон, с которого она видела многое. То песнь славного юноши — рапсода. И поёт он ей стихи собственного сочинения:

Медовых губ медовый месяц

Мне будет снится день и ночь.

Нельзя концы снотворных лестниц

Под окна ночью приволочь.

Принцесса без короны смотрит с балкона. Синие глаза её вторят мягкой улыбке. Она полностью распускает светлые свои волосы, золотистые. Чарующе вещает рапсод. Повествуют уста его о славной Рапунцель, и Белла уже готова сбросить свою косу, — но не хватает длины её волос до сказочной длины волос Рапунцель. Но и не пристало принцессе, наследнице престола, приглашать в свой дом первого поперечного. Охрана готова уже прогнать рапсода. «Пусть поёт», — даёт приказ принцесса патрульным Львам.

Прощай, принцесса!

Прощай, поэт!

Белла в восторге, Белла не может уснуть. Что это с ней? Магия эльфов? «А придёт ли он ещё раз?» И не кому дать ответы и не с кем поделиться (последняя фрейлина живёт в союзе с настоящим рыцарем). «А храбр ли этот рапсод?» Но как сладостен тембр гласа его. И сладостны ли губы его, вещающие такое?..

Рапсод оказался мельником. Звали его Ханс Христоф. По наказу принцессы его пригласили в Марбельскую Башню. Оделся он в синий сюртук, коричневые кожаные штаны, а на ногах — чёрные сапоги. Принцесса вся в фиолетово-розовых тонах, в длинном платье, с короной, волосы собраны. «Здравствуйте, милый друг!» — сказала она ему. «Здравствуйте, Ваша милость!» — ответил он ей. Она дала ему взять себя под руку, и они пошли по длинной винтовой лестнице с фиолетовыми ступеньками. И он, и она зарделись алым румянцем. Наконец, они вошли в комнату с камином. Над камином висел пейзаж озера Руаль. Им поднесли кубок с вином, из которого они отхлебнули по глотку.

Она попросила его пройти в её залу. Белла поставила Ханса перед зеркалом, сама села на свой небольшой трон, достала из розового сундука краски, кисть и палитру. Слуги принесли мольберт. Принцесса начала рисовать мужчину, который пел о ней так дивно. Она рисовала его простые тёмно-русые волосы, рассеянный взгляд, стеснительную улыбку, бородку под подбородком. Его пуговицы, его тощие руки. Но тут заиграла музыка, он взял её за руки, и они начали кружиться. Не знал мельник никаких танцев, никаких вальсов, они просто кружились, взявшись за руки, горячие у неё и холодные у него. Неоконченный портрет и все художественные принадлежности почтительно оставили умы влюблённой пары, и лишь зеркало отражало тот водоворот танца, и кровь текла быстрее, виною чему был общий ритм биения двух сердец. Это было впервые для него и для неё, и ни ей, ни ему не было и двадцати лет в тот дивный вечер. Слова любви слетали с его уст. Ответом была улыбка и слеза, покатившаяся из её синеокого глаза и упавшая на его ладонь. Не было тут страсти, не было поцелуев, не было объятий. Ханс тоже пустил слезу, улыбаясь при этом. Она сняла корону, распустила волосы, чтобы милый друг мог ими поиграть, а он только гладил её по щеке. Они столкнулись лбами и засмеялись как дети. Долго они ещё колдовали волшебством любви, витая где-то в потусторонности, спать не хотели, хотя дремали наяву, а когда всё же легли спать, то меч, взятый у рыцаря-Льва, разделил их ложи. Утром им подали чай, который они пили с печеньем. Сладко было во рту, сладко было на душе, сладкая парочка больше не расставалась. И никто ни в чём не мог их обвинить, кроме разве что в некоторой наивности. После завтрака они поехали в поле к мельнице, чтобы взять благословение у седой старушки-вдовы, матери Ханса Христофа. Принцесса почувствовала себя крестьянкой, а мельник ощутил себя принцем. Мать уже и не думала застать-увидеть невесту сына, и вот же какая радость и какая часть! Мама принесла молодым молока. Дым из печи. Деревянный меч на стене. Дрова под кровом. Корова. И небо, и облака, и двое суть уже единое, поехали из Марблея в Вундель, чтобы королевский волшебник обвенчал молодых.

Loading Likes...