Тема для обсуждения

Друзья, наш любимый дедушка Белкин, похоже, уже не встретит свою четырнадцатую весну. Этого можно было ожидать, ничто не вечно. Серапионовы братья, чей девиз “Брат, писать трудно” стоял на наших маленьких книжечках, просуществовали примерно полгода. Да и что может быть противнее затянувшейся, никчемной старости?

Итак, внимание, вопрос: есть ли в целом мире кто-то, кому нужен этот смешной старичок? Кто впустит свою юную, горячую кровь в его жилы?

Есть ли тексты? Есть ли желающие обсуждать их?

Будем ли встречаться в онлайне, если литочку так и не откроют?

Кто-нибудь хочет порулить? Какие вообще идеи?

Обсуждение открыто для всех, даже без логина – но, прошу отнестись с пониманием (с), коменты премодерируются.

UPD: да, сразу, чтобы не: я сам готов ходить и лично, и общаться дистанционно. Текстов у меня в данный момент нет, а что будет … то неизвестно.  Чего я бы хотел: чтобы руководитель лично присутствовал всегда. Староста, как мне кажется, не обязателен, если руководитель живой и кружковцы вменяемые. Ох, боюсь, я слишком многого хочу. 

Loading Likes...

КРАСНАЯ БАНДАНА (фантастический рассказ/#написанонапандемии)

Алиса приняла из рук Алексея последнюю партию товара и мельком взглянула на экран. Телек работал без звука, но и без него Алиса поняла, что в ящике опять обсуждают отношения Киркорова с Басковым.

– Как ты это смотришь? – спросила Алиса.

Алексей взглянул назад через плечо и усмехнулся.

– Будто выбор есть?

Читать далее →

Loading Likes...

ЖЕРТВА ОБНУЛЕНИЯ

Евгений Княжин и сам не мог понять почему заливать горе решил не в одиночестве дома, а на миру, в пабе «Горбатый гоблин». Шел уже третий час, как он изливал душу неизвестному патлатому мужчине в синем, так и не сданном в гардероб плаще.  Евгений нашел в незнакомце тонкого учтивого собеседника, истинного ценителя чужого горя: мужчина не только полностью отдался воле Княжина в части выбора алкогольной базы разговора, но также ни разу не унизил собеседника предложением хоть частичной оплаты оной. Банковал только Княжин.

Евгений страдал: Читать далее →

Loading Likes...

Виртуальная встреча 24 июня

Друзья, как вы, вероятно, уже знаете, сегодня, 24 июня, наша встреча состоится в скайпе. Для обсуждения предлагаются темы из прошлого, несостоявшегося плана: https://belkin-lit.ru/vtrechi-18-03-i-25-03/?fbclid=IwAR0IO8QUUdbVylG4TsOv9pdqapTj4BZ3OCwkxBCljJBTN_Oc8egfmbXieaQ
Начало встречи – 19:00. Для участия звоним или стучимся в это время нашему ответственному секретарю, Екатерине Бармичевой, – в скайп.

UPD: увы, авторы не пришли, встреча не состоялась. Но это значит, открыта дорога новым авторам! Белкин ждёт новые, сильные, яркие и самобытные, тексты!

Loading Likes...

Возвращение. Полностью. (Для осенней антоновки)

 

Посвящается замечательному каналу «Русские Тайны»,

чьи выпуски о «Настоящей России» и вдохновили меня на

создание этого произведения

 

 

 

Я лежу на старом диване в тёмной комнате и обдумываю прочитанное в романе Раскина. Как же верно, блин, как же всё верно! Вновь вспоминаю слова из его романа: «На свете полно мест, куда можно сбежать. Но иногда стоит заглянуть в себя, понимаешь?» или «Помни, у тебя всегда есть свобода. У тебя хватит мужества идти своим путем»

Действительно, ведь всю жизнь можно бежать куда-то в надежде новых людей и впечатлений, но в реальности мир наших надежд и иллюзий, ничуть не лучше того, в котором мы живём. А если оно так? Тогда и смысл побега тает, как сигаретный дым. За окном слякоть, грязь и снег. В воскресение встречаем ноябрь. Кто-то где-то вышел из авто, оставив дверцу открытой, из салона доносится что-то из творчества Виктора Цоя, песни которого сейчас активно стали перепевать.

Осталось пережить зиму, весной всё может измениться.Читать далее →

Loading Likes...

Возвращение. Заключение.

 Заключение было написано во время карантина, окончания которого дожидался, чтобы устроиться на завод и по чуть-чуть вечером набирать. Но вот сегодня трудоустроиться не удалось, теперь дожидаться вердикта в июне, и то не факт, что повезёт. И что-то стало как-то грустно, вернулся домой и начал набирать. Весь город уже обошёл и опять всё заново, ну ладно в 25, но в 40… На обучение, о котором мечтал вряд ли когда накоплю, интернет-проекты, которыми хочется  заниматься, требуют вложений и времени. Так что в очередной раз я не знаю что делать. Лучше бы творчества не было в моей жизни, так было бы всем спокойнее, и мне в первую очередь

… Я люблю вечерние полиелейные службы, особенно в будни, когда не так много народа и нет толкучки. В эти минуты в Храме как-то по-особому благодатно, отчётливо слышно пение певчих, от подсвечника к подсвечнику шаркают старухи-помощницы, мирно мерцают огоньки лампад, да седой алтарник в длинном стихаре выскакивает из боковой дверцы иконостаса и хлопочет, подготавливая необходимое к утренней службе.

После увольнения на заводе, я какое-то время служил алтарником. То было самое необычное время в моей жизни, незаметно летящее, как дыхание, с чередой бесконечных служб, крестных ходов, поездками по святым местам. Довелось мне потрудиться во славу Божью и в Монастыре, совсем немного, я тогда, да и сейчас, так и не осознал до конца какая редкая и уникальная возможность дана была мне – проживать в братском корпусе с самыми настоящими монахами, трапезничать с ними и практически повторять их жизнь. Проживать кусочек чужой жизни удавалось, кстати, советским писателям, например, Марине Костенецкой, всех книг которой я так и не смог собрать.Читать далее →

Loading Likes...

Возвращение. Мои университеты. Часть четвёртая

В ремонтной мастерской я всего месяца три-четыре работал. Были причины, по которым перевёлся туда из заводской типографии. Но в творчестве неоднократно возвращался именно к этому рабочему участку, хотя и было множество других. Почему? Сам не мог ответить на этот вопрос. Но, возможно,  атмосфера цеха сама по себе непередаваема, только это почувствовать надо. Кстати, рассказ, где упоминаются герои этого отрывка и был когда-то набран на печатной машинке и отправлен Саше Вятичу. Помню, тот рассказ очень священникам не понравился: в нём я сравнивал один день жизни этих заводских балбесов и их ровесников – монастырских послушников. Отрывок в “Возвращении”  был для меня тяжёлым, лишь недавно я отошёл от абсолютного реализма, и решил немножко приукрасить, после чего стало что-то складываться. Но это не значит, что всё выдумано. Просто вот как пазл сложил: фразы, реплики, рассуждения, услышанные у других людей, приписал к этим, а как вышло – не мне судить.

Друзей моих в цехе нет, лишь слышно, как в курилке шлёпаются о деревянную столешницу текстолитовые костяшки домино. За столиками на самодельных лавочках, дожидаясь окончания рабочей смены, восседают мужики и, хитровато прищурившись, пускают в потолок сигаретный дым. У столика стоит худощавый парень. Меня шокирует его причёска – каре. Но не менее удивляет его монолог: парень уверяет, что служил на подводной лодке с Гитлером.

– Что это ещё за чудо такое? – здороваясь за руку, спрашиваю я подошедшего приятеля.

– Да Май какой-то Абрикосов. Работать-то у нас уж некому стало – вот и принимают то пенсионеров, то алкоголиков, то вот дурачков.

– А сам тогда что тут работаешь? – мы проходим мимо молчащих станков; тихо так, что нашим гулким шагам вторит эхо.

– Да меня не выгонишь. Не всем бизнесменами быть, – поправляет он белёсый чуб, – кому-то и работягами. Ну открывают вон, я знаю, пацаны с нашего училища, агентства, а всё равно работяг нанимают. Тут нормально: знаешь во сколько придёшь, во сколько уйдёшь – ведь не на хозяина. Спокойно. И по деньгам нормально – сам начальник нам калым на стороне находит под свою ответственность, лишь бы, как он говорит, вы не свинтили отсюда и язык за зубами держали.Читать далее →

Loading Likes...

Возвращение. Мои университеты. Часть третья

Трудно мне далась эта часть, не раз к ней возвращался, но всё написанное мне самому не нравились, да и вытаскивать из себя всё это, если честно, было морально тяжело, но вот, сдвинулось и что-то начинает получаться

– Так и осталась без школьного образования – диалог продолжается, тишина вновь вздрагивает, редкими звуками взмывает под потолок и замирает, – но точно так же все разряды и прибавки заработала! Ну, зато вон доченька и техникум окончила, и даже в институт ходит.

– Она работает?

– Нет, зачем, пусть учится.

– Получается?

– Ну раз деньги платим – так должны хорошие отметки ставить.

– Дык заочно же.

– Ну и что? – доносится в ответ и, из занавешенного тёмного угла, появляется громоздкая фигура. Я обращаю внимание на еле уловимое позвякивание – это дребезжат металлические кольца-прищепки, которыми обыкновенно крепят занавески на гардинах. Этот тёмный угол служит чаще всего столовой, иногда спальней, периодически гардеробной, – Там писать много заставляют. Вот уходит утром в библиотеку и пишет там что-то. И вот знаете, как писать умеет? Она же левша, как левая рука устанет, начинает писать правой. И тоже хорошо получается.

– А потом? – дверь открыта настежь, и в пустоте заводских коридоров этот вопрос подхватывает эхо.

– Потом… денежку заплатим, и на хорошую работу возьмут. Пусть пока молодая по барам ходит, а то так жизнь пройдёт, и вспомнить будет нечего. Читать далее →

Loading Likes...