ЗА ЕВРЕЕВ – Публикация для обсуждения

11 671 зн.                               ЗА ЕВРЕЕВ.

Тёплая, мягкая осень в Закарпатье. С телегами, доверху гружёными картошкой,  ящиками, полными яблок, бутылями с  молодым  вином, садами   после обрезки, сизыми дымками костров с хворостом в вечереющем воздухе. И  с уроками, такими утомительными после весёлого длинного лета.
В ноябре   нагнали тоску дожди –  серое небо,  мутные лужи на улицах и грязь на штанинах…
В начале декабря выпал снег. Сонная земля приняла его и сохранила.  Зима началась.
Как и год назад, папа  набрал из ящиков на чердаке самых красивых яблок в две большие сумки.  И   уехал – в областную больницу на обследование. Широкий венгерский ремень с бойскаутовским трёхлистником повис без дела на крючке в кухонном шкафу – на радость Васе  и особенно старшему, Юре.
Сегодня Юра пораньше прибежал из школы. Открыл ключом  с  плоскими бороздками  дверь —  гулкую, фанерную, пустую изнутри, а с виду  — из цельного дерева. Отец мастер, он всё умеет!  Не зря в школе учителем по труду работает.  Всю столярку, всю мебель делает, а дом какой построил!? Первый  такой в посёлке — на два этажа, да с плоской крышей! Ещё и с картиной на фасаде  из геометрических фигур. Папин друг и художник дядя Ян вырезал  — из слоёв штукатурки разного цвета.
Как заправский форвард, Юра  левой ногой в одно касание отправил тяжёлый мяч-портфель  на кровать под стеной. Вот бы такой класс  и на футбольном поле  показывать!
На жестяной плите, спрятавшей за гремящей дверкой газовый баллон, подогрел суп. Наскоро пообедал, не отрываясь от «Астронавтов» Станислава Лема и подпрыгивая в нетерпении – здесь фантастика, там хоккей! На улице возле дома Марики-швеи её соседи  уже наверняка слышат азартные крики пацанов. Да и опробовать новую клюшку, которую  купил недавно,  собирая копеечку по копеечке. С большой красной надписью Мукачево на рукояти, оклеенная  снизу стеклотканью, классная такая!
Расхристанный, в ботинках на вырост, Юра выскочил на улицу. Понёсся, скользя по ледяным дорожкам-«ховзанкам*» и выбрасывая перед собой руку с клюшкой. Ему уже казалось, что он сильный, высокий, что  он вровень с лучшими ребятами класса. Что вот он   бежит с  олимпийским факелом, вот золотые медали, слава… Все одноклассницы,  и  даже Маша  из шестого-Б, смотрят только на него,  улыбаются только ему.
Игра получилась ничего. Две последние шайбы Юра забил мастерски, одну за другой. Заодно чуть не получил по лбу и шайбой, и клюшкой.    И настолько раздухарился, что сбросил облезлую шапку-ушанку из кролика, а потом  и куртку. Остался в шерстяном свитере под шею, растянутом почти до колен.
Небо понемногу серело. Родители товарищей Юры   возвращались с работы. Тяжело спускались с велосипедов, звали ребят домой, лязгали железными дверцами оград. Пока на хоккейной уличной  площадке не остались только Юра и  Иван  Фанта.
Фанта  жил за три хаты  по соседству. Из-под нестриженых, торчащих во все стороны волос выглядывали   хитрые глаза – Иван умел набедокурить, ещё почище Юры.  Торт из грязи, которым они  год  назад угостили  дочь соседки Немешки — это была только разминка!
Роста Иван был среднего, как Юра, и тоже худой. У него тоже  был брат, тоже  Вася, и   тоже  на шесть лет моложе. Из-за  ошибки врачей в роддоме младший  Фанта потерял слух. «Боже, почему!» — всегда читалось в серых, как у Ивана, глазах его худенькой мамы.
Иван был первым товарищем Юры по уличным играм. Хотя,  в этом октябре   дошло  дело и до вражды.

В тот тёплый сухой день  — октябрь в Закарпатье вполне себе ничего — все  выбежали  на большой перемене в школьный сад. Бродили по щиколотку в жёлтых и красных  листьях,  стряхивали  с полуголых ветвей редко уже висевшие яблоки.  Девочки  из класса собрались в стайку под  большим дубом,  и  Юра задумался, как бы это подойти и выдать что-нибудь умное и смешное. Но неожиданно боковым зрением заметил — ребята,    главные школьные хулиганы, что-то наперебой говорят Фанте, искоса посматривая на Юру. Юра был сыном очень строгого учителя, а ещё отличником и занудой,   его недолюбливали.
Скоро,  со странной улыбкой, Иван подошёл поближе. И вдруг… толкнул его в грудь.
Юра покраснел, вытаращился,  глаза в глаза,  крикнул:
– Иване, ты здурив? Котрого чёрта хочеш?!
Но их уже взяли в плотное кольцо. Фанта чувствовал себя в центре внимания. Совсем не так бывало с  ним у школьной доски!  Теперь Иван, словно злодей  из американского вестерна, горделиво осматривался, поводил плечами  и скалил почти чёрные, испорченные зубы:
– Гы-ы-ы!
А толпа   подбадривала:
– Давай! Прыбый го! Вриж му!
Юра тоскливо встал в стойку. Драться он не любил, да и не очень умел. Немного  тренировки, и всё  бы получилось – боевая левая рука хорошее преимущество. Но…
Первый хук Юра отбил локтем, мазнув  в свою очередь Ивана по скуле. Очень внимательно  следил, как тот прыгал перед ним. Фанта тоже не был   умельцем в  кулачном бою, но мало ли что. Да и при поддержке ребят, похоже,  был в ударе.
Вот он ещё раз махнул правой, левой рукой и…
От жуткой боли в животе у Юры перехватило дыхание; словно  изнутри выдрали желудок вместе с лёгкими. Иван ударил его ногой. Такое считалось  подлостью.

Месяца два  ребята не разговаривали,  потом  забылось. Вроде,  забылось…

Какое-то время Юра и Фанта ещё перебрасывались шайбой,   по очереди били издали по воротам, обводили друг друга.  Уходить не хотелось, но   пора было  в детсад за Васей. Только сначала домой, оставить   клюшку.
Возле входной двери Юра вдруг обнаружил, что нет ключа: «Ат-тас!»
Он суетливо  похлопывал   карманы штанов и куртки,   ощупывал, от испуга путаясь и забывая, проверял этот карман или нет. Поплакал, даже прочитал Отченаш, от начала и до конца, хотя   в церковь не ходил.  Вспоминая,  куда бросал куртку, побежал на поле хоккейных баталий: «Правда,  найти его, серый,  на грязном снегу… Тяжёлое дело!»
Надежда Ивановна ехала на велосипеде по   улице Советской:   «Вроде и зима, уборка урожая давно кончилась, а сколько ещё работы! Агротехнические планы составлять на будущий год, в Новобарово удобрения на поля никак не вывезем, Вася вчера покашливал, померить температуру..»
И вдруг… такой знакомый, коротко стриженный затылок с оттопыренными ушами – Юра! Её старшенький, да ещё и без шапки, ползал на коленях под воротами Марики, разгребая пальцами снег.
Какое-то время мама пыталась помочь, внимательно вглядываясь в  снежное крошиво из-за плеча сына, затем  поехала за младшим в детсад. Крикнула, уже с велосипеда, чтобы через полчаса был дома.
Сосед  Петя Турок, весельчак и балагур,  долго не мудрил. Не один год работал он на тракторе Беларусь и привык к неожиданностям. Посмеиваясь в  чёрные усы, Петя приставил лестницу к окну, узкому, под потолком ванной. Разбил стекло,  залез внутрь и открыл входную дверь с той стороны. Мама  уже  не ругалась — в доме было тепло и совсем не так, как на улице. Она поднялась на чердак и нашла большой лист стекла,  Турок ушёл за стеклорезом.

Юра, переодев штаны на сухие, побежал за молоком в совхоз. Уже два часа оно его там дожидалось.

Во двое у Фанты   было темно и тихо. Только похрюкивала  на заднем дворе в сарайчике под раскидистой сливой их большая свинья с черным ухом.  За окном спальни, закрытом  тяжелыми шторами, призрачно желтело  сверху, голубовато мерцало в левом углу, двинулась тень.
Все дома на улице неярко светились одним-двумя окнами, все неторопливо готовились к ночи.
А у Юры еще дорога. Но разве можно упустить случай прокатиться?!  То и дело он  лихо скользил по  ховзанкам, уже припорошенным вечерним снегом: «Интересно,  почему это со снежком  ещё более скользко?»

Их трёхлитровая банка, полная молока, одиноко стояла на окне сторожки. Два больших алюминиевых бидона  под окном  ждали  завтрашнюю машину на ферму. Чтобы к  пяти вечера снова доставить свежее  молоко для работников совхоза.
Из открывшейся двери вырвался прелый воздух,  с запахом мокрых кирзовых сапог.
– Здоров, Андриёвыч! Як ся маеш?! — ладошка Юры утонула в лапе сторожа дяди Миши,  большого, похожего на карпатского медведя,  только сильно прокуренного. Не по годам рассудительного сына “Нади-агрономки” сторож уважал.  Если Юра приходил пораньше, они подолгу  обо всём  разговаривали:  как там Америка со своими неграми, почему евреи воюют с арабами, когда совхозникам добавят зарплату… И о коммунизме, когда от тебя по возможностям, а тебе по потребностям.
Но сегодня болтать было недосуг. Да и у дяди Миши в  комнатёнке уже голубовато мигал переносной телек,  доносилось бормотанье вперемешку с выстрелами.
Теперь, подпрыгивая, по брусчатой улице Травнэва, мимо центральной конторы совхоза Верховина, мимо его большого жилого дома. Здесь в одной из квартир до замужества жила  мама с подругой тётей Женей, и сюда два года приходил к ней будущий Юрин папа.
На углу Советской и Травнэвой буквой «Г» одноэтажная вечерняя школа. Седьмые-восьмые классы занимаются здесь по утрам.  А ещё здесь  кабинет папиного друга художника дяди Лыврынца: «Боже, сколько там натюрмортов, портретов, какие пейзажи!» Когда Юра вырастет, он  обязательно поедет за мольбертом в Москву, он нарисует много красивых картин!
Темно уже, а до дома ещё  далеко. Невесомый снег легонько сеет сверху, кружится в конусах уличных ламп под жестяными абажурами,  щекочет лицо, оставляя капельки прохлады. А вдоль по улице тускло поблёскивают раскатанные ребятами ледяные дорожки.
Верёвочная сетка  с тяжёлой банкой  режет пальцы. Но если прижать к груди,  можно хорошо разогнаться и скользить, скользить, скользить…
И опять вспомнился Фанта: «Интересно, что он думал, когда  пнул  Юру в живот, и что думает сейчас? Нет, надо  набрать мешок опилок, одеть ещё в целлофановый, чтобы не было пыли. Повесить на чердачную балку, и  каждый день по часу отрабатывать удары. А  весной, когда земля просохнет,  на большой перемене вызвать Ивана на дуэль. Так надавать, чтобы кровавой юшкой умылся. Или, прямо завтра взять кусок арматурины, что валяется во дворе возле коптилки, и шандарахнуть его по башке? И  ногами, ногами!»
Словно и не было долгих лет дружбы и сочувствия из-за  глухого  брата Фанты…
Вот и дом маминой коллеги, Шваля её фамилия. Здесь хорошая, длинная ховзанка.
У-ух! Юра с разгону  прыгает на неё и скользит. Но вдруг наклоняется вперёд, назад, пытаясь удержать равновесие. Сетка вместе с банкой  выскальзывает из пальцев.
Банка  хряпается, словно переспелый арбуз. Под ногами остается  белая лужа почти во всю   ширину улицы.
Юра долго стоит в оцепенении. Затем медленно собирает  вылетевшие осколки  обратно в сетку, волочит по земле.  Понемногу они  теряются по дороге. Пока не остаётся  только  самый большой, что с голубоватой пластмассовой крышкой.

Утирая передником слезы,  мама опускается на табуретку:
– Як же  достало цэ життя, ци копийчани зарплаты, оцэ усэ…
Приходится идти в кладовку за НЗ. Изредка Андрей    по большому блату покупал сгущёнку  в двухсотграммовых жестянках. Их хранили на самый крайний случай, если не получится купить в совхозе свежее молоко.
Одна банка, вторая… Все почему-то пустые,  с  пробитой шилом дырочкой снизу у краешка. Только до третьей, что пряталась за стеклянными литровыми с клубничным вареньем, Юра, этот малолетний вредитель, не добрался.
А где  открывалка с деревянной ручкой, «росчиндон», как сказал недавно Вася?!
Пока нашла, пока с противным скрежетом вскрыла, пока разбавила кипятком, за окнами плотно сгустилась ночь.
Расставляя  тарелки с ужином на столе,   мама задумалась: «И что с этими пустышками делать? Показать потом мужу, после чего Юра получит «по самое немогу»? Или — тихо выбросить? Пока Андрей не поинтересуется, куда подевались дефицитные жестянки».
Набегавшийся, настрадавшийся, напереживавшийся за день Юра за обе щёки уплетал токан** – даже  лучше получилось,  не с молоком, а с любимой, сладкой сгущёнкой, пускай и разбавленной!  У Васи над столом торчала только большая голова с конопатым носом и широко распахнутыми, словно срисованными с Юриных, тёмными карими глазами. Да ещё летала над тарелкой  рука с ложкой.
Вот Юра довольно ткнул братика локтем под бок, заулыбался,  повернул к матери  раскрасневшееся лицо:
– А правда, що арабы евреям нафту*** не дають?
– Так ты  ще рассуждаеш?!» — не выдержала мама; заплакала,  ухватила папин   ремень с   трехлистником на пряжке…

Не получил Юра за утерянный ключ, не получил за разбитую банку с молоком, не получил за   сгущёнку…   Получил за евреев.

*  «Ховзанка» — по-русински, «ковзанка» — по-украински.
**«Токан» – очень густая, сваренная  на воде каша из кукурузной муки. Токан подается горячим,  но с холодным молоком, или  брынзой, или с тёртым сыром, изначально  твёрдым, а потом сразу расплавившимся.
*** «Нафта» –   по-украински (и по-русински тоже,  заимствование) значит «нефть».

Loading Likes...
Аватар

Об авторе Констант

Родился, учился, работал, женился, снова учился. И снова работал, работал, работал. Весь такой работающий из себя. Когда не ленюсь.
Запись опубликована в рубрике ПУБЛИКАЦИИ. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

39 Responses to ЗА ЕВРЕЕВ – Публикация для обсуждения

  1. Аватар Konstant пишет:

    Дорогие коллеги!
    Очень прошу извинить меня, уважаемые мои, что опять напрягаю Вас одним и тем же “опусом”.
    За год он получил довольно много изменений.

  2. Аватар Побелкин пишет:

    Кости, рассказ начинается с “Сегодня Юра пораньше прибежал из школы”
    Все, что раньше сотри.

  3. Аватар Побелкин пишет:

    “попытался глянуть товарищу в глаза” – попытка не пытка, правильно, товарисч Бэ…

  4. Аватар Konstant пишет:

    Спасибо, Юра, подумаю. Тебя можно надеяться увидеть в эту среду?

  5. Аватар Konstant пишет:

    Очень хотел выставить здесь фотоиллюстрацию – реальный родительский дом, но отчего-то опция “задать миниатюру” пишет мне ошибку. Как говорит Игорь Шелапутин: “Какой-то глюк”. Однако, можно щёлкнуть на ссылку, и вы её всё равно увидите – http://vk.com/id52676736?z=photo52676736_305907372%2Falbum52676736_00%2Frev Правда, здесь есть нюанс – если человек не зарегистрирован В контакте, то ничего не увидит. В этом случае можно моментально зарегистрироваться, пропуская поиск одноклассников, однокурсников… Единственно, надо указать имя и фамилию, реальную или чужую, и реальный номер телефона, на который придёт смс с кодом активации страницы.

  6. Аватар Доветров пишет:

    Мне кажется, стало намного лучше. Или нет? (с). Или я просто уже привык к этому рассказу? Вроде он стал намного короче? И теперь воспринимается как юмористический. На мой взгляд, это хороший юмор, даже образцовый. Но я уже не могу представить, как рассказ будет читаться, если его читать первый раз. На обсуждение, к сожалению, приехать не смогу.

  7. Ксавье Ксавье пишет:

    К сожалению, прийти не смогу.
    Сделал разбор половины текста – замечания внутри текста В ВЕРХНЕМ РЕГИСТРЕ.

    Хочу оговориться, что все замечания – сугубо на мой вкус и взгляд. Не факт, что я не ошибся где-нибудь или не написал полную ерунду. Рассказ, скорее, понравился. Но хотелось бы большей образности и эмоциональности.
    Если что не так: я не критик, замечания крайне “имхоидальные”.

    Тёплая, мягкая осень в Закарпатье. С телегами, доверху гружёными картошкой, ящиками, НАПОЛНЕННЫМИ ЯБЛОКАМИ, бутылями с молодым вином; С сизыми дымками костров в вечереющем воздухе; С САДАМИ ПОСЛЕ НЕДАВНЕЙ ОБРЕЗКИ, СТОЯЩИМИ, КАК НОВОБРАНЦЫ. И с уроками, СКУЧНЫМИ И утомительными после весёлого, И, КАЗАЛОСЬ КОГДА-ТО, БЕСКОНЕЧНОГО лета, КОТОРОЕ ТЕПЕРЬ ПРОЛЕТЕЛО.
    В ноябре дожди НАГНАЛИ ТОСКУ – серое небо, МУТНЫЕ лужи, СЛЯКОТЬ на улицах и ГРЯЗЬ, ПРИЛИПШАЯ К ШТАНИНАМ (ИНАЧЕ ГДЕ УЛИЦЫ, А ГДЕ ШТАНИНЫ?)…
    В начале декабря выпал снег. Замерзающая земля приняла его и сохранила. НАЧАЛАСЬ ЗИМА.
    Как и год назад, папа Андрей набрал из ящиков на чердаке В две большие сумки самых красивых яблок и поехал в областную больницу на обследование. Широкий венгерский ремень с бойскаутовским трёхлистником ПОВИС без дела – на радость Васе и особенно старшему Юре, ЗАМЕРЕВ в кухонном шкафу НА КРЮЧКЕ.
    Сегодня Юра прибежал из школы ПОРАНЬШЕ. Открыл ключом с плоскими бороздками КУХОННУЮ дверь — БЕЛУЮ, гулкую, фанерную, пустую изнутри, А С виду – из цельного дерева (МЕЖДУ ТИРЕ ЛУЧШЕ СТАВИТЬ ЭПИТЕТЫ РАЗНОГО СМЫСЛОВОГО РЯДА. ИНАЧЕ ЗАЧЕМ ТИРЕ? ЗАЧЕМ СЛОВНО? ЕСЛИ ОНА ДЛЯ ВЗГЛЯДА И ТАК ИЗ ЦЕЛЬНОГО ДЕРЕВА). Отец – мастер, он всё умеет! Не зря в школе учителем по труду работает. Всю столярку, всю мебель ДЕЛАЕТ! а дом какой построил!? Первый в посёлке ТАКОЙ – на два этажа, да с плоской крышей! Ещё и с картиной на фасаде из геометрических фигур. Папин друг и художник дядя Ян вырезал — из слоёв штукатурки разного цвета.
    Как заправский форвард, Юра левой ногой в одно касание ПОДБРОСИЛ портфель КАК МЯЧ в угол комнаты, на кровать (УГОЛ КОМНАТЫ НАХОДИТСЯ ВНИЗУ. А КРОВАТЬ НА ВОЗВЫШЕНИИ. ЧТОБЫ ЗАБРОСИТЬ НА НЕЕ, НУЖНО ПОДБРОСИТЬ. ИНАЧЕ – ПОД КРОВАТЬ). Вот БЫ ТАКОЙ КЛАСС и на футбольном поле показывать!
    На жестяной плите, СПРЯТАВШЕЙ за гремящей дверкой газовый баллон, подогрел суп. Наскоро пообедал, не отрываясь от «Астронавтов» Станислава Лема И ПОДПРЫГИВАЯ в нетерпении – здесь фантастика, там хоккей! На улице возле дома Марики-швеи уже наверняка слышны азартные крики пацанов (КРИКИ СЛЫШНЫ МОГУТ БЫТЬ КОМУ-ТО, А НЕ САМИ ПО СЕБЕ. ЗДЕСЬ ПОЛУЧАЕТСЯ, ЧТО КРИКИ САМИ ПО СЕБЕ В ПРОСТРАНСТВЕ СЛЫШНЫ). Да и опробовать НОВУЮ КЛЮШКУ, КОТОРУЮ недавно КУПИЛ, собирая копеечку ПО КОПЕЕЧКЕ. С большими красными буквами НА РУКОЯТКЕ – М-У-К-А-Ч-Е-В-О (ИНАЧЕ ПОЛУЧАЮТСЯ НЕ БУКВЫ, А СЛОВО. ТОГДА НУЖНО: С БОЛЬШИМИ КРАСНЫМИ БУКВАМИ СЛОВО…), ОКЛЕЕННОЙ снизу стеклотканью. Клёвая такая!
    Расхристанный, в ботинках на вырост, Юра выскочил на улицу. Понёсся, скользя по ледяным дорожкам-«ховзанкам*» и высоко ПОДБРАСЫВАЯ (ЗАБРАСЫВАТЬ МОЖНО КУДА-ТО: НАВЕРХ, НА ПЛЕЧО) перед собой клюшку. ЕМУ казалось, что он сильный, высокий, ЧТО он вровень с лучшими ребятами класса. ЧТО Вот ОН бежит с олимпийским факелом, золотые медали, слава… Все одноклассницы, и ДАЖЕ (ОБЪЕКТ НАДО ДОПОЛНИТЕЛЬНО КАК-ТО ВЫДЕЛИТЬ, ИНАЧЕ НЕ ИМЕЕТ СМЫСЛА ГОВОРИТЬ О НЕМ ОТДЕЛЬНО, ОНА И ТАК ВХОДИТ В СОСТАВ ВСЕХ ОДНОКЛАССНИЦ) Маша из шестого-Б, смотрят только на него, улыбаются только ему.
    Игра получилась ничего, ХОРОШАЯ. Две последние шайбы Юра забил мастерски, одну за другой. Заодно чуть не получил по лбу и шайбой, и клюшкой. И настолько раздухарился, что сбросил КРОЛИЧЬЮ ОБЛЕЗЛУЮ (ВРЯД ЛИ ШАПКУ ДЕЛАЛИ ИЗ УЖЕ ОБЛЕЗШЕГО КРОЛИКА) шапку-ушанку, А ПОТОМ и куртку. Остался в шерстяном свитере под шею, растянутом почти до колен.
    НАСТУПАЛ ВЕЧЕР. Небо понемногу серело. Родители товарищей ЮРЫ по игре возвращались с работы. Тяжело слезали (ЕСЛИ СЛЕЗАЛИ, ТО, ЗНАЧИТ, МОЖНО И ЗАЛАЗИТЬ НА ВЕЛОСИПЕДЫ. ЛУЧШЕ ПОДОБРАТЬ ДРУГОЕ СЛОВО. ИНАЧЕ ПОЛУЧАЕТСЯ НЕУМЕСТНАЯ ИРОНИЯ) с велосипедов, лязгали железными дверцами оград, звали ребят домой(ПОЛУЧАЕТСЯ, СНАЧАЛА ЗАШЛИ ВО ДВОР, А ПОТОМ СТАЛИ ЗВАТЬ? ЛОГИЧНО ЗВАТЬ СРАЗУ С УЛИЦЫ). Пока на улице (НАВЕРНО, ИМЕЕТСЯ В ВИДУ НЕ ВСЯ УЛИЦА, А ТОЛЬКО ЕЕ ЧАСТЬ, ОТРЕЗОК), превращенной в хоккейную площадку, не остались только Юра и Иван Фанта.
    Фанта, которого в школе держали за двоечника (ДЕРЖАТЬ МОЖНО ЗА УМНОГО ИЛИ ГЛУПОГО. Т.Е. ИМЕТЬ КАКОЕ-ТО ИНДИВИДУАЛЬНОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О ЧЕЛОВЕКЕ. ДВОЕЧНИК – ЭТО ФАКТ, А НЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ), жил за три хаты по соседству. Из-под нестриженых, торчащих во все стороны волос выглядывали всегда (ОНИ БЫЛИ ХИТРЫМИ ДАЖЕ ВО СНЕ?) хитрые глаза – Иван умел набедокурить, ещё почище Юры. Роста был среднего, как Юра, и тоже худой. И У него тоже был брат, И тоже Вася, и тоже на шесть лет моложе. Из-за ошибки врачей (ЛУЧШЕ ДАТЬ ОЦЕНКУ: ТРАГИЧЕСКОЙ, НЕЛЕПОЙ. ИНАЧЕ ПОЛУЧАЕТСЯ, ЧТО ПРОСТО ПО ОШИБКЕ) в роддоме младший Фанта потерял слух. «Боже, почему!» — всегда читалось в серых, как у Ивана, глазах его худенькой мамы.
    Иван был первым товарищем Юры по уличным играм. Хотя, (ЛУЧШЕ ДОБАВИТЬ УТОЧНЕНИЕ: НЕДАВНО, В ЭТОМ. ИЛИ: НО ВОТ В ЭТОМ ОКТЯБРЕ) в октябре дошло дело и до вражды.

    В тот тёплый день (ЛУЧШЕ: В ТОТ ДЕНЬ ВЫДАЛАСЬ ТЕПЛАЯ ПОГОДА. ИНАЧЕ ПОЛУЧАЕТСЯ, ЧТО ВЕСЬ ОКТЯБРЬ ТЕПЛЫЙ) все выбежали на большой перемене в школьный сад. Бродили в жёлтых и красных опавших (ЛИШНЕЕ УТОЧНЕНИЕ. РАЗВЕ МОЖНО БРОДИТЬ В НЕОПАВШИХ) листьях, ЗАСЫПАВШИХ САД ПО ЩИКОЛОТКУ, стряхивали С полуголых ветвей редкие (ЛУЧШЕ: ВИСЕВШИХ РЕДКО. РЕДКИЕ ЯБЛОКИ – ГОВОРИТ О ДЕФИЦИТЕ И ЦЕННОСТИ) уже яблоки. Девочки из класса сбились (ЛУЧШЕ СОБРАЛИСЬ. ИНАЧЕ – УТОЧНИТЬ: СБИЛИСЬ ОТ СТРАХА, ОТ ВОЗБУЖДЕНИЯ. СБИТЬСЯ ПРЕДПОЛАГАЕТ ВЗБУДОРАЖЕННОСТЬ ОТ ЧЕГО-ЛИБО. А ЗДЕСЬ ОНИ ПРОСТО СТОЯТ) в стайку под большим дубом, и Юра задумался (ЛУЧШЕ ПОДУМАЛ. ЗАДУМАТЬСЯ – БОЛЕЕ ДЛИТЕЛЬНЫЙ И ГЛУБОКОМЫСЛЕННЫЙ ПРОЦЕСС. ЗАДУМАТЬСЯ О БЫТИИ), как бы это подойти и выдать что-нибудь умное и смешное. Но неожиданно боковым зрением заметил — ребята, всё больше (ШАБЛОН. А МОЖНО ЛИ: ВСЕ МЕНЬШЕ?) главные школьные хулиганы, что-то наперебой говорят Фанте, искоса посматривая на Юру. Тот (НЕЯСНО, О КОМ ИДЕТ РЕЧЬ) был сыном очень строгого учителя, а ещё отличником и занудой, его недолюбливали.
    Скоро, со странной (НЕЗЕМНОЙ? СУМАСШЕДШЕЙ?) улыбкой, Иван подошёл поближе (ПОБЛИЖЕ К КОМУ? ПРОЩЕ: БЛИЗКО К… ВСТАЛ РЯДОМ С…). И вдруг… толкнул в грудь (КОГО? СЕБЯ?).
    Юра попытался (УЖЕ ГОВОРИЛИ: ПОПЫТКА – НЕ ПЫТКА. ЛУЧШЕ: ПРЕВОЗМОГАЯ УДИВЛЕНИЕ, ПОСМОТРЕЛ) глянуть товарищу в глаза:
    – Иване, ты здурив? Якого чёрта хочеш?! (ТУТ КРИК. НУЖНО ЭКСПРЕССИВНЕЕ ВЫРАЗИТЬ, КАК ЮРА ВЗГЛЯНУЛ В ГЛАЗА – ВЫТАРАЩИВШИСЬ, ЗАКРИЧАЛ С НАДУВШИМИСЯ ШЕЙНЫМИ ВЕНАМИ, ПОКРАСНЕВ)
    Но их уже взяли в плотное кольцо. Фанта чувствовал себя в центре внимания. Горделиво осматривался, поводил плечами и скалил гнилые зубы (ВСЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ – ШАБЛОН. ТАК ВЕДЕТ СЕБЯ КОНДОР В ПРИКЛЮЧЕНЧЕСКОМ РОМАНЕ):
    – Гы-ы-ы! (ШАБЛОН. ТАК СКОРЕЕ СМЕЮТСЯ, ЧЕМ ПЫТАЮТСЯ НАПУГАТЬ)
    А толпа подбадривала:
    – Давай! Прыбый го! Вриж му!
    Юра тоскливо встал в стойку (ЮРА БЫЛ ВЕСЬ ТОСКЛИВЫЙ? ИЛИ ТОЛЬКО ВЫРАЖЕНИЕ ЛИЦА). Драться он не любил, да и не умел особо. Немного тренировки, и всё бы получилось – боевая левая рука хорошее преимущество (ОТКУДА ВДРУГ ПОЯВИЛАСЬ БОЕВАЯ ЛЕВАЯ, ЕСЛИ ОН НЕ УМЕЛ ДРАТЬСЯ?ИЛИ ЗНАЛ, НО ЗАБЫЛ?). Но…
    Первый удар кулаком Юра отбил локтем, мазнув в свою очередь Ивана по скуле. Зорко следил (ШАБЛОН. ЗОРКО СЛЕДЯТ ПОГРАНИЧНИКИ И КОНДОРЫ), как тот прыгал перед ним. Фанта тоже не был умельцем в кулачном бою, но мало ли что (В СМЫСЛЕ МАЛО ЛИ ЧТО? ПРИЛЕТИТ ВДРУГ ВОЛШЕБНИК В ГОЛУБОМ ВЕРТОЛЕТЕ?) . Да и при поддержке ребят, похоже, был в ударе.
    Вот он ещё раз махнул правой, левой рукой и…
    От жуткой боли в животе у Юры перехватило дыхание; словно изнутри выдрали желудок вместе с лёгкими (ХОРРОР. ШАБЛОН). Иван ударил его ногой. В школьных драках такое считалось подлостью.

    Месяца два ребята не разговаривали, потом забылось. Вроде, забылось…

    Какое-то время Юра и Фанта ещё перебрасывались шайбой, по очереди били издали по воротам, обводили друг друга. Уходить не хотелось, но пора было в детсад за Васей. Только сначала домой, оставить клюшку.
    Возле входной двери Юра вдруг обнаружил, что нет ключа: «Ат-тас!»
    Десятки раз (КАНЦЕЛЯРИЗМ. ПРОЩЕ: СУЕТЛИВО ХЛОПАЛ ПО КАРМАНАМ ) пробовал (ЧЕМ? ЯЗЫКОМ? ЛУЧШЕ: ОЩУЩЫПАВ, ПОХЛОПЫВАЛ) он карманы штанов и куртки (ВОЗНИКАЕТ ВПЕЧАТЛЕНИЕ ДЛИТЕЛЬНОСТИ. А ВЕДЬ, НАВЕРНО, ОТ ИСПУГА, ДЕЛАЛ ВСЕ БЫСТРО, ТОРОПЛИВО, СПЕША, ПУТАЯСЬ И ЗАБЫВАЯ, ПРОВЕРЯЛ ЛИ ТОТ ИЛИ ИНОЙ КАРМАН ИЛИ НЕТ). Поплакал, даже помолился (ПРОЧИТАЛ МОЛИТВУ ОТ НАЧАЛА ДО КОНЦА?), хотя в церковь не ходил. Вспоминая, куда бросал куртку, побежал на поле НЕДАВНИХ хоккейных баталий: «ХОТЬ БЫ найти его, серый, на снегу… Тяжкое дело!(ДЕЛА НАШИ ТЯЖКИЕ. У ЮРЫ ВНЕЗАПНО ВКЛЮЧИЛСЯ ПОКАЯННЫЙ ЛЕКСИКОН?)»
    Мама Надя ехала на велосипеде по родной улице Советской (“Но ты мне, улица родная, И в непогоду дорога”. ЛУЧШЕ КАК-ТО ОТДЕЛЬНО ОПИСАТЬ, ПОЧЕМУ УЛИЦА РОДНАЯ): «Вроде и снег повсюду, уборка урожая давно кончилась, а сколько ещё работы! Агротехнические планы составлять на будущий год, в Новобарово удобрения на поля никак не вывезем, Вася вчера покашливал, померить температуру..»
    И вдруг… такой знакомый, накоротко (СМ. СЛОВАРЬ: СКОРО. В КОРОТКИЙ ПРОМЕЖУТОК ВРЕМЕНИ) стриженый затылок с оттопыренными ушами. Юра! Её старшенький, да ещё и без шапки, ползал на коленях под воротами Марики, разгребая пальцами снег.
    Какое-то время мама пыталась помочь (ОНА ТОЖЕ ПОЛЗАЛА НА КОЛЕНЯХ ПОД ВОРОТАМИ?), затем укатила (ОЦЕНОЧНОЕ. НЕОДОБРИТЕЛЬНОЕ) за младшим в детсад. Крикнула (НЕ ПРОЩЕ БЫЛО ЕЙ СРАЗУ СКАЗАТЬ. А ЕСЛИ СНАЧАЛА ЗАБЫЛА – ТО КРИКНУЛА С ВЕЛОСИПЕДА, ИЗДАЛЕКА), чтобы через полчаса был дома.
    Балагур, сосед и тракторист (ПОЧЕМУ ИМЕННО В ТАКОМ ПОРЯДКЕ. ДЛЯ ПРИДАНИЯ КОМИЗМА?) Петя Турок, посмеиваясь в чёрные усы, долго не мудрил (НЕ МУДРИЛ-НЕ МУДРИЛ, А ПОТОМ ЗАМУДРИЛ… ПРОЩЕ ЧТО-ТО ВРОДЕ – НИЧТОЖЕ СУМНЯШЕСЯ). Приставил лестницу к окну ванной,узкому, под потолком (ПОТОЛОК ВНУТРИ ДОМА, А ПЕТЯ НА УЛИЦЕ. ОКНО СКОРЕЕ БУДЕТ ГДЕ-ТО ПОД КРЫШЕЙ), разбил ЕГО и залез в дом (ЛУЧШЕ: ВЛЕЗ В ПРОЕМ. ЗАЛЕЗТЬ В ДОМ – ПОЛУЧАЕТСЯ ЛИБО С ИРОНИЕЙ, ЛИБО ГРУБО). Мама нашла большой лист стекла на чердаке (ПОЧЕМУ МАМА ПОЯВИЛАСЬ ВНЕЗАПНО? ПОЧЕМУ СРАЗУ ВОЗНИКЛА НА ЧЕРДАКЕ? ПОЧЕМУ НЕ ПОРУГАЛАСЬ-НЕ ПОПРИЧИТАЛА?), Турок ушёл за стеклорезом. Юра, переодев штаны на сухие (И ЧИСТЫЕ), побежал за молоком в совхоз (ПОЧЕМУ ОН НИ С ТОГО НИ С СЕГО ПОБЕЖАЛ ЗА МОЛОКОМ? А НЕ ЗА ГОРИЛКОЙ, НАПРИМЕР? ПЕТЮ ВЕДЬ НАДО ПОБЛАГОДАРИТЬ).

  8. Аватар Konstant пишет:

    Огромное спасибо, Ксавье, за такой детальный разбор.

  9. Аватар Konstant пишет:

    Друзья, коллеги, у меня проблема. Дело в том, что я обещал Юле (Веске) выставить её комментарий на сайте, потому что у неё, у Вески, нет теперь такой возможности – она удалена (как говорит: ” Ляпнула по глупости – да удаляйте! А меня и удалили…”). Но я не знал, что он будет настолько хвалебным. И теперь мне стыдно его выставлять (остатки скромности!), делаю это лишь потому, что обещал.
    Хотя, строго говоря, язва-Веска, даже похвалив, умудрилась обо…рать:
    “Костя, я прочитала твой рассказ…
    Не знаю: или у меня крыше едет, или он, действительно хорош…
    Потому что я в жизни никогда (прости за искренность) не считала, что ты умеешь писать…
    А ты умеешь! Ничего себе!
    Без шуток.Серьезно.
    Я в шоке.
    :-)”

  10. Ксавье Ксавье пишет:

    Надеюсь, что замечания не были резкими и в них есть что-нибудь полезное:)

  11. Аватар Konstant пишет:

    Нет, совсем не резкие! и Очень, очень много полезного! Ещё раз спасибо тебе (прости, не уверен, запомнил ли имя – Сергей?).

  12. Аватар Konstant пишет:

    Возможно, благодаря Маше -“Папье-Маше”, у нас на Белкине появилась традиция выставлять стенограмму обсуждения. А вдруг она даже приживётся?
    Кому-то переслать стенограммы обсуждения этого рассказа?
    Или – просто опубликовать здесь?
    Кто что скажет? Какие мысли по этому поводу?

  13. Ксавье Ксавье пишет:

    Правильно – Сергей))
    Я бы почитал стенограмму)

  14. Аватар Konstant пишет:

    А то получается, что выставил только хвалебный коммент Вески, а остальные нет,

  15. Аватар Konstant пишет:

    Кто ещё?

  16. Аватар ola пишет:

    Ага. Счас. Разбежались вы с подачи Марии. Я, конечно, понимаю, свежая кровь и всё такое…новое поколение…прогресс…Но давайте оставим всё как есть! Ничего не надо менять, не надо выставлять – умоляю! Во-первых, ну скажет человек что-то резко и не подумав. А это – милости просим, на всеобщее обозрение. Во-вторых – где вы такого энтузиаста найдёте, который всё будет записывать, раз за разом, не пропустив ни одного занятия? Ну предположим, нашли. В-третьих ( но не по значению) – у нас и так проблема с посещаемостью. Это снизит приходящий люд, я гарантирую. Вместо того, чтобы пойти в театр ( на Белкин), уж лучше сериал посмотрит дома( почитает обсуждение). В-четвёртых – я не хочу, чтобы каждый Вася Пупкин имел к этому доступ. Пусть приходит! ( похоже на в третьих, ну да не важно – это наши разговоры, не надо ими разбрасываться). В-пятых – это усилит флуд и прочую гадость. “Я не говорил такого, вы всё исказили!” “Ничего подобного, сам дурак!” и т д. В-шестых – вы выкладываете это в интернет. Не забывайте. Со всеми вытекающими обстоятельствами. Потом не жалуйтесь. Я так долго ещё могу, но мне кажется – бесполезно. Если что задумали – колом его оттудова не вышибешь. Но я против. Можете со мной не соглашаться, но это моё мнение. Не надо ничего тут устраивать, не надо, не надо не надо.

  17. Аватар Папье Машэ пишет:

    Мне кажется, это решает автор

  18. Аватар ola пишет:

    А при чём тут автор? Нет, конечно, произведение его, но обсуждаем-то мы.
    Понятно ещё, когда сам автор не смог прийти и попросил записать мнения коллег конкретно для него.
    Но каждый раз где-то публиковать наши слова…
    Не буду повторяться. Просто это уже лишнее.

  19. Аватар Konstant пишет:

    Ладно, выставлю, но слова Ола уберу.

  20. Аватар Konstant пишет:

    Вы ведь знаете мою проблему – я опять не получил мнение Алексея Константиновича по этому рассказу. А она (эта проблема) почти год уже отравляет моё сознание.
    И так уж сложилось – чисто исторически – что АК вместе с автором выслушивает мнение белкинцев и затем подводит свой итог.
    Это не значит, что без нашего мнения АК не сможет “выдать” своё квалифицированное мнение. Но, как говорил Ленин, среда формирует сознание. Всё на нас влияет, любой маленький пустяк. Так что, возможно, с учётом мнения коллег, Итоговое мнение получается чуточку другим, чем изначальное мнение Алексея Константиновича, чистое и незамутнённое.
    Какое оно более правильное, то, или другое, ещё вопрос. Но, повторяю, не хотелось бы нарушать традиции (вы ведь знаете, что зануда-Констант известный традиционалист).
    …Надеюсь, никто здесь не обвинит меня в попытке манипуляции? Дело ведь в другом.

  21. Аватар Konstant пишет:

    Обсуждение 27.10.13
    Ларина.
    Думала, переработано и дополнено, но ещё нашла кучу всего.
    Сначала по тексту:
    1. Убрать 5 предложений об осени, когда…
    2. Попробуйте тяжёлый портфель отправить «в одно касание».
    3. «держали за двоечника».
    4. Юра один из лучших персонажей – и обед подогреет, и отличник, и за молоком сходит… «Умел набедокурить» – где это видно?
    5. Зачем говорить: «Младший Фанта потерял слух»? Лишнее совершенно.
    6. «Фанта был первым товарищем», и вдруг неожиданно драка. Почему? Никакой предпосылки.
    7. «В школе такое считалось подлостью». А в детском садике?
    8. «Молился, хотя в церковь не ходил» – рассмешило, хотя и…
    9. Серый ключ в снегу не виден. Что- снег серый?
    10. Петя Турок, Сторож-медведь… – сколько второстепенных персонажей!
    11. А мама чего стоит! Отправить ребенка вечером!
    12. Враги воюют с арабами – какой мальчик акселерат!
    13. Потом всё стало понятно – почему ребёнка интересует, что воюют с арабами. Потому что ремень! Насилие порождает насилие.
    !4. «Дымящаяся лужа от молока» – либо молоко парное, лидо горячее, а не долго стоявшее на окне.
    Рассказ ужаснейший по тематике – что родители срывают … на детях.
    Вторая важная тема – безграмотность. – не может мама ответить, и взбесило (я (КМ) – неужели все так поняли, что мама безграмотная?).
    …Теперь буду хвалить.
    Если, предположим, немного почистить – замечательный рассказ для детей. И стилистика достаточно хорошая.
    Творчество Кости очень пронзительно. Рассказы тяжёлые, но пронзительные. Это типизация образа всех. Подкупает такая любовь автора к малой родине и язык.
    Хотя, с языком всегда и проблемы. Это украинизмы.
    Потом – рассказ нужно сокращать.
    Потом – слова автора и мысли героя – путаница.
    Что сын героя (?) – путаница.
    А так есть очень хороший абзац. И что понравилось – нет плавных переходов.
    Абзац начинается сразу динамично.
    Хотите наплакаться – читайте либо Константина, либо… (забыла фамилию этого украинского классика).

    Ола.
    Соглашусь с Лариной – начало…
    Потом – он бежит, олимпийские медали, слава… может, это стоило подробнее?
    Помолился – почему?
    Почему он хочет нарисовать, почему – надавать Фанте? Ярче дать мотивы.
    Сама тема не понравилась. Лучше, он пришёл к сторожу…
    Почему евреи?
    И я против ремня.

    …И тут же кто-то запустил шутку на обсуждении: Костя, предлагаю другое окончание: А правда, что москали не дают нам газ?
    Это хоть в газету завтра.
    Все смеялись.

    Алексей Самойлов
    – Нет, мама образованная.
    Что, его бьют все время?
    Зарисовка очень трогательная (это ерничанье ? – я, КМ) – «нагнали тоску дожди…» Откуда он это взял? Либо в советское время так загрузился, либо это что-то агрономическое. И что земля удержала снег – это ужасно. Какие-то неживые совершенно интонации – картинка на фасаде. Я ездил, видел лебедей, других зверей… Это надо было показать.
    «как заправский форвард» – ни в коем случае.
    В одно касание – что хотел сказать?
    «Азартные крики возле дома Марики-швеи – ужасно! Скорее, Марика орала – сволочи!
    «Уроками, такими утомительными после длинного лета». Разве так было?
    Ира заступилась – да, сразу начинали доставать эти уроки!
    Володя Чикунов – да с августа уже начинали доставать! Заранее!
    Лёша (продолжает): Вот этого не надо.
    надо живое – он сидел, и дыра в кармане…
    Ира Маруценко – это стиль такой, Костя так пишет. Тогда абсолютно всё надо менять, всё переписывать.
    2 линии – дети боятся монстров. Я – а вторая?
    Ремень – на радость Васе?
    И Марика…
    Какая мать – она хорошая, она плохая?
    Чтобы хоть что-то живое, каждый раз картинка (должна быть?)
    Автор – ну, а что живого, например, можно сделать?
    Живое, например, ударил, убил. И все переживают.
    Потому что были плохие семьи(?) И жизни нет ни в футболе, ни в этой каше.
    Марика – ну какая она швея, что за швея? Оживить как-нибудь.
    Лёша: Вот короткий рассказ – «Горе» у Чехова… Ничего вроде нет, а мы переживаем.
    Костя (радуясь, что и он читал, что вспомнил) – да, о ямщике!
    Лёша: – как это написано!
    А вот возьмите Степь – это ужасно! И у великих бывают неудачи!
    Или – в классе была девочка, и ты заранее знал, чувствовал, что у неё трагическая судьба. И другие знали.

    Зоя
    Я с интересом прочитала. Напомнило мою семью. Было 5 детей, и мама была.
    Старший сын, он мне понравился. И спортсмен, и учится хорошо , и как купил клюшку – что-то живое, зацепило.
    Не поняла, перед дракой подошли парни, что-то сказали? Из-за чего драка? И почему сдачи не даёт?
    Сторож – он всё время с ребёнком на такие темы беседует?
    И холодное молоко!
    А родители… Характер Юры нравится, насчёт ремня – какая-то жестокость.
    Итог – если немного подработать…

    Маша (Папье-маше).
    Понравился, но надо дорабатывать. Надо прояснить с Фантой. Какое-то соперничество. Согласна где-то с Алексеем, хотя и не так драматично, когда авторский текст переходит в …(?)
    И почему антисемитский? Надо назвать – Юрка.
    Подчеркнула: Мукачево – закавычить. Облезлую шапку-ушанку из кролика, а не шапку из облезлого кролика. Зимой на великах? “Всегда хитрые глаза” – зачеркнула «всегда». “Набедокурить, ещё почище Юры” – зачеркнула «ещё» “Юркиных товарищей по игре” – зачеркнула – “по игре”.
    «Клевая такая» – не из 70-ых.
    “Слезали из велосипеда, заходили во двор, и звали детей”. Наверное, сначала звали, когда ещё были на улице -меняется действительный порядок.
    Фанта – противоречив. Но потому, что автор не изобразил. Гнилые зубы – антипатия. Ещё и негативные характеристики персонажа (Ира – да это уж совсем… – не согласна. Да, лучше по-другому сказать, но… )
    Из полуголых – с полуголых (?) ветвей.
    Поводил плечами – какое-то выражение… и скалил гнилые зубы – В детстве зубы не гнилые, а какие-то другие.
    “Первый удар кулаком…” “Похоже, был в ударе…” Удар-удар – тавтология.
    «Хотя в церковь не ходил» – перечеркнула. Это лишнее.
    И недавнее поле хоккейных баталий – перечеркнула «недавнее». «Дяди Миши, большого, похожего на карпатского медведя» – перечеркнула «большого». «Крикнула, чтобы через полчаса был дома» – подчеркнула –«крикнула».
    Подчеркнула – «у Васи над столом торчала».
    И заключение – название сбивает с толку. «Юрка» его надо назвать.
    Текст хороший, качественный, но несколько тяжеловесный, хочется его смягчить. Юрка как-то не оживает. Нужно оживить субъективацией повествования, от автора, но как бы Юркиными глазами. когда авторский текст переходит в …(?)
    И ещё – «и опять вспомнился Фанта. Надо набрать …. мешок, или его, Фанту?
    Но рассказ хороший, трогательный. Можно довести. Хотя и не так, как говорил Алексей.

    Ира Маруценко.
    Первый раз (год назад) читала ради сюжета – не очень нравится в этом стиле. Но в прошлом году он с какого-то момента увлёк. В прошлый раз впервые вызвал живую эмоцию из всего Костиного.
    Сейчас уже читала, зная, что там случилось. И из-за редактуры…
    Описание сначала понравилось. Телеги – прямо потянулись перед глазами. Тут есть картинка, но совершенно косая грамматика. Например, вот это – «сызыми дымками костров в вечереющем воздухе после обрезки садов» – ужос! Такое чувство, что сады обрезали, и воздух стал вечереющим.
    По критике насчёт «помолился, хотя в церковь не ходил» – не согласна. И на самом деле бывало, что перекрестилась…
    Что ещё мне понравилось? Как раз, что нет этого объяснения, разжёвывания, прочему конфликт. Что эта внезапность, как это реально бывало в школе. Без объяснения, что мы будем тебя бить, потому что и потому…
    И что реально так могло быть -только что играли вместе, а потом – арматуриной.
    Два месяца прошло после драки прошло. И действительно – затаиваются обиды.
    Персонажи понравились, потому что неоднозначны.
    А вот вопрос. Почему папа Андрей и мама Надя? Дети приёмные?
    И убери, что камера перескакивает с мальчика на маму – что она там думает. Да ещё и по-русски. Это совершенно не нужно. Камера на мальчике стоит, и не надо перескакивать.
    Что думает мама – зачем это знать? Если важны, то пусть Юрка скажет – что мама думает о проблемах. Драку не надо (показывать(?))
    A что арматуриной – это классно.
    И вполне могло быть, что Фанта поддался на уговоры.
    Я бы, единственно, гнилые зубы ассоциировала больше с возрастом. Если хочешь – «смрадный дух” или пускай “чёрные зубы”… Хотя это и не принципиально. И если так прописано…
    И – если ребёнок называет «Марика-швея» – здесь какое-то пренебрежение. «Марика-швея» – колоритно. И даёт образ.

    Кстати – одна дырочка снизу – сгущёнка не тянется из одной дырочки. Нужно две дырки пробить (начали спорить, Лёша согласился, что если дырка побольше, то и одной хватит).
    И ещё – концовка. Я понимаю, что это была последняя капля. Только – это она не подумала, а вскрикнула…
    Лучше так – сыто рыгнув и утёршись:
    – арабы евреям не дают, потому что …
    И вот тут она вспомнит ему и сгущёнку, и ключ, и банку.
    А так на последнюю каплю не тянет.

    Володя Чикунов:
    А по мне – тянет. Выглядит. Хотя…
    Нормальный рассказ. Хотя, как человек трудолюбивый, мог бы убрать побольше несоразмерностей(?), сказать что-то другими словами.
    Продираюсь сквозь косноязычие и начинаю втягиваться. Кстати, вот это – «после обрезки садов» – несколько раз прочитал, пока понял.
    Хотя, самая обычная жизнь.
    И потом я вижу, что ты перестал думать, как написать – увлёкся. Как в Компенсаторах увлёкся – лёгкий текст. Вот так – искренне написать, что тебя волнует…
    (Я, КМ: Володя, ты не представляешь, как я был увлечён написанием Холодного дождя (который ты так ругал), ещё первым его вариантом, в 1998 году! Как я радовался, что появилась возможность выговориться, выплеснуть всё это, попытаться оправдаться! И ты не представляешь, насколько тот первый вариант был безобразен по написанию, не взирая на всю его искренность, по сравнению с последним!)
    На контрасте с «Холодным дождём» – где самолюбование и самовосхваление. Здесь это тоже есть, но у ребёнка это не так противно, даже трогательно. И потом – самоирония, обычно Константину не присущая – как «девочки сбились в стайку, и он задумался, как бы это подойти и выдать что-то умное и смешное». Он ведь и сейчас такой!
    Но сейчас ты серьёзно ко всему относишься, сейчас не иронизируешь.
    Прекрасная фраза – «тоскливо встал в стойку». Прекрасно передает нежелание драться.
    Плохая фраза – «балагур, сосед и тракторист». Хотя, если бы всё было более иронично – можно.
    Согласен с Ирой – переключение камеры резануло.
    А так прекрасно – ты на полутонах. И прекрасная концовка. Прекрасная – как у мамы накипает.
    Только «Так он ещё рассуждает» – этой фразы, по-моему, не было. И не надо. Это лишнее. И добавить ещё раз. Повторить – получил Юра за евреев. ..
    Говорил, что этот рассказ лучший из Костиного.
    …Все здесь прицепились к началу. Можно было бы выбросить, как предлагал Студеникин, если бы это был детский рассказ.
    Ты очень серьёзно относишься к своему творчеству. Наверно, думаешь заранее – я-вот хочу написать рассказ. Чем ты больше стараешься, тем хуже получается. Написано быстро, но вначале я спотыкаюсь.
    Но в целом надо менять… (?)
    Володя – резануло, что далеко по тексту пишешь про грушу после сцены про драку. Хотя, сойдёт. Но, потом, когда пошло про грушу и про арматурину, увидел, что имеет какое-то продолжение. если она все же помогает прояснить персонажа, что драка получается не висящей в воздухе, а на что-то опирается.
    Ведь сначала показалась драка лишней.
    Земля приняла и сохранила – хорошо. Но не замерзшая, какая-нибудь сонная (застывшая? – я, КМ) Вот эта фраза – здорово. И о ремне тоже понравилось – что он висит (и ждёт? – я, КМ).
    Вот эти полутона «За евреев» – это как раз литературно. Самые удачные моменты – когда не хочешь добиться какого-то эффекта.
    Убрать – «так он ещё и рассуждает». По-моему, в первом варианте этого не было. Отредактировать надо, но не тебе, а со стороны.
    Можно печатать – за этот рассказ не стыдно.

    Гордий:
    Володя подобрался к главной проблеме – ест ли цельность у этого рассказа? По-моему, нет. Здесь два ядра – ссора непонятная, и 2) что его проделки…
    На мой взгляд, он делится на два…
    Откуда проблемы? Не можешь раскрепоститься. Задумайся, какую цель ты преследуешь. Может, это цикл рассказов?
    Автор – цикл есть. Смотри Юркин калейдоскоп. (крики Лёши Самойлова – нет-нет, ни в коем случае!)

    Жена Леся –
    Очень много нанизываю одно на другое, и теряется плавность прочтения. Как в одежде – много рюшек. А классика – струящаяся, ровная, без лишних деталей.
    И история с дракой – как инородное тело.
    Мама, героиня рассказа:
    Почему ремня дала? Тогда обстановка такая была, столько всего натворил, Турок в окно лез… А ты ещё сидишь и рассуждаешь.

    Обсуждение 5.12.12 на Белкине.
    Ларина:
    Что за название, где евреи? Заманили вы читателя названием. В капкан попался. Вечный еврейский вопрос всегда вызывает повышенный интерес. Какие-то закарпатские народные евреи? Концовка неожиданная для меня. Рассказ бьёт по эмоциональному фону читателя. Настроение испортилось. Ведь ребёнок ел, улыбался – что может быть прекраснее? И куда делся папа? И зачем его упоминать? Только в связи с ремнём?
    Но затем всё встало на свои места. Сразу стали понятными шокирующие мысли о расправе над другом. Насилие порождает насилие – чтобы Фанта кровью умылся, арматурой по голове… Вообще у автора прослеживается насилие. Здесь хороший ставится вопрос.
    Безметафоричный текст. Рассказ кричит СОС – спасите меня от автора, который не пичкает меня метафорами. И тут евреи виноваты?
    Первые 2 предложения нужно соединить, иначе бессмысленно.
    Детали лишние: яблоки из ящиков. На чердаке не из деревьев же? Но одна деталь сработала – ключ серебряный, на снегу не виден.
    Повествование – некая эстафета. То ли Юра, то ли автор – непонятно. Язык простой, даже примитивный, очень бедный. Дайте метафор! Много украинизмов, чтобы колорит добавить. Похвально – верность малой родине.
    Начисто скачали из жизни – кто из нас не терял ключей, не разбивал банки… Рассказ, конечно, о детях, я чуть не заплакала

    Иримико:
    «За евреев» мне очень понравился. Вообще для автора это золотая жила. И живой язык. Видимо, ярко живёт внутри. Рассказы, связанные с детством – золотая жила.
    Но мама должна говорить и мыслить на одном языке.
    И название понравилось.
    Володя Чикунов: очень удачная подборка. Потому что видно, когда человек пишет натужно, высасывая из пальца, и когда пишет свободно. Видимо, писалось раньше, и дольше. (Автор – нет, недавно и одинаково!)

    «За евреев» – простенько, но со вкусом. Отличное название и концовка. С Лариной не соглашусь – детали на месте.
    Но хочется подумать, что ждёт тебя в литературе. Всё опишешь детское, а потом что? Надо будет элемент фантазии вставлять, а с ней, видимо, не очень.
    Ира Маруценко:
    «За евреев» больше понравилось. Единственно, фразу в окончании, что ли, пожёстче сделать. Понравилась вот эта толерантность сельская. Что когда обозвал жидами…
    Я – нет, это не из-за того, а что столько всего наделал, а потом сидит и рассуждает.

    Вадим Доветров:
    «За евреев» прочитал 3 раза.
    Это большая удача, и языковая тоже. Были (Раньше?) воспоминания, но там целые фрагменты. Если прочесть медленно, то он передаёт, какая тогда была хорошая пора. Молодые не помнят, а я хорошо помню клюшки Мукачево…
    (Маруценко: да, я тоже подписываюсь).
    Кусок с дракой, особенно вместе со второй частью, когда думал, не шандарахнуть ли арматурой, показался органичным со всем рассказом.
    Но некоторое косноязычие.
    Почему не «с телегами, доверху гружёными картошкой»? Обычно подлежащее ставится на первое место.
    Как бы разбивается на 2 части – доверху гружеными и 2) картошкой телегами.
    Точка посреди предложения – она его разрывает. Хотя иногда и приемлемо.
    Сначала – уже пообедал, а потом – в нетерпении подпрыгивал.
    «надоедливыми уроками» ? Наверное – утомительными? Так более логично.
    Был ли вариант – «замерзшая земля»? Или – замерзающая земля?
    Как и прошлую зиму – «в» пропущено. Или – прошлой зимой. Не по-русски.
    «Они лязгали дверками, тяжело слезая с велосипедов»? Наверное, тяжело слезали с велосипедов.
    Вот Иван и подошёл. К чему это «и» относится?
    «Вдвоём остались на улице» – опять дырка.
    Думал ли – «Пока вдвоём не остались»?
    «Выбежали на перемену» – они для себя не дети, и не мальчики.
    «перебрасывались» – это одно. А «били по воротам» – другое. Издали попадая по воротам – не идёт сюда.
    «возле» или около «входной двери». А не «под входной дверью».
    Боюсь, «заморачивался» – тогда ещё не было. новое слово.
    Десятки раз пробовал он карманы штанов, куртки. А вот здесь «и» не грех воткнуть. Штанов и куртки.
    «Турок пошёл за стеклорезом, а Юра…» Шёл снег и рота солдат.
    Потом – слишком много плакал. Он не «почти бежал» – опять косноязычие. Не почти бежал, а делал что-то другое.
    Дырка между предложениями – Наскоро пообедал, не отрываясь от Астронавтов Станислава Лемма. В нетерпении подпрыгивал – здесь фантастика, там хоккей!
    Таня «Тамзарекой»:
    По «За евреев» – лишние детали. Описание ключа лишнее и двери. А так понравилось. Лишь название не понравилось. И в конце «нефть» не понравилось. Тоже по нафте сноска нужна.

    Гордий:
    Тоскливо встал в стойку. Великолепная фраза. Константину надо равняться на такие фразы.

    Лёша Самойлов: дело не в телегах.
    Не часы потерял.
    Там нет мысли – зачем?
    Потому что
    Думал, что подрались.
    Потом мама…. Всё ждал, когда же выскочит заяц?
    Фанта – у него щербатый зуб. Может, у него мама есть несчастная, что-то живое. Непонятно, к чему это тянется. Какая-то должна быть идея, кроме лета.
    Не то что…
    Лучше бы он его долбанул (почему?)

    Женя:
    «За евреев» понравился больше. Можно много накопать. Читать о жизни всегда интересно.

    Нина Владимировна – предыдущие были лучше, недоработано.
    18.12.12 – обсуждение в ЦДЛ,
    на семинаре детских и юношеских писателей (в “Комнате за сценой”).
    Даже Настя Ярославцева, постоянный мой критик, похвалила. И Ольга Полякова (много не говорила, сказала: “Хорошо!”), и Марк Шварц…
    И Володя Майоров, соруководитель семинара. Он же указал и на недостатки, о которых в том числе говорили и другие коллеги. Что рассказ неплохо написан, но он немного рваный. Или, что, да, его детали необходимы для создания атмосферы, но не все они работают на сюжет.
    30.05.13 Маргарита Крылова (из семинара в ЦДЛ):
    если коротко: мне уже и сейчас кажется удавшейся вещью, вполне достойной и внимания, и опубликования. В приличных изданиях.

    12.01.2013 Ирина Степановская (из семинара в ЦДЛ):
    Рассказ “За евреев” в принципе понравился. Главное хорошее – рассказ сразу как бы помещает читателя в определённое время. Создаётся правильный колорит места действия, хорошие описания героев. Они зрительны, достоверны, убеждают читателя в реальности происходящего.
    Недостатки:
    – излишне подробно описаны некоторые детали. которые не имеют сюжетного продолжения. Самое главное из этого – потеря слуха маленьким Фантой. А если бы этого не было – действие бы изменилось? Что касается потери ключа – ожидалось. что это как-то связано с противником мальчика, который его избил. Эта линия осталась недоконченной. Ну, когда-то Иван Фанта поступил плохо, избил Юру. В конце концов тот решил тренироваться. Но сомнения Юры по поводу намерений Ивана в настоящем хороши, но сюжетно не окончены на мой взгляд. Ожидаешь другого развития рассказа. Или это два рассказа. Один про Фанту, второй про ключ. молоко и нафту.
    Мне также не очень понравились иностранные слова – сноски утяжеляют чтение. Но это всё не так важно.

  22. Аватар ola пишет:

    ООО, Константин, да вам упорства не занимать. Только в области обсуждений и записывании этих обсуждений. Носились с этим рассказом, пардон, как с писаной торбой. А могли бы вместо этого просто сесть и доработать. Хотя с помощью рекомендаций этих людей, думаю вы, наконец, этим займётесь) Искренне желаю успеха) Меньше слов – больше дела.

  23. Аватар Konstant пишет:

    Оленька, дорогая! Упорства мне действительно не занимать. И не только “в области обсуждений и записывании этих обсуждений”. По ассоциации с выражением “талантливый человек талантлив во всём”, можно сказать “зануда занудлив во всём”.
    А что “носился с этим рассказом” – так я, вроде, довольно убедительно обосновал, почему. Не вырван ещё из моей черепушки кривой гвоздь, я смогу облегчённо вздохнуть лишь тогда, когда будут соблюдены устоявшиеся уже традиции.
    Как мы уже неоднократно говорили, любое явление имеет две стороны (хотя бы). Поэтому умение зацикливаться на проблеме – это ещё и проклятие (зацикливаться на проблеме).
    Ну, а насчёт “меньше слов – больше дела”… Увы, это не про меня. Про меня – больше слов и больше дела.

  24. Аватар ola пишет:

    Что это за традиция? Достать всех до такой степени, чтобы его наконец все признали и опубликовали миллионным тиражом ?))) Неплохо, неплохо) Напоминаете Диму Билана чем-то. Он дважды приехал на Евровидение и во второй раз ему всё-таки дали первое место)))

  25. Аватар ola пишет:

    Обратитесь к евреям. И мечта станет былью)))

  26. Аватар Побелкин пишет:

    А никто не заметил, что Костя выдал классный афоризма7
    Зануда – занудлив во всём!!
    Круто!

  27. Аватар Konstant пишет:

    Ола, ты имеешь в виду цитату из моего почти гениального опуса “Хитрый Костя, или литературный вампир”, из старого нашего архива? Который Юра Побелкин Фатима Полупупина согласился включить в своё, почти такое же гениальное произведение (забыл его название)?
    “Но ведь хитрый и упрямый Костя был уверен – для него не бывает невозможных вещей! Жутко надоедливый Констант знал – надо так задолбать, затрахать близких, окружающих, ситуацию, обстоятельства, себя и всех оставшихся…
    Им всем ничего не останется, кроме как сдаться!”

  28. Аватар Konstant пишет:

    Но это же не про меня, это про моего литературного героя, имя и ник которого совсем случайно совпадают с моим.
    Это действительно не про меня – ведь это чисто еврейский подход!

  29. Аватар ola пишет:

    Ха, я даже не знала, что про вас было так где-то написано)))
    Ну вот видите, какая я проницательная))
    И этого тоже никто не заметил)

    Просто хочу сказать – вместо того, чтобы столько мучиться над обсуждениями, записывать всё это и ещё перепечатывать сюда ( с ума сойти!) уж лучше бы обратили внимание на главное – на своей рассказ!
    То-то и всего.

  30. Аватар Konstant пишет:

    Знаешь, Оля, это начинает уже немного надоедать.
    1. Да, я пошутил, в том числе и над собой (помня критику в недостаточности самоиронии Константа).
    2. Да, в каждой шутке есть доля шутки.
    Но “вернёмся к нашим баранам”.
    Как ты думаешь, для чего делаются обсуждения?
    Наверное, для того, чтобы помочь автору получить более объективное мнение о тексте, дать ему “взгляд со стороны”.
    И вот этот взгляд я получил не полостью.
    Или, ты считаешь, что мнение АК не так важно, как мнение очень уважаемого мной Алексея Самойлова? И что как раз на основании этого мнения (тем более, если ты с ним наиболее согласна) мне надо менять текст?
    Ты можешь мне возразить, что там были и другие мнения. Я это тоже помню.
    Но именно ради получения мнения нашего руководителя я потратил кучу времени и усилий (о которых ты говоришь). Потратил, чтобы соблюсти процедуру – сначала мнения коллег, и потом, завершающее – слово Алексея Константиновича.
    Ты же предлагаешь мне обратить внимание на текст, вместо того, чтобы узнать поточнее, как именно на него обратить внимание.

  31. Аватар ola пишет:

    То есть, это всё ради него? А каким образом это вообще поможет? Ну написали вы здесь мнения коллег – и что?
    Он не пришёл на ваше обсуждение, Константин. И если у него не было на это каких-то особых причин – то по-моему, тут и так всё ясно.

  32. Аватар Konstant пишет:

    Оля, ты не первый день на Белкине. И ты уже должна знать, что если руководитель кружка не приходит, то это связано ТОЛЬКО с чем-то чрезвычайным. Это – никогда, никогда, никогда! – не являлось у него способом выразить своё “фи” обсуждаемому тексту. АК вполне в состоянии сделать это очно, глядя человеку прямо в глаза.
    Мы, между прочим, пообщались в эту субботу по телефону. Алексей Константинович сказал, что прочитал рассказ и готов пообщаться по его поводу. И мы договорились, что я выставлю на Белкине отзывы коллег (потому что он тоже ценит их критическую работу, всё на Белкине построено на этом). А в среду он скажет как раз то самое, Завершающее.
    Дело ведь ещё и в том, Оленька, что мнение Алексея Самойлова (к которому, повторяю, я очень прислушиваюсь и очень его люблю и уважаю как друга и знатока литературы), как бы ты его не придерживалась, не является истиной в последней инстанции. И это не даёт тебе права тыкать меня носом в грязь, писать, что “тут и так всё ясно”.

  33. Аватар ola пишет:

    Константин ( не знаю как по-батюшки), Константин, вы что, не хотела вас обидеть)
    Что вы вдруг о Самойлове заговорили?) Нет, я не считаю, что его мнение – истина в последней инстанции. Но да, я считаю, что вам многому есть у него поучиться, а мне – так плыть и плыть. Но давайте не будем о нём, при чём он тут здесь.
    Я не знала, что вы так договорились. Извините. Надо было внимательно прочесть ваше предисловие перед публикаций обсуждения. Прошу прощения.
    И вообще – к чему весь этот спор?
    Либо давайте закругляться, ибо за нашей схваткой с замиранием дыхания и смехом следит весь Белкин) Или вызывайте меня на дуэль.)
    Всё. Ушла)

  34. Аватар Konstant пишет:

    Получил мнение Алексея Константиновича в эту среду.

  35. Аватар Konstant пишет:

    Если в общем – сказал, что в целом понравилось. И окончание неплохое. Но без линии с Фантой рассказ может только выиграть.
    Или – добавить неоднозначности образу Ивана. Пускай, например, помогает искать ключ. И после этого момента вспомнить о драке.
    И – больше мотивировать события. Так, драка совершенно не мотивирована. Или – добавить ещё несколько сцен, которые добавляют этой немотивированности. Насытить такими историями.
    Мотив есть всегда. Он может быть ничтожным,незаметным, но повод есть всегда.

  36. Аватар ola пишет:

    И…yes! Я говорила про мотив! Бинго!)))

  37. Аватар Konstant пишет:

    Видишь, Ола, а ты ещё не хотела, чтобы коллеги и другие люди видели твои слова!

  38. Аватар Konstant пишет:

    Нашел и дополнил мнение АК. И многое учёл из Ваших советов в тексте, дорогие мои.

Добавить комментарий