Просто сидим и смотрим…

 

Был у нас на заводе мужичок один, хилый чудной и незлобивый. Звали его все – что стар, что млад – по-простецки Витькой; впрочем, в подобных коллективах с такими обозначениями особо не церемонятся: бывает, что мужику до пенсии осталось-то два понедельника, а пацаны после армейки его, как кореша или собутыльника, Коляном каким-нибудь кличут.

Добрый Витька был мужик. Воду, помню, таскал в бурдюке и позволял пить в жару каждому, хотя не входило то в его обязанности. На воровстве нередко попадался – как-то его аж за руку схватил кто-то из начальства, пока он под забор мешок тискал с алюминиевыми стружками. А ещё бутылки собирал по территории завода во время обеда. Столовой, кстати, там у нас давно не было (к тому времени от завода лишь клочки оставались нераспроданные), а потому питались чаще всего всухомятку из баночек, содержимое которых разогревать строго настрого воспрещалось (пугали лишением прогрессивки)

А ещё чмырить почему-то Витьку считалось признаком далеко не дурного тона. Раз практикантки-петеушницы пришли, так Витьку в контору через весь цех протащили, как коронованного принца вроде как с девчонками знакомить. А однажды, как он пьяный был примерно настолько, что неволошным сделался, ему стружку металлическую с токарного станка в фуражку смели.

Пацаны чудили, конечно. Были тут два кадра, едва ль не на весь завод зелёная поросль. То смирные такие ходят, как всё равно пришибленные, то ни с того, ни  сего под конец смены у вертушки на проходной перед всей толпой сумку под нос контролёру КПП сунут и объявят, как всё равно на детском утреннике стишок расскажут заученный, да с таким ещё выражением: “Вот честное слово, ничего кроме наркотиков и взрывчатых веществ нет!” Одного ещё в школьные годы чудесные чуть ли не пинками сюда запихали – уж больно учиться ему неинтересно было. Но в то время повезло, так как ШРМ такая всем родная ещё собирала в своих стенах подобных балбесов, это уж позже её прикрыли, в её классах теперь студенты какого-то мудрёного коммерческого ВУЗа штаны протирают. А второй – отличник, на одни пятёрки в шараге на фрезеровщика обучился, только тут токарем заделался. Пока он тут токарил, кто-то сверху шарагу в колледж переименовал, жуткое какое-то обозначение для вчерашнего ПТУ! Чтоб молодняк не разбежался, начальник цеха им колым пробивал, отчего и сам в накладе не оставался. Обычно в определённое время откупоривали заваренное окно в цехе, подъезжала газель, и кто-то шустрый стоял на шухере, а другие пошустрее отгружали заготовки. Начальник и мастер уточняли технические задачи будущих изделий, после чего в цехе прекращались пьянки и безделье, и начинался ударный стахановский труд.

К концу недели колымщики получали по тихой в конверте, покуривали и поглядывали в окно – не едет ли газель.

Но колым не вечен, и убить время порою было просто нечем. И в такие дни и часы выручал внештатный клоун Витька. Плёл он обычно невесть какую околесицу, над ним подтрунивали, молодёжи всё с рук спускалось – всё-таки специалисты хорошие настолько, что днём с огнём не сыскать, ну а то что чудят – списывали на молодые годы-гады. Да и не шёл кто больно в то время на завод – не модно и звучало уже как-то унизительно, на экранах иная жизнь давно мелькала, красивая и сытая.

Хотя прибегали иной раз студенты коммерческих ВУЗов, да надолго не задерживались, тем более что ученикам платили-то копейки. И вот от безделья накачивали Витьку спиртным и делали всё возможное, чтобы тот попался на глаза начальству. Телефонов с видеокамерами тогда ещё и не было, а то у многих бы были в ходу весёлые картинки, демонстрирующие едва держащегося на ногах Витьку и раскрасневшегося от злобы начальника или мастера, изрыгающего отборным русским матом и всё под рэп, становящийся модным, или «Сектор Газа»

А потом кто-то придумал Витьку запирать в туалете или в душевой, которая давно не работала, но была Витькиным лежбищем. Забава эта и мужикам стала интересной, ну не вечно же в козла в домино резаться. Да и, как молодняк уверял, заслужил того Витька, сам, мол, себя так поставил: кто-то видел, как ночью в подъезде с фонариком окурки подбирал. Но мужики постарше Витьку всё-таки жалели – и никуда уж без него, тем более участок у него на кран-балке, а туда работать не шёл никто. Однажды увидели, что тот на работу в рабочей фуфайке заявился, так отрыли где-то в гараже приличную кожанку.

Но однажды начальник заметил, как Витька ковыряется в загородке для металлолома, выискивая цветмет для сдачи. Ну и возьми и запри его там. А время-то уж такое, что ещё чуть-чуть и все через вертушку на проходной на волю выспятся как горох. Ну вот и вышли мужики из цеха, выжидая последних отсиженных минуточек курить на солнышке, уселись на бордюрчике и видят: скачет Витька в загородке для металлолома, как обезьянка в клетке. И все сидят и смотрят.

Иногда я от нечего делать смотрю какие-нибудь дурацкие по сути своей шоу, когда лоха какого-нибудь провинциального привезут на обозрения всей страны и начинают перебирать –  с кем он когда сношался, кто от кого родил, подтвердит или не подтвердит то анализ ДНК. А зрители в студии таращат на него свои лупоши и смотрят  как на забаву какую. И почему-то в такие секунду вспоминается мне Витька, скачущий в загородке как обезьянка смешная из зоопарка

16 июня 2015 года (прорвало вдруг, уж извините)

Loading Likes...

Оставить комментарий