Белкин

 


В Литературном институте есть семинар «Белкин» — в честь Ивана Петровича Белкина. Ведут его Алексей Константинович Антонов и Нина Владимировна Шурупова. Обычным студентам и слушателям его посещать не полагается — он предназначен для абитуриентов.

 

«Но я хожу украдкой…
… может, пригодится»

http://vkontakte.ru/club490223

http://belkin-lit.narod.ru/

 

starodubtzev пишет:

  1. Шурупова — это которая Нина?
    Привет ей при случае…

  2. vagary444 пишет:

    Здорово. Качество отменное и настроение передано. (Чему мну безрезультатно пытаются научить. :)) ) Белкин — кто это?

    • admin пишет:

      Спасибо)

      Иван Петрович Белкин родился от честных и благородных родителей в 1798
      году в селе Горюхине. Покойный отец его, секунд-майор Петр Иванович Белкин,
      был женат на девице Пелагее Гавриловне из дому Трафилиных. Он был человек не
      богатый, но умеренный, и по части хозяйства весьма смышленный. Сын их
      получил первоначальное образование от деревенского дьячка. Сему-то
      почтенному мужу был он, кажется, обязан охотою к чтению и занятиям по части
      русской словесности. В 1815 году вступил он в службу в пехотный егерской
      полк (числом не упомню), в коем и находился до самого 1823 года. Смерть его
      родителей, почти в одно время приключившаяся, понудила его подать в отставку
      и приехать в село Горюхино, свою отчину.
      Вступив в управление имения, Иван Петрович, по причине своей
      неопытности и мягкосердия, в скором времени запустил хозяйство и ослабил
      строгой порядок, заведенный покойным его родителем. Сменив исправного и
      расторопного старосту, коим крестьяне его (по их привычке) были недовольны,
      поручил он управление села старой своей ключнице, приобретшей его
      доверенность искусством рассказывать, истории. Сия глупая старуха не умела
      никогда различить двадцатипятирублевой ассигнации от пятидесятирублевой;
      крестьяне, коим она всем была кума, ее вовсе не боялись; ими выбранный
      староста до того им потворствовал, плутуя заодно, что Иван Петрович
      принужден был отменить барщину и учредить весьма умеренный оброк; но и тут
      крестьяне, пользуясь его слабостию, на первый год выпросили себе нарочитую
      льготу, а в следующие более двух третей оброка платили орехами, брусникою и
      тому подобным; и тут были недоимки.
      Иван Петрович вел жизнь самую умеренную, избегал всякого рода
      излишеств; никогда не случалось мне видеть его навеселе (что в краю нашем за
      неслыханное чудо почесться может); к женскому же полу имел он великую
      склонность, но стыдливость была в нем истинно девическая.*
      Кроме повестей, о которых в письме вашем упоминать изволите, Иван
      Петрович оставил множество рукописей, которые частию у меня находятся,
      частию употреблены его ключницею на разные домашние потребы. Таким образом
      прошлою зимою все окна ее флигеля заклеены были первою частию романа,
      которого он не кончил. Вышеупомянутые повести были, кажется, первым его
      опытом. Они, как сказывал Иван Петрович, большею частию справедливы и
      слышаны им от разных особ.** Однако ж имена в них почти все вымышлены им
      самим, а названия сел и деревень заимствованы из нашего околодка, отчего и
      моя деревня где-то упомянута. Сие произошло не от злого какого-либо
      намерения, но единственно от недостатка воображения.
      Иван Петрович осенью 1828 года занемог простудною лихорадкою,
      обратившеюся в горячку, и умер, не смотря на неусыпные старания уездного
      нашего лекаря, человека весьма искусного, особенно в лечении закоренелых
      болезней, как то мозолей, и тому подобного. Он скончался на моих руках на
      30-м году от рождения, и похоронен в церкви села Горюхина близ покойных его
      родителей.
      Иван Петрович был росту среднего, глаза имел серые, волоса русые, нос
      прямой; лицом был бел и худощав.
      Вот, Милостивый Государь мой, всё, что мог я припомнить, касательно
      образа жизни, занятий, нрава и наружности покойного соседа и приятеля моего.
      Но в случае, если заблагорассудите сделать из сего моего письма какое-либо
      употребление, всепокорнейше прошу никак имени моего не упоминать; ибо хотя я
      весьма уважаю и люблю сочинителей, но в сие звание вступить полагаю излишним
      и в мои лета неприличным. С истинным моим почтением и проч.

  3. aliucha пишет:

    а где всё происходит?
    какой адрес? везде пишут только — аудитория 6

Loading Likes...