Конкурс “Сюжет”. Рассказ №2 (продолжение), автор — Рябина “Масленкино”

– Поостыла охотничья прыть от зрелища упертых в снег бархатных рожек трепетной лани и кровяных пятин кругом… Сегодня стрельба поверх кабанчиков в расчете на ваш азарт. Жажда убийства, наверное, прошла. А, может, старею, сантиментальным стал?! – риторически закончил историю Алексей.


Иван и Михаил на паузе: «шпильки» ироничные не вставляют, не подтрунивают… ржать над «слабостью» рассказчика не решаются.
Иван «столичной» плеснул по бокалам :
– Давай за жалобный сказ про косулю! На «нерве» изложил «палач» ты наш- душещипательный!
Миша сосновые чурки в жерло камина, трескуче затрещали поленья:
-Цветистей у меня есть байка. В страдания упор, но с претензией на милосердие ,- истопник выдохнул и выдал :
– В студенческие времена ( ой, когда это было!), курс второй- третий, за летней сессией – трудовой семестр. Ума-то нет у распределителей силы дармовой, направили в колхоз на сенокос… Какие из городских косари, да никудышные, ни два ни полтора, так себе…на подхвате: бери больше, кидай дальше, но в несколько дней руку набили…
В пятницу, слава богу, что не тринадцатого, часиков в шесть пополудни случай памятный… Новоиспеченные сенокопнители во главе с Федором- скотником у коровника стог метают. Спорно дело идет, однако с помыслами не ударными: последний завоз и свободны … в речке искупаться, костер развести, картошки молодой в углях испечь и по стакану первача , а там как пойдет: или песни под гитару погорланить или к местным смоковницам полногрудым… то и то друг другу не противоречит.
Для вечернего гулялово «кибуцы» студенческой, еще с обеда в деревню заслан «казачок» – товарищ наш, с натурой «доставалы». «Казачок» разнюхал где, у кого и почем. Бутыль самогона у «винокура» доморощенного по сходной цене прикупил и в колодезную воду для охлаждения погрузил. Расчет верный и по деньгам и по объему: три литра на дюжину глоток- не мало и не много, на свежем воздухе самое то.
Но тут негаданно приплызд нарисовался – задумка провести вечер в легком опьянении и приподнятом настроении перечеркнута:
Из ворот фермы в звучании скрежета метала и всполошного мычания выехала «скотовозка» с шестью «пассажирками» – буренками. Как тут внимания не уделишь и глазами не сопроводишь?! Местные дороги далеко не «автобан», разбиты ужас как – колдобины да ухабины. Подпрыгнули колеса грузовика на кочке…борт от днища кузова отвалил на пядь с кувыркой… и беда случилась: в щель нога одной из коровенок угодила. Машину на супротивном бугорке трясануло- сошлись края и хруст переломанной кости… Горемыка выдала му-у-у-у-у мучительное – холодок по спинам наблюдателей . Еще ухаб… зев «дробилки» отворился вторично. Голяшка еще ниже проскочила…опять кочка и хрясь, теперь уж по суставу « челюсти» щелкнули. Вопль «ревы- коровы» на дискант перешел… и слезы крупные градом из глаз «буренки из Масленкина».
От картинки такой поборники Фемиды в борьбу с издевательством и жесткостью над животными включились; с вилами наперерез «скотовоза» сорвались… Шофер по тормозам… деловито объяснил, мол, на бойню везу, ничем не могу облегчить судьбу перспективных бифштексов с «кровью».
Федор- скотник в «знакомстве» с коровой- горемыкой лет семь, кратко поведал: холмогорка удойность в разы сократила, подвела сама себя под нож. Выход есть ,говорит, если «студни» народ сердобольный, то, на обезболивающее в виде спирта распрягаться надобно.
Без голосования жертвоприношение: четверть самогона из колодца.
Животновод воронку в глотку страдалице: буль- буль- буль… литры «быдловиски» с журчаньем в утробу, ну а та, что из Масленкина, слезы ронять прекратила, жвачку пожевала, отрыгнула смачно и утихла.
Вот так обреченной на «гильотину» рюмку даровали. А, сигарету покурить не предложили, о чем сожалели трезвые пострадальцы у костра!
-А, повеселей побасенки, есть?!- «мажор» Иван молвил.
– Есть! Курьез… чисто чеховская повесть «Драма на охоте»- откликнулся Алексей,- Казус забавный и одновременно трагикомичный.
– Про страдания зверушки какой?
– Нет, про рифмоплета ! Жил себе человек жил, стишки сочинял, тут мы с другом к нему на охоту завалились. Опять же под Новый, года два- три назад.
– Мы в интересе, давай нарезай «винта»…
– Кто в курсе: на какую ногу хромал лорд Байрон?- Алексей тупиковый вопрос озвучил.
– На левую,- Миша отреагировал влет, хоть и близко не знаком Джорджем Гордоновичем.
– На правую,- Иван логично выбрал.
-Не знаю, не знаю?! Судите сами.
Рассказ Алексея Рябинина.

Loading Likes...
Иван Петрович Белкин

Об авторе Иван Петрович Белкин

Иван Петрович Белкин родился от честных и благородных родителей в 1798 году в селе Горюхине. Покойный отец его, секунд-майор Петр Иванович Белкин, был женат на девице Пелагее Гавриловне из дому Трафилиных. Он был человек не богатый, но умеренный, и по части хозяйства весьма смышленный. Сын их получил первоначальное образование от деревенского дьячка. Сему-то почтенному мужу был он, кажется, обязан охотою к чтению и занятиям по части русской словесности. В 1815 году вступил он в службу в пехотный егерской полк (числом не упомню), в коем и находился до самого 1823 года. Смерть его родителей, почти в одно время приключившаяся, понудила его подать в отставку и приехать в село Горюхино, свою отчину.
Запись опубликована в рубрике ПУБЛИКАЦИИ. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий