Мозоль

– Аня!  Ты сделала повороты? Сколько раз устояла? Три? Этого мало. Надо десять. Иди на маленькое бревно и чтобы десять раз устояла.

«Я должна сделать десять раз».  Будто молоточек в голове. На большом бревне Маша пошла на перекидку,  замечаю краем глаза.  А другие девочки – мои подружки, внимательно следят за ней.  Настена учит повороты вместе со мной на другом краю бревна. Упала. Я тоже упала. Я должна устоять десять раз. Десять раз! Как же устоять-то!? Наталья Александровна сказала,  что надо устоять. Значит, надо. Делаю. Десять раз сделала и все упала.  У Настены уже три зачтены. А я падаю. Пятнадцатый раз спрыгиваю на мат. Хочется плакать. Потому что не получается. А у Настены уже пять. На мысочке до посинения кручу, кручу, как юла какая-то!

Коварный поворот. Я должна обернуться  вокруг себя и устоять на бревне. А если я не устою, то буду делать, пока не устою.  Я не могу не сделать. Как же я подойду тогда к Наталье Александровне? Я не могу подойти, потому что еще не сделала. Я должна сделать,  и только потом подойти.

Сссс,  нога сильно как щипит! Не могу крутить! Села на мат лягушкой, смотрю на ступню. Прямо на мыске огромная  мозоль.  Сссс! Не могу наступить. Иду, прихрамывая,  к Наталье Александровне.  Теперь-то к ней точно можно подойти. У меня же настоящая мозоль!

–  Наталья Александровна! Я мозоль сорвала! Я  больше не могу повороты крутить!

–  Ты что выдумываешь, Аня? Какая мозоль! Ты же не на брусьях! Возвращайся  на бревно!

–  А у меня на ноге мозоль, Наталья Александровна. Я ходить не могу!

–  Господи! –  всплеснула руками тренер, рассматривая с удивлением на детской ножке огромную водяную мозоль. – Да где ж это видано, чтоб на ноге мозоль срывали! Зачем же надо было столько поворотов крутить? Аня! Чудо ты мое! Ну, сиди теперь со мной. Что мне с тобой делать?

Сижу возле тренера. Смотрю, как девочки кувыркаются. Нога щипит, и я ничего делать не могу. Я люблю Наталью Александровну. Все наши девочки ее любят. Она  такая добрая, такая хорошая! Я люблю сидеть возле тренера. Вот так бы всю тренировку просидела. Только, к сожалению, нельзя. Мы  должны заниматься, чтобы потом выступать на соревнованиях. Но сегодня я сорвала мозоль. И я даже ходить не могу. И я сижу теперь возле Натальи Александровны до конца тренировки! Нет, конечно, не до самого конца. Наталья Александровна повела меня в медпункт, и мне перебинтовали ногу. Врача я  насмешила. Потому что к ней еще с мозолью на ноге спортсменов не приводили.  «Девочка моя, сколько же ты поворотов накрутила?»  Плечами пожимаю. Откуда я могу знать? Наталье Александровне, правда, не смешно. Что вот теперь со мной делать? Тренировка сорвана из-за мозоли. Нет, Наталья Александровна мне просто так отсиживаться не даст. Покажи-ка, Аня, руки! На руках  мозолей нет? Очень хорошо!  Тогда на брусьях сделаешь махи в стойку. Десять раз. Все поняла?

«Ах, это же мои любимые брусья!» – улыбаюсь до ушей.

–  Я все поняла, Наталья Александровна! – и бегу радостная на снаряд.

 

Loading Likes...

Оставить комментарий