Два конца света – на следующее обсуждение.

КОНЕЦ СВЕТА.
Конец света пророчили на 21.12.2012. Вчера по телевизору очередной учёный убедительно доказывал, что всё обойдётся.
С утра Родион отправил сына Серёжку в садик. При этом счастливо избежал разговора с воспитательницей насчет посильной помощи группе. Из домашнего телефона поговорил с женой Эвелиной. Обсудил легкий кашель Сережки и посочувствовал:
– Опять внеурочные, детские спектакли, а билетёршам как платили копейки… Ничего, милая, скоро выходной, хоть выспишься.
Попытался разбудить старшую:
– Лена! Пора на учёбу!
– Отстань! Мне к двенадцати!

Сотовый на подушке – понятно! Опять до утра висела в Интернете. Ну и жизнь у них в Первом медицинском! Наверное, даже преподаватели, позёвывая, собираются в институт только к обеду.
Включил комп, посмотрел сайты по трудоустройству – хэд хантер, работа ру, джоб, здесь у него выставлены резюме. Опять неудача.
Да-а! Хорошо, не стали покупать новую машину – остался  жирок после предыдущей работы.
Щёлкнул новости.
Первая ссылка почему-то не открылась. Вторая, третья – ничего! Впечатление, что «всемирная паутина» невероятно перегружена – и это с утра!?
Телевизор – бодрым голосом с плохо скрываемой тревогой диктор говорит:
– Может, всё ещё обойдется…
– На улицах Рима, Мадрида, других мировых столиц сотни тысяч людей, они взывают к Богу, проклинают учёных и военных…
– Самолётам нельзя приближаться к испытательному полигону в Неваде – их втягивает в гигантскую воронку, образовавшуюся в теле Земли. Планета словно сворачивается внутрь. В считанные секунды проглочены городки Меркури, Битти и Индиан-Спрингс. Затем и Лас-Вегас – по непроверенным сообщениям, лишь нескольким личным самолётам и одному рейсовому удалось покинуть аэропорт.
Картинка со спутника показывает, как исчезают в разрастающемся черном зеве новые и новые города – Бейкер, Сент-Джордж…
В телестудии голос диктора перебивает истошный женский крик: «Мы все погибнем!». Изображение и звук пропадают, затем передача продолжается:
– Говорят, на сверхсекретном в прошлом испытательном центре ВВС США возле города Меркури, так называемой зоне 51, давно закрытой и ставшей местом экскурсий, тайно проведено испытание бомбы из антиматерии. Начавшаяся цепная реакция может поглотить планету…
– ЦРУ опровергает домыслы о бомбе…
– Появились сообщения, что на месте полигона, под землёй построили ускоритель заряжённых частиц типа андронного коллайдера в Швейцарии. Сегодня утром американская установка была запущена. Проводился опыт по синтезу свехтяжёлых частиц.
– Учёные, которых называли психами, предупреждали, что если в зону эксперимента прорвутся подобные частицы из космоса, энергии может хватить для появления чёрной дыры…
– Меняется магнитное поле, отказывают бортовые компьютеры, авиакатастрофы, аварии машин, гибель миллионов людей…
– Потеряна связь ещё с тремя спутниками…

Лена уже проснулась, но так и не пришла в себя – рыдала, раскинув ноги на полу  кухни перед телевизором и уцепившись руками в обесцвеченные волосы:
– А-а-а! Наконец… наконец взрослая! Вся жизнь, вся жизнь… впереди-и-и-и! И – в-сё-о-о! В-сё-о-о-о-о!
Родион выбежал из квартиры, дочка выскочила следом. Входная дверь осталась открытой – какая ерунда!
Лифты долго не приходят, отовсюду – сверху, снизу, вокруг – за стенами слышны истеричные вопли, на улице беспрерывно сигналят автомобили.
Мороз не остудил разгорячённый лоб. Побежал, уворачиваясь от мечущихся людей. Жутко бледная, Лена странно подпрыгивала позади.
У входа в детский сад толпились люди. Металлические двери, ещё недавно такие широкие, не могли пропустить всех. Родители прорывались внутрь, отталкивая и знакомых, и незнакомых, перепуганный охранник стоял под стенкой и только хлопал ресницами.
Воспитательница и нянечка младшей группы с выпученными глазами бросались в раздевалке от ребенка к ребенку. Сережка был почти одет, испуганно поглядывал из-под вязаной шапочки. Родион накинул на него куртку, схватил в охапку и через три ступеньки – во двор, затем к их дому…
Эвелина уже летела со стороны метро, её астма, волнение, бег – видно было, что не хватает воздуха, что полуобморочное состояние. С рыданием прижалась, крепко обхватила Серёжку. Лена уцепилась в отца и маму.
Экран на улице рядом с их домом обычно мигал рекламными картинками. Сейчас здесь показывали новости. Подошли ближе, задрали головы к экрану. Смотрели, смотрели, смотрели, как умирала Земля. Как в огромном вихре, втягивающем в бездну птиц, самолёты, дома и города, наступал Апокалипсис.
Вот уже  огромная черная дыра достигла океана. Кружащийся над краем пропасти вихрь стал ещё более видимым из-за исполинских туч грязно-рыжего пара от тысяч тонн хлынувшей в дыру океанской воды.
Диктор ещё что-то истерично кричал, как вдруг…
Произошли изменения.
Вихрь над краем чёрной бездны пошёл волнами. Только что бездонно-чёрный провал, нет, что-то в нём из далёкой глубины, с жутким, невиданным никогда светом начало пульсировать изнутри, сильнее и сильнее…
Гигантская пропасть неожиданно перестала расти. Только водопад толщиной в несколько километров ещё обрушивался в неё. Пока не заполнил доверху.
Какое-то время диктор молчал.
Затем, отрывочно, придерживая рукой наушник:
– Черная дыра, как и предсказывали некоторые учёные, потеряла стабильность и разрушилась.
– Элементарно не хватило массы, гравитационная, ядерная реакции прекратились.
– Атомы вдруг прекратили прессоваться. Непредставимо, в мириады раз тяжелее любого вещества на планете, они провалились к ядру Земли, до самого его центра.

Лена, Родион с женой, даже Сережка, смотрели друг на друга, целовались, обнимались, что-то кричали…
Ещё можно было жить. Да, сегодня для миллионов наступил конец света. Но сама планета, большинство людей спаслись.
Их Реношка стояла почти рядом, левыми колёсами на тротуаре перед домом. Блин, похоже, дверь зацепили! Родион подскочил к машине.
И, одновременно, как в замедленной съёмке, боковым зрением увидел…
Радостная девушка из квартиры на втором этаже бросается к парню на другой стороне улицы. Тяжёлый Зил-фургон резко тормозит, машину заносит в их сторону…
Серёжка, Лена, Эвелина… Не-е-е-т!

Свет закончился…

ЕЩЁ О КОНЦЕ.
Апокалипсис, судя по предсказаниям, был уже вот-вот. Осталось его лишь дождаться.
Сантехник Ванюхин давно подготавливал свой маленький конец света, в отдельно взятой маленькой семье. Уже была пропита маменькина квартира и почти пропита квартира тёщи. Та теперь бомжевала на Казанском вокзале, но… и что? Да и кто из нормальных мужиков свою тёщу-то любит?
А насчёт её дочери, Ванюхиной жены Мани… Помня тяжёлые кулаки мужа, она, бедная, не смела и пикнуть. Сидела на кухне и в свободное от варки-уборки время сериалы смотрела, да плакала, что нету у неё ребеночка-утешения. Или радовалась, что нет ребенка, и некому вместе с ней мучиться в этой ужасной жизни.
Был Ванюхин в своё время добрым и нежным, Маня в муже и души не чаяла. Но очень уж был он чувствителен к несправедливости. Сильно этим страдал, и лишь водка помогала хоть как-то успокоиться.
Но всё чаще и чаще чувствовал Ванюхин несправедливость, и не просто в своей жизни и вокруг, а вообще мировую. Всё чаще пробовал утопить её. Уже и «белочка» случалась пару раз, уже и милицию соседи вызывали… Можно бы, конечно, пойти полечиться, закодироваться, но к чему это всё, если скоро конец света?
С Апокалипсисом Ванюхина вообще перемкнуло. Не раз, вдрызг напившись, супил густые брови в зеркало, подымал указательный палец вверх и бормотал:
– Многие говорят – действительно произойдёт! Лучше уж покутить вволю! Нафик чего оставлять в этом мире – один хрен всё сгорит!

Сегодня Ванюхину было особенно тоскливо. Два водопроводных крана поменял, а клиент даже на бутылку не сподобился, в конторе диспетчерша наехала, по дороге с работы машина обрызгала…
Едва добежал домой, до серванта. Трясущимися руками достал, открыл её, прозрачную. И, почти сразу, еще одну.
Серый осенний вечер тускнел за мутным стеклом окна. Громыхнуло в мусоропроводе, истошно завизжала кошка за стеной. Ванюхин отъезжающим сознанием опять пытался осмыслить скорый конец света, пытался представить, как это будет.
И, вдруг, увидел!
Автомобили неожиданно начинают терять управление, врезаются друг в друга и давят пешеходов на тротуарах, с  пробивающим уши воем падает и взрывается пассажирский самолёт, куски небоскрёбов в клубах пыли валятся на машины, людей. Из бесчисленных окон летят мириады стёкол, пронзая недобитых ещё горожан. Ручьи крови собираются в реки, земля разверзается  провалами, и страшные монстры с рёвом выпрыгивают на поверхность. Когтями-кинжалами вспаривают они животы, сносят головы мечущихся в ужасе несчастных.
Лишь церквушка в соседнем квартале почему-то не тронута. Пропасти вокруг, клубы пыли и дыма в воздухе, а она словно под невидимым колпаком. Вечно сидящая перед церквушкой на стульчике толстая нищая с таким же вечным пластырем на щеке схватилась за седые волосы и истошно орёт. Только голос её не слышен в этих взрывах, в этом гуле и грохоте, в хоре других криков и воплей.
Один из монстров, пробивая собой окно, влетает в квартиру. Громадный, под потолок, он поворачивает к Ванюхину жуткую, в бородавках, безглазую и безносую морду, щёлкает кривыми зубами, каждый размером с кухонный нож. Пятипалая лапа, в кисти толщиной с телеграфный столб, хватает Ванюхина за голову, когти впиваются в мозг.

За стеной бормотал телевизор, едва слышно включился на лестничной клетке лифт. Затем засвистело в трубах, и захлестала о жестяную раковину на кухне вода.
В комнате же было совсем тихо. Настольная лампа с матерчатым абажуром тускло освещала бездыханное тело Ванюхина на полу, с глубокими ранами на окровавленной голове.
Конец света для него действительно наступил…

Loading Likes...
Аватар
Констант
Родился, учился, работал, женился, снова учился. И снова работал, работал, работал. Весь такой работающий из себя. Когда не ленюсь.

10 комментариев

    1. Да все мы можем писать только из себя, из своего опыта. Даже фантазия, совершенно отдалённая от твоей жизни, только тогда может (я имею в виду, потенциально, без привязки к этим моим опусам) хоть как-то зацепить читателя, если в ней будет что-то близкое нашим реальным проблемам.
      Но реальный “Юра” так не сделал. Когда его в своё время очередной раз выдавили из бизнеса, он на все деньги, на весь “жирок” купил новую Тойоту Камри. Очень уж “Юра”, чрезмерно, излишне эмоциональный, нуждался в сильном психологическом компенсаторе.
      Когда он нашёл временную работу, пошёл наёмником и стал подчиняться другому хозяину бизнеса, то очень быстро почувствовал правильность этого решения.
      Потому что когда этот человек забывал уговор и начинал его учить жизни, “Юра” компенсатор задействовал. Вместо того чтобы начинать зарабатывать себе язву или инфаркт, он брал на новую работу новую машину. Ставил свою серебряную красавицу под окнами магазина, рядом с “девяткой”, целый день посматривал на них с внутренней усмешкой и говорил себе: “Эй, шеф, сам ты дурак!”.

Оставить комментарий