болезнь или привычка?

всем здрассти!
никакое это не слово приветствия обозначенного в титрах «руководителя» нового кружка а желание пролить свет на появление «ленского» и обозначить замысел:
его родной батюшка алексей константинович пишущий то в нитку то столбиком (с) затеял эту историю ещё весной – заговорщицки обратившись ко мне со словами “а давайте ира устроим…”
ну и…решили
я постараюсь быть максимально честной в изложении  солидарного с антоновым мировоззрения – коль скоро алексей константинович счёл возможным предложить мне временный союз
если прозаический семинар имеет вполне определенные задачи совершенствовать путем обсуждений   /л и т е р а т у р у/   то поэтический в принципе этим заниматься не может потому что поэзия строго говоря не литература – т е НЕ сочинительство
(хотя семинар безусловно служит пользе: взаимное выслушивание и просеивание через аппарат внутренней меры обостряет поэтический слух)
намедни я с удивлением и отрадой зацепила глазом – как это всегда бывает по закону притяжения – вполне однозначное высказывание мандельштама по сопредельному поводу где он развел по разные стороны литератора через запятую(,) сочинителя и – поэта
(в одном предложении три «по» притянулись)
стихосложение вовсе не сочинительство – на сторонний глаз – а скорее стенографирование которое иногда требует шлифовки а чаще твоего напряженного или расслабленного соглядатайства
в это состояние  можно впасть как впадают в недуг и так же легко выпасть
заболеть и выздороветь
лишь бы не превратилось в привычку
в унылое побирушничество за поскребышами чувства
в имитацию остаточных явлений инфлюэнцы…
уйдёт? проводишь с миром
можно ли стать не быв? или не будучи?
я думаю нет
мечта стать биржевым маклером реалистична
поэтом – иллюзия
исчирканные вдоль и поперек стихи пушкина есть лишь щепетильность рожденного снайпером который попадёт и с закрытыми глазами: дело чести – идеальная топография
стихотворение использует тебя как путепровод
ему будто не требуется твое участие – не мешай говорит стих
внутренний напор бывает так велик что только выплеском извержением блевотой ты освобождаешься – и кажется любое настырное опекунство слова приведет к его оскоплению – к умерщвлению к осыпи драгоценой рашели – первозданности и нерукотворности – пыльца останется на пальцах дотошного энтомолога
стихотворная строчка не терпит усердия но приемлет лишь деликатную ловитву
однако как и всё в жизни неоднозначно – стихописание может быть и нарративным
и это тоже я! – воскликнет пишущий по внутренней партитуре…
всё ли стихоподобное есть поэзия?
и как отличить?
и зачем вообще собираться – чтобы что?
может для того чтобы у кого-то развеялись установки на рифму как родовой признак поэзии
всегда с подозрением относишься к рифмованию недоумевая а зачем собственно понадобилось обряжать и конвоировать простенькую мысль в строгом ошейнике?
она нередко от этого сильничанья настолько отдаляется от своего естества что можно сравнить это псевдотворчество еще и с усердием левши: подковать подковал да инсект обездвижен
на встрече можно делится своими мыслями по поводу и мыслями пришедшими в виде стихов
мы собираемся для того чтобы прислушавшись к тексту поведать насколько в нем не улетучилась жизнь не остыла кровь пока он шел родовыми путями
не ссыпалась тонкотертая рашель
насколько то что не терпелось прорычать не превратилось в вязнущее в зубах блеяние
всё это может быть интересным любому кто пишет прозу
приходите!
/-/
…давайте сверим часы
сведём бухгалтерию чувств
сличим фотографии снов
и станем друг другу видны
за тысячами голов
Loading Likes...