Жизнь дерева

Этой ели, что росла в псковских лесах, было много лет. Она сама не помнила сколько. Её ствол был в нескольких местах пробит осколками снарядов Великой Отечественной, раны затянулись, хотя металл так и остался в толще древесины. Её корни впитали кровь солдат, что сражались здесь в войну.
На лесопилке, куда привезли ель, немногословные мужчины, подивившись тому, что лезвия пил остались целы, распластали могучий ствол на доски, пропитали клеем, и дерево получило новую жизнь — оно стало столешницей.
В магазине, куда привезли столешницу, пахло по-разному — металлом среди нагромождения гвоздей и замков, химией — в отделе красок, хвоей и смолой — в углу, среди столярных изделий. Молодая семья, быстро миновав все отделы, остановилась у стеллажа.
– Дорогой, ты помнишь, что обещал сделать стол на кухню? — спросила женщина, поглаживая округлившийся живот.
– Да, мы ведь за этим сюда пришли, — ответил муж, орудуя рулеткой. — Думаю, что эта подойдёт.
– Тогда пойдём скорее на кассу, меня подташнивает, здесь такие сложные ароматы…
Мужчина взял столешницу и понёс её к выходу.
Дома дерево получило новую жизнь — сперва его плоть аккуратно зашлифовали специальной машинкой, потом пропитали особой краской, и финишным слоем лёг лак.
Дерево чутко впитывало всё, что его теперь окружало — запахи кухни, перестук тарелок, плеск воды в раковине, случайно пролившийся кофе. В какой-то момент стало ясно, что звуков стало меньше; так, на стол ставилась одна тарелка, да и от плиты было меньше шума.
Однажды хлопнула входная дверь, и дерево услышало разговоры прямо над собой.
– Врач сказал, что ничего нельзя было сделать…
– Ты не понимаешь! Я потеряла ребёнка!
– Мы оба его потеряли…
– Нет!!! Я ухожу!
Через некоторое время снова хлопнула дверь.
Дерево слышало шаги, скрип половиц, и вот снова щелкнул замок. На стол грузно лёг шуршащий пакет из супермаркета.
Раздался звук наливаемой жидкости, резко запахло.
Потом ещё и ещё.
– Да, Николай Петрович. Нет, извините. У меня серьёзная жизненная ситуация. Да, я понимаю, что согласно правилам компании, я могу быть уволен, но войдите в моё положение… Могу завтра. Но Николай Петрович! Но…

Дверь открылась и закрылась снова. И снова дерево ощутило на себе груз тяжело булькнувшего пакета.
– Вася, ты где? А, в театре с семьёй… кукольный спектакль…
– Серёга, а ты… а, прости, в Турции…
– Братан! А, извини…
– «Абонент не отвечает, или временно недоступен»…
– Ну хрен с ними со всеми! — дерево содрогнулось от удара кулака.
Дальнейшие события смешались и слились в одну и ту же череду дней — утром на дерево проливалось пиво из открытой трясущимися руками банки, в обед — маринад из дешёвых рыбных консервов, а к вечеру крепкий алкоголь из перевёрнутой рюмки. Дерево впитывало всё происходящее и ему казалось, что осталось недолго…
Но в какой-то момент стало ясно, что над ним двое.
– Ну ладно, не парься! Бывает… Наливай!
– Да. Поехали!
Дальнейшие события дереву запомнились смутно. Кто-то на него тошнил, кто-то пытался порезать ножом, найденным в куче приборов, кто-то пытался подпалить зажигалкой.

– Ах ты урод! Ты скрысил!
– Можешь доказать?
Раздался звук удара. На дерево с гулким шлепком рухнуло тело.

– Руки держи! Щас я его…
Несколько тупых ударов.
– Ты его зарубил!
– Пусть знает своё место…

Дерево поняло, что снова его плоть пропитывает то же самое, что и в 1941 году в псковских лесах. Но если тогда Это можно было впитать и пустить в свою пользу, то сейчас Оно стало началом конца…

Сотрудники полиции были немногословны:
– Ну что, здесь всё ясно — пьянка, бытовое…
– Тело в морг?
– Да, пожалуй.

Дворники, нанятые новыми владельцами квартиры, вынесли мебель на помойку и бросили в контейнер для крупногабаритного мусора. Бездушная машина вывезла контейнер за город, туда, где находят свой последний приют оставшиеся после людей вещи. Обитатели социального дна, также нашедшие себе прибежище среди осколков чьих-то жизней, разрубили столешницу зазубренным топором, когда-то найденным здесь же, разожгли костерок и сварили нехитрый ужин.

Дерево умерло.

Loading Likes...
Запись опубликована в рубрике ПУБЛИКАЦИИ. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

One Response to Жизнь дерева

  1. Доветров пишет:

    Всё, что касается дерева, мне очень показалось — и содержание, и исполнение. Наверное, каждый иногда задумывается о жизненном пути какой-нибудь вещи, но, скажем я, обычно размышляю о людях связанных с той или иной вещью, и эти мысли быстро угасают. Здесь же шаг вперёд, дерево может впитывать запахи, считать тарелки, различать звуки, в общем, как-то чувствовать, и даже запоминать, и это всё вполне в рамках законов физики.
    Что касается людей, это, на мой взгляд, никак не катит ни куда бы то ни было, ни тем более в этот текст. Взять первый диалог. Здесь нужно сообщить читателю всего лишь: муж и жена купили стол в хозяйственном магазине, так дерево обрело новую жизнь. Передать эту информацию можно множеством способов. Найти или выбрать способ как это сделать суть режиссёрское решение. Здесь везде (где люди) это делается путём цитат из плохого кинематографа в переводах последователей Володарского. Цитируется не только текст, но и драматургия, и мизансцены. Это не привносит простоты, мгновенной доходчивости и жизненности. Человеку 300 тысяч лет, и он смотрит сериалы, потому что под них удобно чистить картошку или стоять в пробке, а не, потому что они понятны, интересны и жизненны.
    Что касается дерева, всё нормально, всё хорошо, но мне, например, маловато будет, и хотелось бы, чтоб жизнь дерева была более продолжительной и захватывающей.

Добавить комментарий