АНТОН ПРОТИВ ЗОМБИ (детская сказка на ночь)

ГЛАВА ПЕРВАЯ
КАК АНТОН ПОДСЕЛ НА ПЛАНШЕТ
Как только приходит лето родители отвозят Антона к бабушке на дачу. У бабушки дом большой. Из кирпича. Но гораздо больше дома бабушкин огород. Он начинается от крепких металлических ворот. Окружает весь дом и тянется вдоль сада с яблонями и грушами, сливой и кустами орешника с облепихой. Заканчивается огород возле забора с крапивой и ямой, которую родители называют компостной.
По незнанию Антон после дождя подходил к этой яме, набирал из неё воды в ладошки и пил. Каждый раз вода удивляла Антона. Она была не сладкой и противной на вкус. После трех попыток утолить жажду из этой ямы Антон узнал, что компостная яма к компоту, что получал после обеда, никакого отношения не имеет. Какое-то время Антон дулся на родителей за то, что сразу не объяснили разницу между словами, но потом простил их и всё забыл.
Бабушка обожала Антона за то, что внук не ленился и помогал ей не только вскапывать огород, но пропалывать и поливать. В августе они вместе собирали урожай. Но больше самого Антона бабушка любила свой огород. На её участке росли почти все овощи и фрукты, которые только можно было вырастить. Место под ту или иную овощную культуру распределялись бабушкой ещё с зимы и по карточкам. И только зарослям малины, смородины, орешника, и жимолости, что подпирали собой деревья вишни, яблони и груши, была дарована от рождения свобода роста и размножения. В самом центре огорода на самом солнечном месте росла небольшая семья подсолнухов. Когда в дом приходили гости, то часто спрашивали трудолюбивого Антона какое из растений его любимое? На это Антон неизменно указывал на подсолнух!
К бабушке Маше ежедневно приходили соседи с других, даже дальних участков. Они восхищались трудолюбием бабушки, без устали возделывающей огород. Спрашивали у старушки совета и каждый раз его получали.
Когда не рисовал и не лепил, Антон всегда помогал бабушке: окучивал грядки, пропалывал, поливал растения. Так продолжалось целых два года. Родители не могли нарадоваться на сына. Говорили, что растет достойная смена, назвали чадо непонятными Антону словами «передовик» и «ударник», после чего гладили Антона по голове.
Но в этом году все поменялось.
Как только в саду закончилась весенняя смена и родители растащили всех детей по дачам, Антона привезли к бабушке Маше. Довольная тем, что увидела повзрослевшего внука, а больше от того, что у огорода вновь появился помощник, бабушка сразу принесла Антону ведро и лопату.
Но в этот раз Антон не проявил к орудиям труда никакого интереса. Наоборот, он сразу поскучнел. Грустный сел за стол и сложил руки под головой.
– Заболел? – Поинтересовалась бабушка Маша у мамы Антона.
– Нет, хуже! – Воскликнула мама и добавила. – На игры подсел.
Антон точно понимал слово «сел», поэтому в корне с ним не был согласен.
«Ни на что я не подсел», – с грустью думал Антон, но все же посмотрел на свой стул.
– Зависимость у него. Тяжелая, – вставил слово папа.
Тогда Антон понял о чем шла речь. Слово «зависимость» Антон уже слышал, на новый год, когда папа подарил маме планшет. Плоское устройство с экраном работало от прикосновения к нему указательным пальцем. Надавив на экран можно было легко получать разные картинки, которые шевелились, бегали и даже издавали звук.
Как-то, оставив планшет на столе, родители удались в соседнюю комнату. Антон подошел к планшету и легким касанием заставил его работать. На экране появились маленькие красивые окошечки с небольшими надписями.
К своим шести с половиной годам Антон уже неплохо выучился читать, мог сосчитать до ста и даже знал результат умножения чисел два на два. Антон легко прочел под одним из окошек знакомое слово «Игры». Нажал на окошечко пальцем.
На экране появился список игр.
Сначала Антон поиграл в шашки. Этой игре его научили в детском саду. Она казалась ему легкой. Поиграв в шашки партию, он перешел к игре с непонятным названием «Бабл таун». Он без труда освоил принцип игры – сбить как можно больше висячих шаров своим одним. Наигравшись, закрыл наскучившую игру. Вернулся на предыдущую страницу и обратил внимание на картинку с изображением некрасивого взрослого дяди с выпученными глазами. Вид дяди на иконке был настолько омерзительным, что играть Антону в эту игру не захотелось. К тому же из комнаты вернулись родители. Увидели Антона, водящего пальцем по планшету, и забеспокоились. Тут же на голову Антона посыпался поток непонятных слов и выражений. Среди всяких «минобров» и «йэгэ» Антон знал только одно слово – зависимость. Кто эта страшная Йегэ и зачем надо разгонять Минобр Антон конечно же не понял. Ушел в свою комнату и стал переживать за судьбу планшета. И странное дело – иконка со страшилой на планшете не выходила у него из головы.
В следующий раз родители оставили планшет на столе, когда поссорились, и разбежались по разным комнатам. Антон вновь включил планшет. Нарезался в Бабл таун, и решил поиграть в новую игру. Нажал на рисунок с головой неприятного дяди. Надпись под изображением головы была такой:
«Огород против Зомби»
Только сейчас Антон вспомнил, что уже слышал слово Зомби, от Артема Костюшова, по прозвищу Косточка, с которым ходил в детский сад. Косточка рассказывал, что давно и безответно влюблен в эту игру. В ней надо не дать этому самому зомбю… а вот что не надо было позволить сделать зомби Антон вспомнить не мог. Разгадать эту сложную загадку ему и надлежало при помощи планшета.
Антон начал игру. Она была интересной и одновременно простой в управлении. Слева на экране стоял дом. Перед домом во весь экран развернул свои пахоты огород. Сверху над всем огородом висели маленькие окошечки. В одном из них появился цветок, чем-то напомнивший Антону горох. Похожий на него, только поменьше ежегодно цвел у бабы Маши на огороде как раз между луком и укропом.
Едва экран со всеми огородом развернулся. От нарисованного дома к другой стороне экрана побежала зеленая дорожка. Тут же сверху вниз стали сыпаться солнышки. Антон стал быстро нажимать на эти солнышки и перетаскивать их в левый верхний угол экрана (откуда он знал, что складывать солнышки нужно именно в эту часть планшета Антон не смог бы признаться даже под угрозой расстрела). Под солнышком побежали и стали быстро расти цифры: 15…25…50…75…
В одном из окошечек появился подсолнух. Антон прикоснулся к планшету и движением пальца перетянул подсолнух из окошечка на зеленую дорожку ближе к дому.
Одновременно с этим, справа появился и медленно поплелся к подсолнуху человек. Он имел необычайно скверный вид: бледный, лысый, с выпученными глазами. Одна штанина его была порвана от колена и ниже. Из под рваной штанины торчала бледная костлявая нога в грязном ботинке. Он шел медленно, хромая и пошатываясь. Это и был главный враг дома и всего огорода – зомби.
Антон сразу вспомнил, что рассказывал об игре Артем по прозвищу Косточка, быстро вынул из окошечка горох, и движением пальца поставил его напротив зомби. Тут же из стручка в зомби полетели горошины. Пройдя несколько шагов Зомби упал и умер от меткого попадания в него приличного заряда гороховых ядер. Голова зомби покатилась по траве и на глазах Антона … растворилась вместе с туловищем. Вслед за этим по огороду пошли и другие зомби, не менее страшные.
Антона охватил азарт. Он едва успевал ловить солнышки. Вот горох метко сразил последнего представителя потустороннего мира и игра перешла на другой уровень сложности.
Антон мысленно похвалил себя за меткую стрельбу и вновь принялся за игру.
Теперь уже компьютер предоставил Антону новое растение. Им стала картошка. В игре появилась дополнительная дорожка для овощей. На ней Антон уверенно лишил жизни новый отряд рвавшихся к дому нежитей, и вновь похвалил себя.
Он уже выиграл и баклажан за пятьдесят солнышек, и вишня за сто пятьдесят, и два непонятных растения за сто семьдесят пять, и еще один горох за двести. Этот горох стрелял в зомби сразу двумя горошинами, что резко сокращало зомбонаселение игры.
Но, от игры к игре толпа самих упырей только увеличивалась и увеличивалась. А в конце каждого раунда они сплачивались и шли большой компанией завоевывать дом.
В какой-то момент Антон отвлекся, или просто не успел поставить на зеленую дорожку нужный цветок. Сразу два смешных и диковатых зомби, один с палкой в руках, а другой с ведром на голове объели все растения, и беспрепятственно вошли в дом. В планшете раздалась оглушительная сирена, рисованный дом затрясся, и на экране высветилась надпись на английском языке. Смысл слов дошел до Антона без перевода – он проиграл.
От обиды и негодования Антон громко заплакал и швырнул планшет на пол.
Родители выскочили из своих комнат и бросились успокаивать ребенка. Антон долго жаловался на нечестную игру, на дурацкий неправильный планшет. Слезно обещал маме и папе, что никогда больше не подойдет к нему. Но уже на следующий день с воем и плачем так же агрессивно и беспощадно, как днем ранее, требовал от родителей дать ему сыграть в Огород.
Тут то он и услышал от папы слово «зависимость».
ГЛАВА 2
БОЛЕЗНЬ
– Заболел, значит?! – сказала бабушка Маша, и дотронулась ладонью до лба Антона.
Лоб был обычный, здоровый.
– Вылечим. – Добавила бабушка. – А вы езжайте себе. Работайте.
Родители на следующий день уехали на работу. Антон остался с бабушкой Машей.
Расписание дня на даче у бабушки гот от года не менялось; с утра она открывала парник, поливала огород и шла будить Антона. После этого бабушка занималась с Антоном: они читали, играли в какую-нибудь забавную игру, рисовали, и затем бабушка вновь шла на огород.
Но от зоркого ока бабы Маши не ушло, что в отличие от прошлых лет в этом году Антон все делал без огонька. Он вроде бы и помогал как и раньше, и так же цветы поливал, и вскапывал, и играл, но, не переставая беспричинно вздыхал. Иногда надолго задумывался во время работы или игры. Дошло до того, что при прополке вместе с сорняками срыл почти всю редиску. Один раз не полил цветы, и дважды забывал в поле тяпку.
Так продолжалась неделю. Бабушка, как могла, пыталась отвлечь Антона от грустных мыслей. Но чем ближе приближалась пятница – день приезда на дачу родителей, тем чаще Антон смотрел на круглые часы в кухне над телевизором, и грустно вздыхал. Спрашивал «когда же приедет мама?»
Бабушка сразу же поняла, что больше чем сама мама Антона интересует содержимое её сумки, а точнее – планшета в ней.
Так и вышло.
Когда ворота дачи открылись и машина с родителями въехала во двор, Антон опрометью бросился к машине. Радостный, крутился и вертелся вокруг машины, как соседский пес Крутыш. Едва родители вышли из машины и ступили на дачную почву, как Антон тут же затребовал долгожданный планшет. Но мама и папа Антона были тертыми калачами. Они сперва заставили сына помочь себе: Антон перетащил из машины на кухню все вещи, полил цветы и уговорил себя поужинать. Лишь после того, как сами родители уселись перед экраном телевизора, Антон получил долгожданный планшет. И то с условием, что вернет его через пятнадцать минут. За планшет Антон готов был согласиться на все условия и пережить все унижения.
Но все случилось не так, как мечтали родители. Всякая попытка изъять игрушку у ребенка заканчивалась для родителей скандалом. Измучившись сами и вконец измучив ребенка, родители собрали совет.
ГЛАВА ТРЕТЬЯ

НЕОЖИДАННОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ
Родители вывели ребенка из дома и собрали большой совет.
Мама сходу предложила сжечь планшет в костре у Антона на виду. Папой это предложение было отвергнуто по той причине, что планшет это его дорогой новогодний подарок маме. Бабушка сразу стала возражать против поджога, объясняя тем, что такой поступок только сильнее травмирует психику ребенка.
Папа высказал предложение забрать ребенка в город и разместить его детском саду. Против этой идеи выступили обе женщины. Они считали, что летом в городе ребенок медленно, но верно умрет от грязного воздуха, микробов и прочей жуткой экологии. Родители повздыхали, почесали затылки. И наконец бабушка предложила.
– А оставьте планшет тут..
– Что?! – Воскликнула мама.
– А что? А почему нет. – Подал голос папа.
Бабушка попыталась объяснить свою мысль.
– Я дам Антону в руки планшет, только после того, как он выполнит работу. А не сделает – не получит.
– Хм. Метод кнута и пряника?! – Удивился папа. – Не дурно.
На следующий день родители уехали в город на работу, а Антон опять загрустил.
Он ел, пил, копал и собирал дрова с нескрываемой ленью. И в конце концов, сославшись на усталость, отказался помогать бабушке поливать цветы.
– Та-ак! – Грозно сказала баба Маша. – Кто-то не хочет играть в огород?
– Какой огород? – Выкрикнул Антон, подскакивая со стула.
– Какой? Какой? Такой.
– Как? Он у тебя? – Не унимался Антон.
– Может и у меня. – Хитро подмигнула бабушка.
– Дай. Дай. Дай. – Закричал Антон, подлетая к бабушке.
– Что значит дай? Вскопай грядку, полей, тогда может быть и получишь.
Если бы в этот день в поселке проводился чемпионат по вскапыванию грядок и поливов, то Антон несомненно стал чемпионом. Уже через четверть часа запыхавшийся, весь в поту и красный как спелая клубника, Антон вбежал на террасу.
– Где? Давай.
– Что? Уже?
Бабушка привстала, чтобы посмотреть на работу внука. Очки от удивления сами собой поднялись на лоб – с такой быстрой работой она сталкивалась впервые.
– Ну, хорошо. – Сказала она. – Жди тут.
Бабушка ушла с террасы. Долго ковырялась где-то, и наконец вернулась с планшетом в руке.
– На. Играй. Только через полчаса я его отберу – вместе идем к Тимохиным. Понял?
– Понял. Понял. – Отмахнулся Антон, быстро включая обожаемое устройство.
Антон тут же уставился в экран, полностью забыв о существовании бабы Маши. А бабушка сходила на двор. Подняла и спрятала брошенные Антоном на огороде лопату и лейку. Вернулась в дом, вымыла посуду, и поискала «что бы еще сделать?». Не найдя ни каких дел, она по-тихому подсела за спиной Антона и стала следить за игрой.
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

ПОДСЕЛА

Бабушка и внук сидели так минут пять, когда баба Маша впервые подала голос.
– Да не туда. Вниз грибок ставь. Пройдет же.
– Да знаю я, знаю. – Огрызнулся на неё Антон.
Ещё через пять минут бабушка вновь подала голос.
– Ну, это вообще. Чего это он решетку-то взял? Как его убить?
Игра закончилась под общий возглас победы бабушки и внука. Все попытки зомби прорваться в дом были отбиты гвардейским натиском огорода.
– А что?! Мне понравилось. – Подытожила бабушка.
– А после обеда сыграем? – Поинтересовался Антон.
– Ах! Обед! – Воскликнула бабушка. Очки во второй раз за день скакнули с носа на лоб – они проиграли в «Огород» целых два часа.
С тех пор бабушка все реже ставила перед Антоном условия – если выкопаешь или польешь, тогда получишь планшет, а все чаще разрешала Антону играть. Как бы исподволь подсаживалась сбоку и следила за игрой. Не редко подсказывала внуку на какую грядку что сажать, из-за чего между ними не раз и не два уже вспыхивали ссоры. Все чаще Антон обижался на бабушку за то, что она забывала вовремя покормить его. Уже дважды он ел пригоревшую кашу (чего до появления в доме планшета никогда не случалось),и дважды он не пил после обеда компота. Заигравшись, бабушка просто забывала его приготовить. А в пятницу вообще случился конфуз.
Антон побил всех зомби, положил на стол планшет и вышел из комнаты воды испить. А когда вернулся, то увидел, что баба Маша играется с его планшетом.
– Ты чо?! – завопил внук.
Бабушка не ответила. Она даже не слышала Антона. Она лишь шевелила по экрану указательным пальцем, пытаясь подогнать поближе к дому медлительных зомби.
Антон обиделся на бабушку за то, что она начала новую игру без него. Подошел к старушке и попытался выдернуть планшет из её рук. Бабушка оказалась цепкой. Планшет остался у неё. Тогда Антон вцепился в планшет двумя руками. Бабушка сделала то же самое. Они занялись перетягиванием. Оба пыхтели, шипели сквозь зубы «отдай», «дай доиграть» и «я первый начал», но уступать не собирался никто.
Без сомнения бабушка Маша одержала бы победу – она была старше и сильнее. Но тут дверь на террасу отварилась и в дом вошла соседка Тамара Бузькина.
– Петровна?! Ты жива? – Поинтересовалась Бузькина.
Бабушка отпустила планшет отчего тянувший его со всей силы на себя Антон потерял равновесие, упал и растянулся на полу во весь рост.
– А что мне будет?! Я как Ленин – вечно живая. – Ответила ей бабушка Маша.
– Ой. А я то смотрю: один день нет нашей ударницы на огороде, второй. Не случилось ли чо? Не больна ли?!
– Да не. Я тут… я… вишь, внук у меня. Воспитываю. Отучаю его от компьютера. – Бессовестно врала баба Маша.
– Это ты правильно делаешь. Сейчас такая молодежь пошла…
Но какая пошла сейчас молодежь Антон так и не узнал. Баба Маша повела соседку на воздух. Правда, перед тем как выйти, бабушка обернулась и показала внуку кулак.
Этот жест заставил Антона задуматься.
«Дело плохо – подсела старая», – думал он. – «Если так дальше пойдет. То я останусь и без планшета и без обедов, завтраков и прочих компотов. Надо что-то делать».
Антон стал усиленно искать выход из ситуации. Но на ум ничего не шло.
Перед сном Антону примерещилась компостная яма в углу участка. Он сам, исхудавший и голодный стоит перед ней на коленях и пьет её холодную и противную воду, представляя, что это знаменитый бабушкин компот. С тем и уснул.

ГЛАВА ПЯТАЯ
БОЛЕЗНЬ ПРОГРЕССИРУЕТ

В субботу приехали родители. Когда машина въезжала в ворота, то они увидели пасторальную картину: бабушка развешивала на веревке выстиранное белье, а Антон красил забор.
Потом они вместе обедали. Затем ходили на речку, опять ели, дружно спали, полдничали, и вечером собрались у мангала.
– Ну, как он себя вел? – Поинтересовалась у бабушки мама.
– Отлично вел. – Уверенно отвечала бабушка.
Мама погладила Антона по голове.
– Ма. Ты же понимаешь, что я имею в виду?!
– Что? – Искренне удивилась бабушка. – А! Это?!
– Да это-о! – Подтвердила мама.
Антон сидел, дул на угли и переводил взгляд то на маму, то на бабушку. Он прекрасно понял, что речь шла о планшете.
– Это вообще без проблем. – Сказала бабушка.
– То есть? – Встрял папа.
Антон посмотрел на папу.
– То и есть, что как и не было ничего. – Витиевато ответила бабушка.
– Не понял? – Выразил удивление папа.
– А вот так. Как будто испарился. – Опять загадкой ответила бабушка.
Мама с папой переглянулись.
– За неделю?! – Воскликнула мама.
– За неё родную. – Ответила бабушка.
– То есть мы можем спокойно забрать планшет и криков не будет? – Поинтересовался папа.
– Да, но… не советую. Может начаться ремиссия и тогда… возможны проблемы. Пациент пока близок к выздоровлению, но ещё не вполне поправился. – Высказалась бабушка и посмотрела на Антона. Антон согласно кивнул.
Что такое ремиссия и кто такой пациент он пока не знал, но чувствовал, что с речами бабушки Маши стоит согласиться.
– Ой, я ж забыла совсем! – воскликнула мама. – Я же тебе новые семена огурцов и клубни пионов привезла.
Мама с бабушкой пошли искать семена, а папа подсел к мангалу и положил на него шампуры с кусками белого мяса. Пока мясо коптилось папа пододвинулся поближе к Антону и положил ему на плечо свою могучую руку. Они сидели молча и смотрели на загорающиеся на небе звезды. Изредка папа снимал с плеча Антона руку, переворачивал шампуры и дул на угли. Искры взлетали в небо и устраивали звездный хоровод.
– Как глаза у зомби, – тихо произнес Антон.
Папа вздрогнул. Посмотрел на Антона.
– Па. А тебе в «Огороде» какое растение больше всего нравится?
– Репа. – Ответил папа и добавил. Она сладкая и вообще. Она вся такая… русская.
– Ты чего, пап! – Весело воскликнул Антон. – Там нет репы.
– Где там? – Сдавленным голосом спросил папа.
– Где-где?! В игре. В «Огород против зомби».
Папа дернулся и снял руку с плеча сына. Не заметив, папиного движения, Антон встал, скривил ноги и прихрамывая пошел вкруг мангала словно сам сейчас был зомби.
– Похож? – Поинтересовался Антон.
– На кого? – Закипая от негодования, спросил папа.
– На зомби. – Воскликнул Антон, удивляясь папиной недогадливости.
Папа вскочил. Стал метаться вдоль дома, взлохмачивать волосы, заламывать руки. Он всё время повторял: «надо что-то делать, надо что-то делать».
Антон понял эти слова по-своему. Сел к мангалу и стал переворачивать шампуры.
После шашлыков папа подобрел. Успокоился. Перестал вести себя странно.
Всей семьей родители пели песню про туман и дороги, песню Чебурашки и Трубадура. А перед тем как пойти лечь спать папа даже спросил у Антона:
– А какой зомби тебе больше всего нравится?
– Ну, с палкой бегает смешно. – Ответил Антон. – А с оранжевым колпаком на голове забавный.
– А какой тебе кажется самым страшным? – Поинтересовался папа. Тут в разговор встряла бабушка.
– А вот этого не надо. Ребенок ещё не вполне выздоровел.
Она схватила Антона и со словами «пора спать» потащила внука в дом. Но он все же успел прокричать на ходу.
– Самый страшный с ведром. С ведром на голове.
Бабушка и внук легли спать. Мама Антона подсела к мужу. Обняла его и мечтательно, но уверенно произнесла.
– Все-таки хороший у нас сын растет.
– Золото. – Ответил он, немного помолчал, и зачем-то нараспев добавил. – Са-мо-вар-ное.
Словно подтверждая папины слова, в траве негромко зазвенело какое-то насекомое.
ГЛАВА ШЕСТАЯ

ПЕРВЫЙ СОН АНТОНА

Засыпающему и счастливому Антону снилось, что вот они впятером: бабушка, мама, папа и кот Углерод вместе пропалывают огород, ухаживают за ним, поливают. Овощи растут на глазах. Вырастают в человеческий рост и начинают раскланиваться, как бы в благодарность людям за труд. Но затем картинка резко меняется; на небо набежали тучи, солнце скрылось, а по огороду со стороны участка Тимохиных к дому Антона потянулись одинокие фигуры зомби. Они идут неприятно медленно, пошатываясь и хромая. Шествие возглавлял уродливый зомби в оборванной одежде. Вместо головы на его плечах ведро. На месте глаз, носа и рта черные дыры. Антон поворачивает голову влево и видит возле себя бабушку с мамой. Смотрит направо. Там плечом к плечу отец с Углеродом. В руках у родители и даже кот сжимают орудия труда. Бабушка и мама держат грабли. Отец лопату. Кот зажал в лапах кочергу и лишь у Антона в руках коса.
Зомби медленно приближаются к дому. До самого противного, с ведром на голове, остается не более десяти шагов. Вдруг зомби остановился и… завыл.
Антон проснулся от того, что за окном кто-то выл. От леденящего душу звука он накрылся одеялом с головой и стал дрожать. В доме всё зашевелилось. Вот послышались шаги. Вот кто-то прошел. Вот где-то открылась дверь, далеко-далеко залаяла собака. Вот опять открылась дверь и вновь застучали шаги. Они приближались. Антон четко слышал, что тот за дверью шел как-то странно, словно прихрамывал.
Антон от страха вжался в кровать и ещё сильней затрясся под одеялом. Он услышал, как медленно со скрипом открылась дверь.
Неизвестный вошел в комнату – Антон закричал.
-А-а-а!
ГЛАВА СЕДЬМАЯ
О ПОЛЬЗЕ РАННЕГО РАЗВИТИЯ РЕБЕНКА

-Тихо ты! Тихо оглашенный! Это я. – Сказал бабушка.
В комнату вошла бабушка. Антон бросился к ней и обнял её.
– Ба. Так страшно было. Я думал зомби за мной пришел.
Бабушка вновь уложила Антона, легла рядом.
– Ба. – Подал голос Антон.
– Ну? – спросила бабушка.
– А кто там выл? – спросил Антон.
– Никто не выл.
– Я же слышал.
– Тебе приснилось. Спи уже. – Повелела бабушка.
Но какое спи? Уснешь тут. Антон так и лежал открыв глаза, до тех пор пока первые лучи солнца не позолотили потолок.
Когда Антон утром вышел к завтраку, то выяснилось. Что вой слышала не только он, а и все остальные жители дома. И даже некоторые поселковые.
Кроме того, на огороде обнаружились человеческие следы. Был вытоптан лук и сломан один подсолнух. Тут же провели небольшое расследование, которое дало новую улику – дырявое в двух местах ведро. Антон с полчаса проревел над загубленным подсолнухом. Начался дождь и Антон ушел переживать в дом. Мама пыталась развеселить Антона, но ничего не получалось. А вечером родители простились и уехали на работу.
Следующий день прошел без происшествий если только не считать происшествием то, что бабушка полила огород и надолго засела… над планшетом. Сперва Антон сидел рядом и, тяжело вздыхая, завистливо наблюдал за игрой старушки. Вскоре он понял, что поиграть ему не дадут, встал и пошел по участку. Увидел за забором Сережу Тимохина и пошел к нему.
Сергий держал в руках старый весь в ржавчине велосипед. Он орал на всю улицу – звал Никиту Кокинова, что жил в дальних домах, кататься на велике.
– А давай кататься вместе? – Предложил Антон.
– Ну, пошли, – без видимого удовольствия согласился Сергей.
Антон вывел за ворота свой велик, и приятели покатили по дороге. Но едва они проехали метров тридцать, как Антон начал говорить о наболевшем.
– Ты знаешь такую игру «Огород против зомби»?
– Слышал. – Ответил Сергей.
– А у меня она на планшете есть. – Стал с гордостью рассказывать Антон. – У тебя есть планшет?
– Слушай. Совсем забыл. Мне ж надо ещё это… ещё в одно место заехать. – Сказал Сергей, разворачивая велосипед.
– Поехали, – согласился Антон.
– Да не. Я один. – Сказал Сергей и быстро укатил.
Антон остался один. Он сделал пару кругов вокруг дач, остановился, посидел возле главных ворот. Никого больше не встретив, и, ни с кем не поговорив, вернулся в дом. Бабушка по-прежнему сидела, уставившись в планшет. Антон тяжело вздохнул. Сел рисовать, но на бумаге все равно выходили зомби, плетущееся по огороду. Рука сама выводила то горох, то вишню, разрывающую зомби в клочья. Отложил карандаши. Решил было поиграть в мяч, но напарника не нашел. Даже обедать настроения не было.
Антон сел на стул и от безделья стал крутить головой и болтать ногами. Тут его внимание привлекла толстая книжка. Вообще всё, что было толще альбома по рисованию, Антон считал толстым. Книга стояла на небольшом шкафчике рядом с другими изданиями, но отличалась от остальных тем, что на обложке пестрели яркие рисунки растений. Антон встал и вынул книгу. На обложке он прочел: «Ваш огород круглый год». Антон к своим шести с половиной годам читал хоть и не бегло, но достаточно сносно. Раскрыл книгу и стал читать. Книга рассказывала о том, в каком порядке надо сеять и сажать овощи, чтобы получить первоклассный урожай. Антон с удивлением узнал, что существует растение с необычным названием артишок, и что горчица это не зеленовато-коричневая вонючая мазь, что стоит на столе в закрытой вазочке, а душистое растение, и что кроме обычного лука, бывает и лук порей (здесь Антон решил, что в слово вкралась ошибка, и следовало бы читать «лук полей»).
Он дочитал до посадки и возделывания гороха и задумался.
«Так. Мне сегодня снился сон? Снился. В нем были зомби? Были. А огород в моем сне был вытоптан? Был. А подсолнух сломали? Сломали. Стало быть зомби действительно есть! И они бродят.»
От своей догадки Антон аж подпрыгнул на стуле.
«Просто до этого они бродили по другим огородам, а до нашего не доходили. А вчера забрались в наш огород. И растения дали им отпор. А подсолнух героически погиб или был съеден. Надо что-то придумать, чтобы дать зомби отпор, если вновь придут».
Антон хотел посвятить в свои планы бабушку. Даже окликнул её.
Бабушка, не отрывая от планшета головы, пробурчала что-то вроде «успею, успею приготовить» вновь зарылась в планшет.
Антон прикусил губу. Взял книгу под мышку и вышел на двор. Подошел к сараю. Вынул оттуда тяпку и пошел в огород.
Под палящим солнцем он окучивал землю, выдирал сорняки, вставлял колья, подвязывал клубни так, как учила мудрая книга.
Когда проголодался, то сам достал хлеб. Нарезал бутербродов с сыром. Скипятил чаю.
После еды он продолжил пахоты. Он копал бы и окучивал огород до темна, если бы вдруг не пришел к мысли о спасении огорода.
« Не надо спать. Надо дежурить по ночам. Как только увижу зомби, то возьму лопату и убью его».
Так и порешил. С этой мыслью он сложил орудия труда, вымыл начисто руки от земли, и пошел спать.
Его разбудила бабушка.
– Ты чего это? Давно такого не было, чтобы ты днем спал.
– Я специально. – Ответил Антон.
– Хватит. Вставай специалист. Я сырников напекла.
После перекуса Антон поливал огород.
– Да ты я смотрю огородником стал. Настоящий дачник, – услышал Антон голос. Повернулся. С ним говорила соседка, баба Настя Тимохина.
– А куда же бабушка пропала? – Улыбаясь, спросила соседка.
– А ну её. С зомби сражается. – Честно ответил Антон.
Улыбка с лица бабы Насти стала медленно сползать.
– С кем?
– С зомби. Ну, с такими нечеловеками.
Тут Антон вспомнил Сергея и то, что у Тимохиных нет планшета, и решил исправить ситуацию.
– Да играет она там, сидит.
– С кем? – Не унималась соседка.
– Как с кем? – удивлялся Антон непонятливости взрослого человека. – Сама с собой играет.
– Ох парень. Напекло видать тебе. Ты б сходил, прикрыл лоб панамкой то. – Посоветовала бабушка Настя. – А я вечером к Машке зайду. Скажу ей.
С этим соседка ушла. Антон тоже решил, что на сегодня хватит – ему предстояло не спать целую ночь, охранять огород.
Слово свое соседка сдержала. Тимохина и впрямь пришла вечером в гости и застала странную картину. Антон сидел за столом и всух читал книгу о повышении урожая плодоовощных культур. Бабушка Маша, не меняя позы, молча осваивала планшет.
– Здравствуй, соседка. – Сказала Тимохина, вваливаясь без стука. – Как живете-можете?
Бабушка Маша отложила планшет в сторону.
– А и хорошо живем. Мирно. – Ответила она и засмеялась.
– Ну да. Ну да. То-то я смотрю ребенок в поле целыми днями, а бабушки нет. – Сказала соседка.
– Ой, Настюх. Такая игра. Все на свете с ней забыла. Смотри.
И бабушка Маша стала расписывать соседке правила игры в Огород.
Тимохина послушала историю про новейший китайский планшет, про растения по пятьдесят и двести солнышек, развернулась и со словами «спятила на старости лет» вышла из дома.
Бабушка Маша захлопала глазами.
– А че я ей такого сказала? Чего это она? – Повторяла и повторяла она, обращаясь к Антону. Антон на это только пожимал плечами.
Ночью Антон твердо решил не спать. Но он так вымотался, таская от колодца к огороду лейку с водой, что едва коснувшись головой подушки, уснул.
ГЛАВА ВОСЬМАЯ
ВТОРОЙ СОН АНТОНА

Ему снилось, как он берет со стола планшет.
В игре над огородом стоит ночь. Из орудий уничтожения зомби в окошечках наличествует горох, подсолнух и три сорта грибов.
Ночной огородный пейзаж украшает скромный набор из надгробий и крестов над парой могил. Зрелище ночного огорода приводит Антона в ужас. Антон расставляет вокруг дома защиту из грибов. Антон начинает чувствовать какую-то смутную тревогу и пока не понимает откуда она растет. А зомби уже двинулись отвоевывать огород. Они идут медленно раскачиваясь. По огороду стелется неприятный, неизвестно какому существу принадлежащий вой. Тут Антон понимает откуда появилось и растет беспокойство: солнца то ночью нет, а стало быть ни солнышек, ни столь нужных очков в борьбе с зомби брать неоткуда.
Едва только первая нежить доплелась до гриба, как вдруг из планшета высунулась костлявая рука с длинными загнутыми ногтями и вцепилась Антону в руку. Антон вздрогнул и … проснулся. Дрожа всем телом, сел на кровать. За окном ярко светила луна. От звенящей тишины становилось ещё страшней.
Сначала Антон подумал, что надо бы разбудить бабушку. Но тут же вспомнил, что собирался сторожить огород, и от первой мысли отказался.
Антон превозмог страх, оделся и вышел из дому. Выйти он вышел, но что делать дальше не знал. В каком-то мультике он видел деда, который сторожил своё поле. Но мульяшный дед сторожил своё добро с ружьем. А где его тут взять? И тогда Антон решил дойти до сарая, и вооружиться вилами. Озираясь, он на цыпочках пошел к сараю. Уже издали увидел, что дверь в сарай была приоткрыта.
Антон остановился шагах в пяти от постройки. Из сарая доносились непонятные звуки. Внутри явно кто-то был. Антон хотел уже позвать бабушку, как тут же на пороге появился…настоящий зомби. Антон окаменел.
ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
ЖИВАЯ НЕЖИТЬ
Зомби точь в точь походил на своих собратьев из планшета:
на голом теле рваный пиджак, брюки порваны, из дыр белеют голые ноги. Вместо ботинок белые кроссовки, а вместо головы – ведро. Там, где должны находиться глаза – зияют чернотой дыры. Носа и рта Антон не наблюдал вовсе.
Зомби медленно опустил руку в карман. От этого движения сердце Антона остановилось и он почувствовал, что вот-вот должен умереть. Но рука зомби тут же пошла верх и выудила из кармана любимые Антоном мармеладки Бон Пари.
– Не бойся меня. Я не враг, – гулко раздался из-под ведра металлический голос.
Сердце Антона забилось вновь. Он хотел убежать, но не мог. Страх так сковал его, что он боялся произнести даже звук.
Одно дело сотнями убивать крошечных мертвых человечков на планшете, и совсем другое, встретить такого живьем.
Этот с ведром вместо головы вел себя очень странно. Первое, что он сделал это бросил к ногам Антона упаковку Бон Пари. Затем зомби сел на крыльцо сарая. Получилось, что голова Антона пришлась вровень с дырами в ведре.
– Ты меня не бойся. Мы добрые. – Гудело басом ведро.
От этих слов, а скорее, от брошенных к ногам конфет, Антон медленно пришел в себя. Трясущимися руками поднял с земли упаковку, но есть не спешил.
– Ты ешь. Ешь. – Подбадривал Зомби. – Тебя как зовут?
– А…Ан…Анто…Антоп…Антон, – справился с третьей попытки Антон.
– Да не трясись ты так, Антон. Я же сам боюсь. – Признался Зомби.
– Ты, боишься? – Удивился Антон. И страх постепенно отпустил его. – Кого?
– У-у. Ты чего. Мы много чего боимся. Мы же почему только ночью выползаем?
– Почему? – Спросил Антон.
– Да потому, что нам солнечный свет вреден. Да и вас много.
– Дачников?
– Дачников, вообще людей. – Ответил Зомби. – Да ты не стой. Присаживайся.
Немного поколебавшись, Антон подошел и сел рядом с Зомби. Вскрыл упаковку и стал жевать Бон Пари. Страх постепенно Антона отпустил.
– А ты настоящий? – спросил Антон.
– А то.
– Из планшета?
– Из него.
– А я в вас играю.
– Да ты что? – Загудел Зомби оцинкованной головой. – И давно?
– Давно. Месяц уже. И дальше бы играл, если бы бабушка планшет не отняла.
– Это она правильно сделала. Зомби детям не игрушка.
– Да нет. – Воскликнул Антон. – Она у меня отняла, чтобы самой играть.
– Не может быть?
– Да! – Воскликнул Антон и протянул Зомби последнюю конфету.
– Не надо.– Ответил Зомби. – Мы такое не едим.
– Знаю. – Сказал Антон, запихивая в рот очередную конфету. – Вы нами питаетесь и огородными растениями.
– Кто тебе такое сказал? – Воскликнул Зомби и вскочил со своего места. Антона такое непредсказуемое действие собеседника испугало. Он понял, что теперь отрезан от дома здоровенным Зомби. И хотя существо казалось не злобным, но все же опасаться его следовало.
– В планшете видел, – испуганно ответил Антон. – Да и подсолнух.
– Что подсолнух? – Прогудело из-под ведра.
– Так на огороде нашем три подсолнуха было, а теперь два. Ваши ж съели. – Неуверенно пропищал Антон.
Зомби вернулся на прежнее место. Его тяжелая рука легла на плечо мальчика. Антон удивился. Ему казалось, что рука у Зомби должна быть костлявой и оттого легкой. А эта весила как рука живого человека.
– Послушай меня, Антон. Давно-давно злые и жадные колдуны заколдовали нас в зомби и поселили за огородом в чистом поле.
– Зачем? – Поинтересовался Антон.
– В этом вопросе и кроется вся разгадка игры.
– А у колдунов есть имя?
– Конечно. Их звали… хм…это…
– Забыл?
Тут ведро и плечи Зомби затряслись. Антон понял, что Зомби умеет смяться как живой.
– Вы что, и смеяться можете?
– Мы все можем. Я же тебе говорил, мы добрые зомби.
– Так как зовут волшебников? – Не унимался Антон.
– Вспомнил. Их звали Буржуинами.
Антону показалось, что он где-то уже слышал это слово. А зомби тем временем продолжал.
– Ты уже знаешь, что игра закончится, если мы войдем в дом.
– Знаю. – Подтвердил Антон.
– Да, но того ты не знаешь, что…
У Тимохиных залаял Крутыш. Кто-то из соседей вышел из дома во двор.
– Слушай, Антон. Ты же умеешь хранить тайны? – Шепотом поинтересовался зомби, снимая с мальчика руку.
– Умею. – Ответил Антон.
– Ты же не скажешь бабушке, что встречался со мной?
– Да. То есть нет. Не скажу. – Замотал головой Антон.
– Я тебе почему-то верю. Тогда давай договоримся так. – Перешел на шёпот зомби. – Завтра ночью опять приходи сюда. Я расскажу тебе зачем мы лезем в дом. И еще узнаешь почему мы не едим людей. Придешь?
Антон кивнул.
Зомби встал. Посмотрел по сторонам, и не пошел, а, скорее, побежал за дом, к ограде. В предрассветных сумерках Антон едва успел разглядеть, как зомби ловко перелез через забор и скрылся за ним.
«Не понятно, – рассуждал Антон, заходя в дом. – Если в планшете зомби хромают, то почему этот с ведром так ловко бегает? Не понятно»
Под эту загадку Антон вернулся в дом, лег и уснул.
ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
БОЛТЛИВЫЙ РЕБЁНОК
Проснулся Антон чуть ли не к обеду. Его никто не будил.
Вышел на кухню. Бабушка сидела над планшетом.
– О! Проснулся! – Воскликнула бабушка. Перевела на внука взгляд и вновь уставилась в планшет. – Эх мать! Тут такие овощи пошли. Ужас. Кого хошь склюют.
– Ба, а завтрак будет?
– Да. Поищи в холодильнике.
«В холодильнике?!» Такого ещё не было. Обычно на завтрак Антон получал овсяную или гречневую кашу, или свежеприготовленные румяные сырники. В редких случаях, когда бабушка допоздна закапывалась в огороде, а приготовить было не кому, то Антону разогревали вчерашние макароны. Но то, что бабушка предлагала сейчас не лезло ни в какие ворота.
Антон выудил из холодильника сыр, хлеб, кетчуп. Его Антон тоже любил особенно с макаронами.
Разогрел в микроволновке хлеб с сыром, полил кетчупом. Всё съел.
Вскипятил чай.
– Вау! – Раздался радостный крик бабушки Маши. – До третьего уровня дошла. Не хочешь посмотреть?
– Неа. У меня дела.
– Дела? Не расскажешь какие? – Удивилась бабушка, взглянув на внука из-под очков.
Антона так и подмывало поведать бабушке о его ночном друге.
Но он вспомнил, что обещал Зомби не говорить о нем ни слова и отмахнулся.
– Да не. Так.
– Ну, так – так так. Иди играй.
Антон вновь взялся за книгу о садоводстве. Прочел об уходе за семейством пасленовых и выращивании спаржевой фасоли. На всякий случай заглянул в главу книги – как готовить огород к зиме.
Он отложил книгу и пошел в огород. По ходу подумал, что на всякий случай надо бы прочитать нетолстое издание о консервировании, – вдруг пригодится.
Антон подошел к парнику, увидел, что он стоит закрытым. Когда открыл, то обнаружил, что овощи не политы.
Сходил и набрал из бочки воды. Когда шел к парнику то заметил небольшой сход дачников с обратной стороны забора.
Бузькина с Тимохиной не таясь обсуждали бабушку Машу. Возле них крутился пёс Крутыш.
– Влюбилась, я тебе говорю. Вот тебе крест. Сама слышала. – Разорялась Тимохина.
– А я тебе говорю она дом решила продать. Через Интернет. И свалить хочет. – Врала Бузькина.
– Вот я и говорю, наша на сайте мужика, и к нему собралась. Помнишь у неё в позапрошлом годе два таджика крышу крыли. Вот к тому шо постарше и собралась.
Завидев Антона с тяжеленой лейкой, Крутыш тяфкнул.
Соседки замолкли. С сочувствием посмотрели на Антона.
– Замучила парня. – Пожалела Антона Бузькина.
– Совсем заморит. – Поддакивала ей Тимохина.
– Здравствуйте! – Поприветствовал Антон соседок. Они ему ответили тем же.
– Исхудал то как, – заметила Бузькина.
– Антон, ты это… есть захочешь – заходи. Накормим. – Предложила Тимохина.
Но ещё долго пока шел к парнику, Антон слышал их сочувствующие вздохи и охи.
Антон крепко взялся за огород. Пропалывал, подвязывал, возделывал, поливал. Рассадил куст роз, выкопал разросшуюся жимолость. Перевез, как учила мудрая книга, пару тележек компостной земли под кусты смородины. В конце работы насчитал семь мозолей, три царапины и две ссадины.
Он сильно устал и изнемог от жары. К моменту полного бессилия Антон получил награду – бабушке удалось оторваться от планшета и приготовить внуку обед.
Антон ел борщ и с любовью смотрел на бабушку.
То ли от усталости, то ли в благодарность за приготовленный обед, но сам того не желая, Антон вдруг выдал.
– Ба, а я с Зомби подружился. Он хороший.
– Да?! – Произнесла бабушка вовсе без удивления. – Разве зомби бывают хорошими?
– Этот хороший. Он мне Бон пари дал.
– О как! Стало быть зомби теперь конфеты едят?
– Не. Он ничего не ел. Я съел.
– Тогда, как ты понял, что это был зомби? – Спросила бабушка.
– Ну, как-как? Ты чего? – Антона иногда раздражала бабушкина недогадливость. – У него же ведро на голове. Штаны в дырках. Голос дурной. Грязный весь. Как в игре.
Бабушка засмеялась.
– Да?! И как же зовут твоего зомби?
Тут Антон понял, что вчера от страха даже забыл спросить его имя. Антон пожал плечами.
– Зато я знаю, как колдунов зовут.
– Каких колдунов?
– Какая ты непонятливая. – Возмутился Антон. – Которые всех зомби заколдовали и заставили с огородом воевать.
– И как их зовут? – Еле сдерживаясь от смеха, поинтересовалась бабушка.
– Буржуинами.
Бабушка прыснула со смеху.
– Эти могут. Они всех нас заколдовали. Скоро всех в зомби превратят. На такую пенсию кто ж проживет? Вот мать при советах сто тридцать получала и все могла купить. А тут?! Тфу! Гроши. – Уже не смеялась, а ворчала бабушка.
– Но я узнаю. – Вставил Антон.
– Что? – Не поняла баба Маша.
– Как что? Имя узнаю. Он обещал сегодня прийти.
– А-а! И когда же он придет?
– Мы ночью встречаемся, – ответил Антон, заглатывая ложку пельменей.
Бабушка вздрогнула. Присела к Антону. Потрогала его лоб.
– Вроде нормальный. – Сказал она. – И давно вы с ним встречаетесь?
– Не, один раз только. – Честно ответил Антон.
Бабушка встала со стула, сделала озабоченное лицо, и несколько раз прошлась по кухне вперед-назад. Вновь присела к внуку.
– Тось, скажи честно. А тебе раньше зомби снились?
– Да, не раз. – Радостно воскликнул Антон, и с набитым ртом стал рассказывать свои сны.
Бабушка слушала Антона со всей серьезностью.
– Ладно. Ты пей компот. Пей. Он облепиховый. – Сказала она, и добавила. – Ну, правильно, что я от тебя его забрала.
Антон так и не понял, что у него отняла бабушка, и зачем это ей было надо.
Вечером после душа бабушка переодела Антона во все чистое и положила в кровать.
– Это хорошо, что тебе добрые зомби снятся. Пусть.
– Один. – Антон вынул из-под одеяла один палец. – Один Зомби.
– Ну, хорошо. Пусть один. Ты подружись с ним. Спроси, как зовут и обязательно скажи, чтобы в дом не входил… да и на огород тоже. Общайтесь как и раньше у…
– У сарая. – Напомнил Антон.
– Да. У сарая можно.
– Хорошо. – Ответил Антон и закрыл глаза.
Бабушка ушла, но сон к Антону не шел. Он, как и днем ранее, после обеда выспался, поэтому ворочался в кровати, вздыхал. Скоро лежать без дела ему надоело. Он оделся и вышел из дома. В комнате бабы Маши ещё долго горел свет.
«Играет», подумал Антон и вернулся в дом. Сел у окна, стал считать звезды и ждать появления Зомби. Наконец бабушка погасила свет. В доме стало тихо. Где-то проехала и остановилась машина. В ночной тиши было слышно, как хлопнула её дверь и сразу залаяли собаки.
ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
СТРАШНАЯ ПРАВДА О ПЛЕМЕНИ ЗОМБИ И ВЫМЫШЛЕННОМ ОГОРОДЕ

Вот и собаки затихли, и Антон едва различил, как на фоне сарая метнулась чья-то тень.
«Пришел», радостно подумал Антон. Он слез с подоконника и вышел из дома.
– Эй, ты тут? – Прошептал Антон, когда подобрался к сараю.
– Да-а. – Прогудел оцинкованным голосом Зомби и вышел из-за сарая.
– А я тебя уже жду давно.
– Молодец. – Похвалил зомби и протянул Антону новую пачку конфет. На этот раз это была упаковка Фру-Фру.
– Бон Пари не было. – Развел руками Зомби.
– Да ладно. Эти тоже ем. – Ответил Антон.
– Как день провел? – Поинтересовался Зомби.
– Пахал. – Ответил Антон.
– В смысле? – Удивился Зомби.
Антон сел на крыльцо сарая и тяжело вздохнул.
– Подсела старая. В растения против вас режется. Не до меня ей. Вся тяжесть огорода на мне. Поливаю, копаю, рву, сажаю, – грустно сказал Антон.
– Беда. – Изрек Зомби.
– Беда, – подтвердил Антон.
Какое-то время они молча сидели рядом. Первым не выдержал молчания Антон.
– Ты помнишь, что вчера обещал?
– Конечно помню. Обещал рассказать, кто мы такие и почему в дом войти стремимся. – Ответил Зомби. Он покряхтел. Поправил на плечах ведро.
– Ну, слушай.
И Зомби принялся рассказывать. Рассказчиком он оказался интересным, а история его жизни после смерти длинной. Антон и Зомби просидели довольно долго. Мальчик обо всем хотел знать: почему у него на голове ведро, а у других зомби нет? Как и чем он питается если дырок для рта и носа в ведре нет? Почему у одного из зомби в игре оранжевый колпак на голове, а другого палка в руках? И зачем им нужно пройти в дом обязательно через огород, они что, обойти не могут?
Зомби все отвечал и отвечал на вопросы Антона. Уже заметно похолодало. В какой-то момент добрый Зомби даже снял с себя пиджак и набросил его на дрожащего от холода Антона. Под пиджаком оказалась белая майка без рукавов, какую обычно Антон видел на взрослых дядях. А Зомби все рассказывал и расскзывал…
ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
БАБУШКА В ОПАСНОСТИ
– В общем они, зомби, это души добрых дачников. А вот души злых дачников поселились в растения. – Пересказывал Антон бабушке содержание ночной беседы с Зомби за утренним завтраком. – Ну, смотри. В жизни растения разве едят людей? Не едят. А настоящие зомби разве едят траву, вишню, кабачки, картошку? Тоже нет. Они живой плотью питаются. А в планшете все наоборот. Получается он говорит правду.
– А зачем они лезут в дом? – Спросила бабушка.
– В доме лопата лежит. Волшебная. С её помощью зомби выроют себе могилку, уснут и их души успокоятся. Но растения и газонокосилки им мешают, а дети и взрослые не знают этого, играют, тратят свое врем, деньги, портят зрение…фу! Не буду больше в эту дурацкую игру играть.
Сперва бабушка Маша слушала Антона так, как слушают чужой забавный сон. Но одно место в повествовании бабушку сильно напрягло.
– Я его спрашиваю, ты только ко мне ходишь? Он говорит – нет. У других мальчиков на участке тоже есть планшеты, и злые Буржуины тоже приучили их и их родителей играть в Огород против зомби. Вот он и ходит по всем участкам, дарит конфеты и рассказывает детям правду. Я его спрашиваю – мы на участке ведро нашли и следы, это твои были? Мои, говорит. Он ведро с головой во время битвы с подсолнухом потерял. Помнишь, ба, я над этим подсолнухом плакал? Так выходит, говорю, надо все растения на огороде выдрать, они же души плохих дачников. Он руками замахал. Что ты, что ты, говорит. Наоборот. За ними надо следить и ухаживать, потому что только души плохих дачников не плодоносят. А если растение уже принесло плод, значит душа очистилась. Вот.
Выслушав весь этот бред, бабушка не знала, что делать, и за что взяться.
Ребенок был явно не здоров, это она поняла ещё на середине рассказа. Но это её беспокоило в меньшей степени. Гораздо больше её волновало её собственное самочувствие.
«Это что же, – рассуждала она. – Скоро и я с ума сойду? Скоро и ко мне по ночам будет Зомби приходить?»
– Всё, всё. Надо завязывать. Надо завязывать. – Повторяла и повторяла бабушка вслух.
– Что завязывать, ба? – Поинтересовался Антон.
– Что? – Не сразу поняла бабушка Маша. – Я что? Что-то вслух уже сказала?
– Да, ты сказала, что тебе что-то завязать надо. – Подтвердил Антон.
– Всё! Приехали, – произнесла бабушка, заваливаясь на стул.
– Бабушка, бабушка! – Закричал Антон. – Тебе плохо?!
– Да, милый. Полежать бы. – Сказала бабушка и поплелась к дивану.
Антон принес по просьбе старушки стакан с водой и отправился по делам. Ему предстояло возделывать огород. Но в отличии о прошлых дней, теперь Антон все делал осмысленно. Он уже знал, кто скрывается за каждым растением, поэтому обращался с ними нежно, при поливе разговаривал с каждым вслух.
– Не нужно волноваться, господин Пион. – Обращался Антон к кусту Пиона. – Я вас не сильно потревожу, вот наступит июль, вы распуститесь и ваша душа найдет себе покой.
Или даже так…
– Давайте огурчики, растите на радость мне и Зомби. Вырастите и мы вместе накажем всех Буржуинов, и душа ваша станет чистой.
Когда закончил благословлять последний куст крыжовника, то из-за забора услышал.
– Вы слышали? Нет, вы слышали до чего ребенка довели?
Антон поднял голову и увидел, что за забором стоит целый отряд взрослых. Все сосредоточенно смотрели и следили за каждым действием Антона. Лица всех были ему знакомы – за забором стояли дачники. Соседи. На лицах улыбок не было, в глазах стояла печаль и скорбь.
– Да в милицию надо. – Высказалась одна из соседок.
– В психушку. – Перебила её другая.
– А может у них секта? – предложила третья.
– Да какая секта? Говорю вам – все от Интернета этого. – Услышал Антон голос Тимохиной.
– А я говорю мужика она нашла. Таджика. Вот он их в свою веру и обратил, – убеждала общественность Бузькина.
К забору подошел крепкий седой мужчина. Антон помнил, что он не раз заходил к бабушке Маше. Та звала его Петрович, и что был он глава всего поселка.
– Мальчик. – Обратился он к Антону. – А где бабушка?
– Помирает. Плохо ей. – Ответил, как мог, Антон.
Старушки ахнули. Кто-то сразу побежал к бабушке Маше в дом.
– А чего ты не с ней? – Петрович продолжил пытать Антона.
– А на кого ж я огород оставлю?
– И то верно. А что это ты тут про души какие-то говорил?
Антон хотел было и ему рассказать о Зомби, но спохватился. Он вдруг вспомнил, что и в этот раз перед тем, как проститься, Зомби строго настрого попросил Антона никому об их встрече не говорить.
– Да так. В мультике видел. – Отшутился Антон. – В Смурфиках.
Антон увидел, как вся шеренга дачников с облегчением выдохнула. А из дома к ним на встречу уже выходила бабушка Маша с соседками. Они все улыбались. Завидев здоровую бабушку, обрадовался и Антон.
ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ
ПОСЛЕДНИЙ СОН АНТОНА
На ночь бабушка Маша принесла Антону стакан парного молока – подарок сердобольных соседей. Он пил, а бабушка напутствовала.
– Всё, лягушонок. С этого дня никаких игр, никаких зомби.
Антон пил и кивал.
– Никаких злых снов.
Антон кивнул вновь. Допил и протянул стакан. Под носом у него оказались белые молочные усы.
– Ой, ба. А можно только один последний разочек, – взмолился Антон.
– Какой ещё разочек?
– Последний. Самый при самый.
– Что ещё? – Удивилась бабушка.
– Я обещал доброму Зомби, что мы с ним еще встретимся.
– Нет. Всё. Никаких зомби я сказала. – Строго сказала бабушка. Вытерла внуку молочные усы и накрыла одеялом.
– Спи.
Она потянулась к выключателю, чтобы погасить свет, протянула руки и… пошатнулась. От увиденного голова её пошла кругом.
На столе, возле ночника лежала вскрытая упаковка конфет Фру-Фру. В горле у бабушки вмиг пересохло.
– Ка-ка-ка… какие ты говорил тебе зомби конфеты подарил? – Выдавила бабушка охрипшим голосом.
– Первый раз Бон Пари. Второй – Фру-фру. Вон. На столе. Правда, я их уже все съел. – Ответил Антон.
Бабушка взяла в руки упаковку. Задумалась.
– Что ты там своему зомби обещал?
– Встретиться обещал.
– Когда?
– Завтра.
– А почему не сегодня?
– Сегодня он не может.
– Это почему?
– Да девочка у него есть какая-то странная.
– Тоже в «Огород» играет? – Поинтересовалась бабушка.
– Не знаю. Я понял только, что она намного старше меня. Зомби сказал, что эта девочка очень злая. Угрожает ему.
– Девочка угрожает зомби? – Удивилась бабушка.
– Да. Говорит, если он и на третий день в дом не явится то она его выставит.
– Куда?
– Не знаю. Может, из игры. Или на кладбище?
– И когда же он теперь придет?
– Завтра. Ночью. Ой! – Воскликнул Антон и округлил глаза до состояния крайнего испуга. –Только он просил об этом не говорить.
– А! Ну, так я и не слышала ничего. – Соврала бабушка. Погасила свет и вышла.
Следующий день выдался дождливым. Антон сразу понял, что ни копать, ни окучивать, ни тем более поливать огород, ему не придется.
Наутро бабушка напекла оладьей, подала со сметаной и вареньем. Затем они вместе пели в караоке. Потом нацепили сапоги и плащи и пошли гулять по участкам. Везде, и у Тимохиных и у Бузькиных их встречали с радостью и пирогами. Они шумно играли, пели караоке. Вернулись в дом только к вечеру.
Дождь давно перестал. В окно светила полная луна.
– Ба, а ты меня разбудишь? У меня же в двенадцать встреча с зомби, – зевая сообщил он из кровати.
– Разбужу, касатик, разбужу. – Гладила его по голове бабушка. – Спи.
Антон натянул одеяло до подбородка. Закрыл глаза и через пять минут заснул. Ему снилось будто он индеец и сидит на коне.
Под ними сколько охватывает взора, расстилается большая долина.
На голове у него целая шапка из перьев, какая бывает только у вождей индейских племен. Внизу по долине ползет нитка железной дороги, что построили бледнолицые. Скоро должен пройти их поезд. Антон слезает с лошади, ложится на землю и прислоняет ухо к земле. Он четко слышит стук. Вот звук затих. Но через какое-то время повторился вновь. Антон прислушался получше – какой-то это странный стук, одиночный, короткий, словно кто-то ударяет камешком по стеклу. Вот опять. Антон напряг слух и… проснулся.
Открыл глаза и понял, что проспал встречу с Зомби. Быстро вскочил и бросился к окну. В этот момент раздался очередной негромкий звук – Дзинь! Антон отодвинул от окна занавеску и выглянул в окно. За окном он четко различил высокую сутуловатую фигуру своего ночного друга. Антон потянул ручку, раскрыл окно.
– Ну, ты чего так долго? – Поинтересовался Зомби.
– Проспал. – Признался Антон. – Сейчас выйду.
– Давай быстрей, а то замерзать уже стал.
Антон пока одевался и спускался все думал: «все-таки странный какой-то этот Зомби, вроде не живой, а ему холодно»
– Привет! – Поприветствовал Антона Зомби, когда они вновь сошлись у сарая.
– Салют! – ответил Антон.
– Последний раз к тебе прихожу. – Сообщил Зомби.
– Почему?
– Да все из-за девочки.
– Той, что тебя выгнать обещала? – Спросил Антон.
– Из-за неё. – Вздыхая ответил Зомби.
– Так ты найди уже свою волшебную лопату, закапайся и не ходи к ней. – Посоветовал Антон.
– Давно надо было закапаться да всё…
Но чего «всё» Антон так и не узнал.
ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ
ГИБЕЛЬ ЗОМБИ
Резко и громко звякнуло железо по железу. Антон увидел, как по голове-ведру размазалась лопата и, очертив в воздухе дугу, вновь оказалась в руках бабуши Маши. Зомби взвыл и покатился по земле, хватаясь руками за свою оцинкованную голову.
Бабушка перехватила лопату двумя руками, вновь замахнулась. И наверняка её удар пришелся точно в середину ведра, если бы в последнюю секунду Антон не вскрикнул.
– Не-ет!
Лопата ушла в сторону и воткнулась рядом с плечом Зомби. Но ловкая баба Маша вытащила лопату и хватила черенком по колену, катающемуся по земле Зомби. Он громко ойкнул, но вскочил и прихрамывая, быстро побежал к ограде. Бабушка было припустилась за ним, но Антон вцепился ей в юбку. Бабушка отдернула руки внука и с криками припустилась за незваным гостем. Они оба скрылись в темноте. Вскоре все стихло, и только лаял разбуженные соседские собаки. Антон, оглушенный увиденным, остался один.
Через какое-то время из темноты выплыла с лопатой наперевес бабушка Маша.
– Чего стоишь, в дом давай. Стоит тут. – Грозно приказала она.
Антон испугался бабушкиного окрика и бросился в дом.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ
ВЫЗДОРОВЛЕНИЕ ИЛИ …
– А я то сначала тебе не поверила. – Отпаивая чаем Антона, признавалась бабушка. – Думаю – брешит. А потом смотрю – конфеты на столе. Сначала решила, что подарил кто. Но в нашем-то ларьке таких нет. Значит кто-то из города привез. Дай думаю дежурство организую. Благо, ты сказал, что он сегодня придет. Сижу, жду. Час, два. Тишина. И тут – голоса. Один твой, звонкий. Другой, как из ведра. Неушто, думаю, и впрямь зомби? Батюшки святы. Сходила, взяла лопату. А потом поняла – э, нет! Человек.
– Как человек?
– Да, человек это. Зомби они медленно ходят, хромают. А этот – видел, как припустил?
У Антона до сих пор от пережитого дрожали руки. Он пил чай, вспоминал и удивился, как легко Зомби перепрыгнул через ограду. Бабушка подлила новую порцию варенья в вазочку. Антон взял на ложку варенья, запустил в рот и подумал: «А все же жаль, что бабушка его прогнала. Вдруг бы он ещё раз пришел. Ведь он был таким хорошим и интересным собеседником».
В пятницу вечером мама с папой не приехали. Они прибыли только в субботу утром. Возможно, если бы в это утро за рулем машины сидела не мама Антона, а его отец, все пошло бы и по другому, но так, как рулем правила мама, то все случилось, как случилось. Мама вывела машину на территорию поселка и … заглохла. Как раз в это время мимо машины проходили закадычные подруги Тимохина и Бузькина. Они поравнялись с машиной, узрели маму Антона и заговорили, перебивая друг друга.
– Ах, как хорошо, что вы приехали. – Воскликнула Тимохина.
– Это просто счастье какое-то. – Поддакивала Бузькина.
– Вы за ребеночком-то следите. – Говорила первая.
– Я прям за Марью волнуюсь. – Перебивала вторая.
– Издохнет ведь мальчонка каждый день рыть да копать, – пугала первая.
– Теряем Марью то. Не по возрасту ей женихаться.
– Весь поселок взбаламутила. По ночам с лопатой бегает…
– Стоп. – Прервала их мама. – Объясните в чем дело?
И вновь, перебивая друг друга, подруги как могли стали объяснять всю загадочность происходящих с Антоном и его бабушкой событий.
Но мама так и не дослушала соседок, юркнула в машину, и ударила по педали газа.
– Ой! А у нас тут такое было. Я чуть с ума не сошла. – Воскликнула бабушка, когда мама въехала во двор, и с удивлением обнаружила живых и здоровых Антона и бабушку Машу.
– Что случилось, мама? От соседей толку – ноль. – Забеспокоилась мама Антона.
– А вы чего вчера не приехали? Антона вашего чуть зомби не украл. – Перебивая её, старалась высказаться бабушка.
– Значит всё, что они сказали – правда? И вы туда же? – Заволновалась мама Антона.
– Куда туда? Я вам хочу рассказать…, – попыталась бабушка начать рассказ про ночные приключения с Антоном. Но мама и слушать не хотела.
– Мама, мы вам для чего планшет оставили? Мы прониклись, поняли – сразу отнять нельзя. Только хуже сделаем. Но вы-то, вы… прямо не знаю…вы взрослый человек, а в детство впали. Э-эх! – Набросилась на бабушку мама.
– Да ну тебя. Тогда и рассказывать не буду. – Обиделась бабушка Маша и ушла на кухню.
Из машины показалась голова папы. Выглядел он довольно скверно. Голова его была перевязана бинтом. Вся щека – один сплошной синяк. Папа заметно прихрамывал. На все расспросы сына и бабушки – что случилось? – папа отмахивался, отвечал коротко – поскользнулся, упал. Ничего не добившись, от папы отстали. А вечером, когда все вместе сидели у шашлыка, то Антон принес к костру мамин планшет.
– Ма, па. Не нужен мне больше планшет. Заберите.
Родители многозначительно посмотрели на бабушку. Бабушка с улыбкой покачала головой.
– Наигрался? – спросил папа.
– Не интересно.
– Ему зомби помог. – Гордо произнесла бабушка и добавила. – И мне тоже.
– Мама! Опять. – Грозно прикрикнула на бабушку мама Антона.
– Да я правду говорю. Послушайте только.
И бабушка пересказала в подробностях всё, что произошло с ней и Антоном за неделю. Антон слушал её и изредка поправлял рассказчицу. В самом начале истории мама изредка посмеивалась, но ближе к концу все больше охала, от испуга складывала руки крестом на груди, или хваталась за голову. Папа все больше молчал.
Бабушка дошла до момента, как бесстрашно выгнала с участка незваного Зомби. В этот момент папа громко вздохнул, и прикоснулся к синяку на щеке. Другой рукой он трепал повзрослевшего сына по волосам. А ещё бабушка рассказывала, как отпаивала чаем испуганного Антона. И как вместе они поклялись больше никогда не играть в «Огород против Зомби».
– Пап, а зомби на самом деле не бывают? – Спросил Антон, когда папа укладывал его спать.
– Почему же не бывают? Наверняка бывают. К тебе же приходил.
– Да. И на нем были кроссовки, как у тебя.
– Ну…не босиком же ему было ходить?! – Ответил папа. – Засыпай.
– Угу. – Промычал засыпающий и счастливый Антон.
Папа встал. Выключил ночник и, было, направился к двери.
– Па. – Негромко позвал Антон.
– Что? – Спросил папа, уже открывая дверь в коридор.
– А ты мне скачаешь Энгри бёрдс?

Loading Likes...

Об авторе Побелкин

В моей жизни мало светлого, белого. Оттого я и предпочитаю именно этот цвет другим. Потому меня и прозвали - Побелкин. Кроме того, что я белый, я и пушистый, как и должна быть каждая белка.
Запись опубликована в рубрике ПУБЛИКАЦИИ. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

16 Responses to АНТОН ПРОТИВ ЗОМБИ (детская сказка на ночь)

  1. jochkar-ola пишет:

    Вначале повествование, по-моему, больше похоже на школьное сочинение. До того момента, когда появился планшет. А с этого места и до конца – супер! И смеялась, и переживала, и задумывалась. Очень понравилось)

  2. Папье Машэ пишет:

    К сожалению, не смогу быть в среду на встрече.
    Несколько слов по тексту.
    Затянуто и местами скучно. Я читала и засыпала, не спасало даже кофе:)

    Текст выстроен сумбурно, много повторов, что Антон, что баба Маша, кажутся неправдоподобными. Антон, например, размышляет о себе, как пожилой мужчина: “Антон мысленно похвалил себя за меткую стрельбу”.
    В тексте много штампов, устаревшей лексики и выражений в стиле советских газет: “Они восхищались трудолюбием бабушки, без устали возделывающей свой огород”, “достойная смена”, “удалились в соседнюю комнату”, “зоркое око бабы Маши” (око Саурона?”), “ступили на дачную почву”, “собрали большой совет” (их же как было трое, так и осталось. кого и куда они собирали???), “против идее выступили обе женщины” и так далее.
    Ладно, бабушка, но даже Антон не вызывает у меня никакого сочувствия. Какой-то он скучный, никакой детскости, непосредственности, того, ради чего читаешь рассказы о детях.
    Я не верю, что Антон с 4-х лет “возделывал” огород. Да и само возделывание огорода выглядит как-то карикатурно и приблизительно, будто в игре “ферма” на планшете.

    В тексте появляются и исчезают персонажи, которые не производят никакого впечатления и никак не меняют сюжет. Кот Углерод, Сергей, Тимохина, Бузыкина и еще кто-то там… Их слишком много, что ли.

    По-содержанию, история поучительная. Если ее хорошо написать, наверное, детям она была бы чем-то полезна.

    И в конце ложка меда. Мне очень понравилась история про компот и компостную кучу :)

  3. jochkar-ola пишет:

    Извините. Но тут не соглашусь. Я тоже читатель. Почему это вы за всех говорите? Во мне ещё как вызывал сочувствие.
    Ну мысленно похвалил себя. Ну и что? Ребёнок не может мысленно себя похвалить? Не дорос, что ли, до такого сложного умозаключения?)
    “Достойная смена растёт!” – сейчас бабушки до сих пор так говорят, да ещё и с особым смаком)
    Да, собрали большой совет. Для деревни -это большой. Все стали обсуждать, что же там такое происходит. Это очень даже по-нашему.
    Против идеи выступили обе женщины – и что тут не так?
    Антон не старик, он ребёнок (но это я так считаю, я ни за кого говорить не берусь). Правильно автор подметил некоторые вещи – Антон не знает многих слов, пообещал не говорить бабушке о появлении своего нового друга и оп – сам не заметил, как случайно проболтался. А один момент очень позабавил – бабушка говорит про зомби, а внук её поправил – достал палец из-под одеяла, и сказал -один зомби, бабушка, один! Очень характерно для детей. Каждая деталь для них важна.
    Просто иногда в ситуации, в которые попадает Антон, вступают слова автора. Например, бабушка, увлечённая игрой, говорит внуку насчёт обеда -посмотри в холодильнике. В холодильнике? Такого ещё не было. И дальше уже идут не мысли Антона, а повествование автора. Ну это, я думаю, и так понятно. Просто не надо смешивать мысли самого Антона и описание мыслей Антона с высоты автора. Конечно же, автор старше. Как у Марселя Пруста помню, он описывал свои детские года. Как он мимо дедушки прошёл, не поздоровавшись и потом переживал из-за этого.Ну не мог он так думать в детском возрасте! Это уже с высоты прожитых лет он себя вспоминает. Тут почти тоже самое, только про Антона рассказывает не сам повзрослевший Антон а другой взрослый человек – он же автор.

  4. Папье Машэ пишет:

    А зачем, кстати, на игру подсаживается баба Маша? Зачем это нужно для сюжета? Может кто-то мне пояснит :)

  5. Побелкин пишет:

    Да, Маша, для сюжета было бы лучше, чтобы она подсела на наркоту , просто автор изопов язык применил)

  6. Папье Машэ пишет:

    Вот я и вижу, что-то изоповое… А что именно, понять не могу)

    А если серьезно, бабушка в этой сказке вполне могла бы оставаться бабушкой…
    Мальчик подсел на планшет, ему стали сниться зомби и в конце концов один из них пришел к нему ночью и рассказал всю правду об игре. Собственно и все. Зачем в этой схеме бабушка? Чтобы ужасы планшетов изобразить полнее?

    Мне кажется, было бы интереснее показать настоящее отношение бабушек к планшетам, когда они не понимают, что это за “планшетка”, в которую внучек пялится весь день. Даже если они смотрят, что он там делает, это мельтешение кажется им бессмысленным, ведь бабушки признают только что-то реальное, настоящий огород с его ощутимыми грядками и кустами помидоров. В общем, применить прием остраненния и контрастного отношения к планшету. Как в рекламе, когда внучка подарила деду планшет, а он порезал на нем огурцы и хвалит: “Какая хорошая разделочная доска!”

  7. jochkar-ola пишет:

    Вообще-то – эзопов) А во вторых – у нас какой-то синдром пошёл? Один небезызвестный всем нам человек тоже всё время предлагает переделывать))
    А мне вот нравится! Вот нравится и всё. По-моему, очень даже может быть. Эти бабушки – они же никогда такого не видели. У них не было таких красочных, интерактивных развлечений. Это современные дети посмотрят на это, как на очередную игрушку – у них подобного добра навалом. А для бабушки это – чудо! И сначала она к этому и относиться, как типичная бабушка. Ну потом решила посмотреть, что же там такое. А потом – раз и подсела. Бывает такое? Бывает. В своей молодости она даже подумать не могла, что так можно. А теперь вот оно, прямо в руках, и никак не оторваться.
    Я думаю, что это всё вокруг оживляет. Так было бы просто тупое противостояние – бабушка против, всё время толдычит про вред компьютера, а внук – за, “ничего ты не понимаешь”. Они бы так совсем рассорились.
    А тут – даже ролями поменялись! Соседи вокруг волнуются, обсуждают, что происходит.
    Но не смотря на это, бабушка и внук теперь понимают друг друга гораздо больше. Бабушка на собственном опыте ощутила, как это затягивает и какой от этого может быть вред. И внук, глядя на бабушку и приняв её обязанности, тоже это понял)

  8. Побелкин пишет:

    Спасибо, Йошкар-ола!
    Спасибо, Papie-Mashe!
    Блин, а ведь точно Эзопоф!

  9. Анна Кожурина Анна Кожурина пишет:

    Похоже у меня тоже не получится прийти, хотя я читала внимательно.
    1. Не очень правдоподобна помощь ребенка такая серьезная. Если он и помогает, то, наверное, должен что-то делать по-детски, неправильно. Получается, что он помогает 2 года уже, т.е. с 4х лет полноценно ухаживает за огородом? Не верится, даже если сказка.
    2. Очень длинное описание самой игры, мне показалось перегружено и лишнее. Какими солнышками, куда какой горох… Достаточно просто сути.
    3. Сцена с ребенком Сергеем непонятна. В чем ее ценность для повествования?
    4. Как-то бабушка сказала “Вау!”… Это выражение не от нее или ее образ нужно прописать было получше.
    5. Увлечение бабушки игрой тоже неправдоподобно. Из текста неясно пользовалась ли она компьютерами, планшетами раньше… Не верю в то, что просто взяла и заиграла.
    6. По тексту есть абзац с караоке. Они сначала поют дома, потом в гостях опять караоке. Как-то…
    7. Не хватило деталей самой дачи (ковра какого-нибудь, ведра, запаха)… дача обезличена.
    8. Ритм текста меня путает. Сначала серия коротких предложений, потом хочется длинного, затягивающего в повествование, но нет.
    9. В ребенке мало жизни, непосредственности, он совсем взрослый. Но взрослый не как дядя Федор, а как-то иначе. Хочется неуклюжести хоть немного.
    10. Отлично про компот, про папу, как ребенок проболтался, хорошая концовка.

    В общем здорово!

  10. Анна Кожурина Анна Кожурина пишет:

    в смысле- “а в общем здорово”)))

  11. Побелкин пишет:

    В общем – спасибо ))

  12. Tamrra пишет:

    По поводу помощи ребенка – а почему нет? Почему Антон не мог с четырёх лет помогать? На Руси крестьянские дети в пять лет уже могли топить печь, готовить, помогать взрослым со скотиной, девочки уже умели шить что-то. Просто сейчас нет в этом необходимости такой, но научить-то можно вполне, тем более, что в тексте сказано, что Антон это делал с огоньком, увлечённо. Ему шесть лет! Шесть! Он уже, считай, школьник.

    Некоторые в первый класс приходят, а читать не умеют – это же не повод говорить “омг, как он там книги по садоводству мог читать, он для книг маленький еще”

  13. Анна Кожурина Анна Кожурина пишет:

    Тамара, ну мы же не в древней Руси и ребенок городской. Дети сейчас гораздо менее умелы и самостоятельны. И я сказала, что он не мог окучивать и вспалывать как взрослый, мне не хватило неуклюжести детской. Я чаще всего вижу, что дети помогают коряво и за ними все переделывать приходится. Ну уж точно на равных огород они не обрабатывают. Наверное в вашей реальности теперешние дети с пяти лет топят печи. И “омг” уж точно не моё выражение. Вообще это моё мнение. Можно я его буду иметь?:)

  14. Шелапутин Шелапутин пишет:

    Мне показалось, что рассказ юмористический, а законы жанра там немного другие, и особой реалистичности, тем более достоверности, не требуется. Да, трудолюбивый мальчик выглядит странновато, как и сам феномен мгновенного излечения, но это, собственно, пунктир, детали только путают. Всё должно подвести к юмористической развязке… А, собственно, где юмор? Кому как, я тут плачу. Трогательный подбитый папа, с феерической по идиотизму выдумкой – мне это трагедия, пусть маленькая.
    Разве сократить маленько, но это моя вкусовщина.

  15. Павел пишет:

    Я я иногда даже смелся, читая

  16. Побелкин пишет:

    Игорь, я бы рад сократить, но вот где? По тексту вроде бы в начале надо. Но там разгон, экспозиция, как сказал АК. Если гнать сразу, то сокращать надо сильно все, привязывая к быстрому началу. Я тоже думал, может один сон убрать, соседей? Но подумал, что они создают жизнь вокруг дома и веселье текста.

Добавить комментарий