Влечение

Я вернулся из небольшого города, где проходил вечер одной молодой и прекрасной поэтессы. Я люблю бывать у неё, потому что это как побывать на море, только менее затратно. Да, она говорила между стихами, что ей часто снится море. Наверное оно ей снится также, как снилось Марине Цветаевой, также как Марина Цветаева снится морю ныне. Вокзальные часы показывали двадцать минут второго. То есть ровно двадцать минут назад двадцать поездов отправились с конечных станций своих линий подземки. Я подумал, что могу опоздать. Когда я спустился на Комсомольскую последний поезд уже стоял с открытыми дверями. Я быстро перелез через балюстраду пешеходного балкона, прыгнул на крышу поезда, с неё на платформу и вбежал в вагон. За мной тотчас гулко хлопнули автоматические двери. Я плюхнулся на сидение. Дыхание было сбито. Передо мной всё дробилось и мерцало, как будто в голове полыхало множество свечных огарков. Когда взгляд сфокусировался, я увидел женщину, сидящую прямо напротив. Когда мы встретились глазами, стыковка была закончена. То есть не было никакой возможности отвести взгляд. Мне даже показалось, что мышцы, отвечающие за моргание, парализовало у нас обоих. Её глаза были похожи на два крупных камня, лежащие в прибрежной осоке – и омут был близко. Я приблизился к ней, схватил бедра и мы стали целоваться, безоглядно, безудержно, как смертники. Как уморенные голодом вампиры, впивались резцами в губы и щёки, налитые кровью и тёрлись взмокшими лбами. Не было ни единой отвлекающей мысли – удерживающей тело стропы. Только чудовищная гравитация воссоединяющейся плоти. Только она.
Мы не заметили, как оказались на конечной, поднимались по лестнице,  почти не разъединяясь… Мы катались по заснеженному тротуару как играющие овчарки, стаскивали одежды друг с друга в, казавшихся горячими, сугробах. Поток из чувства, слюны, воздуха бурлил в поддающимся русле тел и был готов замкнуться в кольцо. Пленительный ужас, это море во плоти её гениальных форм. Потом всё сделалось фрагментарным. Острые соски между фаланг. Переливающаяся в свете фонаря полоска шелкового лифчика, мягкость её шубы, холодный каблук, опирающийся в дно моей туфли. Мы кончили, прижимаясь к стальным прутьям забора, после чего она мне сказала одну фразу: “Ты ангел, упавший с неба”. Это был её сценарий, и я был плодом её вдохновения, её литературным героем. И последней фразой сценария записано: “Он шел по безлюдной окраине Москвы, повторяя разрозненные строки поэмы Марины Цветаевой: “Говорят, тягою к пропасти/Измеряют уровень гор”.

Loading Likes...

15 комментариев

  1. поэзия – сила!

    в принципе ситуация штатная – в самолётах поездах и иных транспортных средствах происходят несанкционированные /с т ы к о в к и/ в разное время суток – т е тут автору доверяешь

    не доверяешь вкусу и способности без ажитации и анатомических терминов передать страсть

    описать коитус вроде как и просто и сложно – с одной стороны опора на приватную практику – а с другой чтобы и читающий прочувствовал каково это – схватить бедро или обнаружить острые соски между фаланг и что собой представляет поток из чувств слюны и воздуха когда острые резцы впиваются в губы и щёки

    при этом заплетаясь в романтическо-поэтические косы с упоминанием хрестоматийных имён и фантазийными снами марины ивановны

    есть вполне конкретные вопросы по тексту (порядок произвольный)
    1) что это значит? – “Пленительный ужас, это море во плоти её гениальных форм. ”
    2) что там за термометры в подмётке – “холодный каблук, опирающийся в дно моей туфли”
    3) дыхание сбито зрение расфокусировано главный герой после совершения двух прыжков с приличной высоты постепенно приходит в себя – а автор сообщает что стыковка уже завершена – когда она началась?
    4) целоваться как смертники – хотите чтобы проняло читателя по самое?

    вообще это большое искусство не прибегая к выворачиванию глазных яблок передать вожделение и не прижимая к стальным прутьям – вызвать веру в произносимые слова

    за героиню я лично рада – с чего бы ей врать про ангела?!

  2. дополнение
    1) огарки не могут полыхать – они тлеют
    2) уморённые голодом вампиры – кто их так?
    3) в поддающимся (-щЕмся) русле тел – как это?
    4) глаза похожие на камни лежащие в осоке – разве не слышите что здесь работает не цвет который вы решили добыть из сравнения – а застывшая мёртвая тяжесть?

    лексикон:

    фаланги
    резцы
    мышцы
    моргание
    парализовало
    слюна

    что вы хотели донести – ясно:
    плотоядность
    алчность плоти
    но если орудовать со словами напирая их физиологической окрашенностью – выходит карикатура

    а вот как сказал владимир бурич:

    “зачем обнимать
    если нельзя задушить

    зачем целовать
    если нельзя съесть”

  3. Так когда между пальцев, они же не острые, даже если острые… Хотя при такой динамике, руки врядли способны подолгу задерживаться на какой-то определённой части тела.

    Про море – это отсылка к началу. Т.е. то “море” где побывал герой как бы материализовалось в лице этой “бесстыдной и непорочной”

    Про каблук всунутый между ступнёй и боковиной туфли, думаю всё понятно.

    Что касается смертников – это из разряда анатомии и ажитации – т.е. одной из крайностей

    …Мне тоже нравятся полутона, полунамёки, осязательные какие-то вещи. Но для них контекст нужен другой, всё таки “он легко нажал на край бюстбюлгалтера, и её соски выпрыгнули. Он поцеловал её в солнечное сплетение” – строчка явно не отсюда.

  4. про сплетение тоже ваше?
    прям атлас анатомии

    про динамику – вы в чьей компании взялись рассуждать? простите – но либо вам нужно напрячь вашу память – либо оставить тему в покое до лучших практических времён)

    и вообще – есть смысл выражать /с в о и/ чувства – все эти материализации морей полная липа

    цветаева вам не поможет – была бы жива открестилась бы в два счёта от ваших домогательств литературно пройтись с ней под ручку

  5. костя – ты прелесть)
    как повитуха – бдишь чтобы младенчик (в смысле неофит) не захлебнулся водами и не пошёл попкой

    ну что мне пояснять?
    я имела ввиду что автор должен вспомнить /с в о й/ сексуальный опыт (напрячь память)
    что толку размышлять вслух призывая в соавторы пишущих женщин – термин “динамика” кстати очень хорошо приоткрывает завесу над способом описания и точкой с которой всё это описывается – становятся понятны нажатия на край лифчика и терминология в целом

    это всё /в з и р а н и е/ со стороны с употреблением приспособленных готовых формулировок весьма механистичных

    откуда я знаю – как надо? я не писатель
    я знаю что /т а к/ не надо
    это холодный огонь ножеточки

    это какая-то пенка с уже кем-то сваренного – картинка из эротического ролика
    всё про кайф – а кайфа нет

    посмотрите “рассекая волны”

  6. Кстати, этот фильм, по классификации специалиста Константина МОчара, второй лучший из ларса-триеровских (после фильма Догвиль, конечно).

  7. мы с вами слава богу не пили и под ручку не ходили поэтому используемые вами обороты по поводу того что и где напрячь крайне неуместны

Оставить комментарий