Про Серпухов

Городишко наш древненький, деревянненький.  Первый кремль, лет за шесть до Куликовской битвы поставленный и тот был деревянный. На той битве, говорят, много наших полегло. С тех пор, можно сказать, так и жили – от войны, до войны, как все. Купцы развелись разные, с парусиной да тряпками, понаставили фабричек да и жили тихо-мирно. Себе-то они каменных домишков завели с лепными вывелонами, а нам, конечно, и в срубах хорошо.
Революции у нас никакой особо не было. Так, подрались маленько с городовыми, да сменили власть. Всех жертв и было, что один горшок с кашей кто-то кому-то на голову уронил, а так – ничего.
В Гражданскую, правда, было осложнение. Штаб Южного фронта у нас квартировал, его латыши охраняли. Они быстро порядок навели.
Москва будто враз ближе стала. Ну, с купеческих домов хозяева быстро пропали.  Кто убежать успел, а кого и до оврага под ручки довели.
Речки наши – Серпейка, Нара да Ока текли себе, куда надо, да времечко бежало. В последнюю войну, что Отечественной зовут, страху натерпелись, да не в городе. Немцы до нас не доехали. Да и брать-то, почти, было нечего. Купецких запасов давно не осталось, а фабрички ихние все, как есть, целехоньки. Опять тишь да гладь, да божья благодать, до самой перестройки. Тогда-то уж и мы видали чудеса.

В 20-е еще годы у нас удумали авиа моторы испытывать, да на них летать. Бились много. Не только наши, со всего света биться приезжали. Им потом в могилку, на Соборной горе, пропеллер втыкали, чтоб не забыть, отчего смерть приняли.
Так и лежат с тех пор на кладбище почетные горожане, святые, почти святые, их большевистские супротивники да летуны, что в небо хотели, да упали.
В начале 2000-х началось на горе неожиданно движение. Появилась громадная палатка армейская, привезли солдат с лопатами и генералы скомандовали им кладбище копать. Оказывается упал у нас, попал на наше кладбище, почетный корейский герой с золотыми зубами. Тоже не долетел. Вот по этим зубам его и искали. Нашли сперва древнюю бабку, что все на свете помнила и точно пальцем ткнула, где копать надо.
Выкопали все равно полкладбища, черепов много достали, пока нужные зубы нашли. Ну, наши зубы обратно побросали, а корейский герой с оркестром домой поехал.
Радости много было, особенно нашим генералам, еще дня два палатка стояла и в ней постоянно, все два дня, чтили память предков и боевые традиции. Под звон бокалов, разумеется.
Одним словом, когда друзья корейцы уехали, нам сразу хуже стало. Особенно оттого, что с ними главное, на тот момент, достижение увезли. Нет, не геройские остатки.  Им  сразу, как приехали,  быстренько, возле кустиков выкопали ямку сантиметров двадцать глубиной, а сверху замечательный легкий домик пятнистого китайско-американского хаки поставили. И кому какое дело, что это благородное удобство на самой высокой в городе горе стояло, там же хаки дверца была.
Нам, местным, это достижение до сих пор снится.

Loading Likes...
Аватар
Андрей
художник, во втором пятидесятилетии, не печатался, не привлекался, но увлекался. Люблю Белкина и хорошую литературу.

9 комментариев

  1. на мамаевом кургане потрясли слова экскурсовода: основное захоронение не здесь, а там вот, где туалет.
    и ещё: в главном зале, где вечный огонь – пол вымощен отходами, битым мрамором.

    а на новодевичьем кладбище аллея героев: такой-то, генерал, дважды герой; такой-то, маршал, трижды; моня ципис, 5 лет, от безутешных родителей. мрамор чоткий.

  2. Прочитала некоторые ваши тексты. Отметила одно – все они в каком-то эдаком “забористо-задористом стиле”… Мне кажется, явно автор кому-то подражает – Зощенко или Аверченко. А своего голоса как-то не чувствуется. Да и все рассказики больше на заметки смахивают. Конечно, не буду говорить, “что вижу, то пою”, но…расширять надо угол зрения, по-моему. Большего надо добиваться, нежели проводить и одновременно убивать время за таким приятным и одновременно полезным занятием. Кину заметочку, погляжу на реакцию, порадуюсь. Но за этим ничего особенно серьёзного не стоит. Наверно, у автора много свободного времени:) Хотя, отмечу, неплохо. Неплохо, но не больше. Извините, ничего личного ни к кому не имею.

  3. Ой, Настенька, вот это по-мужски и педагогически серьезно:) Получил стимул(ом), принял с благодарностью. Очень вовремя. И сам давно чую, – игрушки пошли…
    Зощенку с Аверченкой люблю, но без фанатизма, не думаю, что бы они уж так повлияли на мои текстики. И заметки в иную бытность писал, но они еще короче были)))
    Все -таки, когда женщина говорит – “неплохо”, это вдохновляет…
    Вот чего не вижу, – не пою.. это плохо…. но откуда ж? – не умею… пока.
    Вы правы, правы…. но, потерпите меня еще чуть-чуть)))
    Искренне Ваш, Василий.

Оставить комментарий