Новая война

Снайпер бежал. Сумеречный лес смыкался вокруг; искривленные, шишковатые ветки мертвых деревьев плели узор над его головой и словно старались скрыть лунный свет. Невысокая трава шелестела под ногами. Торчащие из бурелома корни оцарапали Снайпера, когда тот, пробегая мимо, задел их плечом.

Впереди послышалось журчание речки. Снайпер замедлился, вскинул к плечу длинное ружье и выстрелил два раза. Выстрелил туда, где между деревьями рыскали зомби. Мертвецы, оживленные темным колдовством – они преследовали его, по-животному двигаясь на четырех конечностях. На их телах не было кожи, а куски тухлого мяса сползали с оголенных костей.

Ворон опустился на камень у берега, каркнул и начал выклевывать глаз мертвеца, лежавшего у воды. Но приближающийся шум испугал птицу. Ворон взмахнул крыльями и вспарил в небеса.

Снайпер увидел речку впереди. Тропинка упиралась в воду, выныривала с другой стороны и скрывалась дальше, в деревьях. Беглец остановился и попытался оценить глубину и возможность переправиться. У берега плавала тина, а в центре реки лунная дорожка стелилась по рябистой воде. Надо было бросать оружие и плыть, а на том берегу остаться беззащитным. Снайпер ненавидел воду – отсыревший порох не раз подводил его.

Трое зомби выступили из теней деревьев слева. Они шипели и клацали зубами. А сзади Снайпер слышал шум погони. Он хотел кинуть ружье и прыгнуть в воду, но вдруг увидел, как несколько силуэтов появились на той стороне реки. По их позам стрелок понял, что это тоже враги. Странно, но он успокоился. Оставалось только принять бой, да и усталость накапливалась. Он был стар, дыхание сбивалось, в правом боку кололо.

Ружье громыхнуло два раза; ближайшего к берегу мертвеца отбросило и ударило о дерево, а второй выстрел раскроил ему грудную клетку. Оставшиеся мертвецы закричали от злости и бросились вперед. Они бежали прямо, не петляя и не стараясь увернуться. Снайпер не сводил взгляд с цели; еще один выстрел – и череп врага разорвало на куски, часть костей упала в воду, подняв брызги. Целиться времени не осталось, последний враг был слишком близко. Стрелок сделал шаг вперед и ударил того прикладом в челюсть.  Зомби отлетел в сторону, и снайпер быстро пристрелил его, не вскидывая ружья. Два облачка порохового дыма поднялись в небо.

На несколько мгновений стало тихо, только карканье перепуганных стрельбой ворон слышалось вдалеке. В воздухе стоял запах пороха. Снайпер шумно выдохнул и стал перезаряжать ружье.

На пологом холме рядом с речкой появилось несколько мертвецов. Стрелок окинул их взглядом и насчитал шестерых. Они скалились и смотрели на него. Их тени шевелились, словно тени листьев, колышущихся на ветру. Но не зомби испугали снайпера. Он мог справиться с ними, шансы были высоки. Между ними он высмотрел еще одну тень – большое пятно тьмы, бесплотное и движущееся.

***

Она скользила бестелесной тенью между деревьев. Трава, черная во мраке, мягко пригибалась под ее невидимыми ступнями. Тень искала жертв. Она знала этот лес, знала звериные тропы, разбойничьи лагеря.

Сосны расступились, впереди показалась небольшая полянка, в центре которой рос мощный дуб. Его большие ветви тянулись во все стороны. Две мохнатые туши лежали около кустов на краю поляны. Тень замедлила шаг и приблизилась к ним на расстояние прыжка. В лунном свете она рассмотрела своих жертв. Они были похожи на гиен, но с человеческими руками. Гноллы. Они безмятежно храпели, а их оружие лежало рядом – две короткие палки с шипованными шарами на цепях.

Тень обнажила клинок, прозванный лунным за необычную круглую форму лезвия.

Она ухмыльнулась и бросилась на врагов. Прыжок – и она нанесла удар гноллу по шее. Кровь брызнула во все стороны, гнолл открыл глаза и в последний раз увидел полнолуние. Тень вырвала клинок из бившегося в конвульсиях тела и обернулась. Вторая жертва уже была на ногах. Шипованный шар просвистел в направлении Тени, но та разглядела опасность и ловко увернулась. Враг занес палку для второго удара, но тут ему в грудь вонзился маленький кинжал. Гнолл пошатнулся, сделал шаг назад, а тень уже была перед ним, ее неразличимый клинок отведен в сторону. Она нанесла ему три размашистых удара; последний уже по мертвому телу.

Она чувствовала, как кровь пульсирует в голове. Разочарование наполняло ее. Они оказались слабаками и почти не оказали сопротивления. Ей хотелось большего, хотелось большой битвы. Но в лесу стояла тишина.

Тень направилась к речке, чтобы отмыть клинок от крови. Она углубилась в чащобы и тут услышала отдаленный топот, а затем раздались выстрелы. Вдалеке стая испуганных птиц вспорхнула в небо, их силуэты расписали луну черными кружевами.

Тропинка, ведущая к реке, шла вдоль кустов, а затем поворачивала и скрывалась среди сосен. Тень вынырнула из чащобы и бесшумно заскользила по голой земле. Огонь битвы, минуту назад угасавший в ней, разгорелся с новой силой.

Чем ближе она приближалась к месту стрельбы, тем чаще лесную тишину сменяли выстрелы, отчаянные вопли боли и крики птиц. Дорога перестала петлять между деревьев и теперь бежала прямо, взбираясь по пологому склону на небольшой холм, за которым журчала речка. Тень начала подниматься на возвышенность, но вдруг услышала сзади топот и шум прогибающихся веток. Она обернулась, скользнув взглядом по мертвым деревьям, среди которых разглядела несколько существ, бегущих один за другим. Они передвигались на четырех лапах.  Это были зомби – ее давние союзники. Она посмотрела вперед и увидела, что первый из них уже взобрался на холм и теперь стоял, шипя и разбрызгивая слюни. Тень сосредоточилась и прыгнула к нему, мгновенно вознесшись на вершину. Она с рождения владела этой способностью – моментально преодолевать небольшое расстояние, оказываясь рядом с любым существом. В охоте это умение было всегда полезным – она могла догонять убегающих или быстро перемещаться, прыгая от врага к врагу.

С вершины открывался вид на битву. Лунный свет, лившийся с черного неба, освещал все вокруг и отражался в реке. Невысокий человек в синей мантии с большой белой бородой стоял около воды и спешно перезаряжал огромное ружье. Рядом с ним валялись трупы и раздробленные кости, а за его спиной смыкался лес. Тень узнала своего старого врага, прозванного Снайпером.

Зомби взобрались наверх и теперь смотрели на свою жертву, скалясь уродливыми лицами. Снайпер оторвался от своего занятия, поднял взгляд и посмотрел на противников. Его взор остановился на Тени. “Мортред!” – прокричал он ее имя, и через секунду ружье нацелилось на вершину холма.

“Вперед!” – крикнула Мортред, и зомби, крича, побежали вниз по склону, а она последовала за ними, стараясь держаться за их спинами. Грянуло два выстрела, мертвеца, прикрывавшего Тень, разнесло на части. Кости полетели во все стороны, одна острым концом впилась Мортред в правую руку, и оттуда потекла темная кровь. Тень отскочила в сторону, и тут выстрел настиг ее. Словно тяжелый кулак ударил в грудь. Дыхание перехватило, а мир на несколько мгновений исчез. В ушах зазвенело. Когда она пришла в себя, то разглядела на склоне двоих разорванных дробью мертвецов. Посмотрела вниз и увидела стрелка, выцеливающего ближайшего к нему зомби – одного из двух оставшихся на ногах. Второй, видимо раненый, медленно ковылял к снайперу.

Тень почувствовала жжение в груди, почувствовала, как из ран сочится кровь. Она быстро спустилась с холма и стала заходить к стрелку со стороны леса, сокрытая тенями деревьев.

Снайпер прищурил глаза и выстрелил с небольшим упреждением. Мертвеца сбило с ног и отбросило назад. Стрелок окинул взглядом окрестности в поисках Мортред, но увидел только последнего зомби, раненого и медленно приближающегося. Тот не представлял угрозы.

Установилась странная тишина, нарушаемая лишь стонами хромающего мертвеца. Вдруг краем глаза снайпер уловил какое-то движение посреди сосен, а затем увидел Тень в тот момент, когда она на секунду ступила на освещенный луной клочок земли. Стрелок вскинул ружье к плечу и спустил курок, но Тень уже исчезла.

Снайпер сразу понял, где она, развернул ружье в сторону ковыляющего мертвеца и, почти не целясь, выстрелил, но промахнулся. Тень была там, рядом с зомби. Она бросилась к стрелку. Что-то просвистело мимо уха снайпера и вонзилось в дерево рядом с ним. Он перезарядил ружье, но тут Мортред прыгнула на него.

Она оказалась впритык к нему и ударила его клинком по рукам. Снайпер вскрикнул, попятился, но ружье не выронил. Мортред вновь вскинула руку; стрелок пальнул наудачу и попал ей в ногу. Тень пошатнулась, удар смазался и попал противнику в бок.

Снайпер согнулся от боли. Он понял, что проиграл, и нашарил на своем оружии переключатель. Нажал, и в ружье что-то затикало.  В этот момент клинок Мортред вонзился ему в глаза. Последним усилием, сквозь умирающее сознание, стрелок отбросил ружье в сторону.

Тень улыбнулась сквозь боль. Вот и все, она победила. Ее тело горело, в ногу словно вонзили несколько раскаленных гвоздей. Запах крови смешивался с запахом пороха. Теперь оставалось вернуться к фонтану. И тут она услышала тихое тиканье, мгновенно осознала опасность и побежала к ружью, уже понимая, что не успеет.

Выстрел, громкий словно гром, раздался в ночи, и Мортред черной тьмой упала на траву, убитая.

***

Посреди вечнозеленых деревьев пели соловьи. Лес с двух сторон обрамлял невысокий фонтан, мерно журчащий чистой водой. С безоблачного неба спустился ярко-золотой луч, и на земле в свете возникла фигура в синей мантии.

Снайпер вразвалку подошел к фонтану, набрал в ладони воды и сделал жадный глоток. Он сразу почувствовал, как силы возвращаются, кровь ускоряет свой бег и проходит усталость. Отхлебнув еще несколько раз, он повернулся и в задумчивости устремил взгляд вдаль, поверх деревьев. Там, на другом конце мира, где живой лес сменялся мертвым, где всегда сгущалась тьма, – там, стрелок знал, его враг также возродился в лучах черного света.

***

Высокое дерево, росшее на краю поляны, напоминало человекоподобного великана с ногами, вросшими в землю. Зеленая листва покрывала его; лицо едва различалось сквозь переплетение ветвей. Жители поляны называли его древнем. Он охранял проход. В мощных руках-ветках древень держал массивный валун, а еще куча камней лежала рядом. Три дороги начинались у поляны; средняя шла вдоль зеленых сосен на северо-восток, в центре леса скрещивалась с рекой и дальше бежала вдоль черных и мертвых деревьев. Там стояли защитные сооружения темных сил – небольшие многоступенчатые пирамиды черного цвета, прозванные зиккуратами, на вершине которых светился зеленый овальный кристалл. Две других дороги пролегали на север и на восток от поляны, поворачивали у границ леса и сходились там, где никогда не светило солнце. Там, где, как знали обитатели поляны, жили их враги.

По три древня охраняли половину каждой из дорог – один у входа на поляну, другой чуть впереди и третий на границе, где зеленые, живые деревья сменялись мертвыми.

Солнце восходило, и лишь редкие облака пытались помешать свету падать на землю. Позади древня, на поляне, росли другие причудливые деревья, более широкие, и в них тоже виделось что-то необычное. У каждого было лицо; у некоторых почти человеческое, у других – словно птичье, с клювом. Природа разукрасила их по разному – кого-то в красно-желтый, кого-то в традиционный зеленый. Рядом с деревьями размещались небольшие каменные колодцы, до краев заполненные чистой водой. По поляне сновали крипы – невысокие, ростом с человека, деревца, способные ходить и даже драться благодаря двум крепким рукам-ветвям. В войну они всегда бесстрашно вставали на защиту своего дома.

Из леса вылетел дятел и начал кружить в небе, затем спустился на ветку древня, но тот издал гортанный звук, лениво, с хрустом взмахнул рукой, и птица улетела прочь.

Сердцем поляны являлось огромное дерево с раскидистыми ветвями и мощными корнями, местами вылезавшими из земли. Крона его была усеяна большими зелеными листьями. Древом Жизни называли его здесь. Оно лучилось светом.

Дрозд, сидящей на нижней ветке Древа, с трудом мог разглядеть фигуру рыцаря, прислонившегося к стволу. Рядом располагался небольшой фонтан, от которого отошел невысокий человек в синей мантии с огромным ружьем наперевес.

Стрелок подошел к колодцу, отложил оружие в сторону и окунул голову в воду. Боль в глазах, куда вонзился клинок, почти пропала. Снайпер расстегнул мантию, обнажил правый бок, еще хранивший шрам от удара, и начал растирать это место водой.

– Стрелок! – кто-то окликнул его.

Снайпер обернулся на голос и увидел высокого рыцаря в красно-желтых доспехах и рогатом шлеме. В руках тот держал меч с двумя лезвиями, расходившимися в разные стороны от рукояти.

– Нортром, – сказал Снайпер.

– Тебя убили. Но как? Ведь был же договор не залезать…

– Я помню про перемирие. Это они его нарушили. Я охотился в нашем лесу когда на меня напали зомби. Целая толпа. Они отрезали мне путь домой и погнали к мертвому лесу, а затем через него к реке.

– Тебе пришлось отстреливаться, – лицо Нортрома все мрачнело, он отошел от Древа и приблизился к Снайперу.

– Я почти их перебил, но там было кое-что похуже. Тень.

– Мортред.

– Да, я попал в нее издалека и оглушил на мгновение, но этого не хватило. Пока я убивал зомби, она подобралась близко и прыгнула на меня. А в ближнем бою… сам понимаешь.

Рыцарь нахмурился.

– Она ударила меня несколько раз, но я успел запустить отложенный выстрел. Если только Мортред не успела добраться до ружья… но я уверен, что она не успела.

Нортром кивнул. Зачарованная пуля всегда настигала цель.

Так что скорее всего ничья – сказал он. – Зомби в нашем лесу… Плохой знак. Надо протрубить нашим дозорным, чтобы ожидали нападения. Боюсь, опять будет война, –  договорив, рыцарь побежал вокруг Мирового Древа.

Попав в тень необъятного ствола, Нортром высмотрел овальное дупло. Он подошел к нему, засунул руку внутрь и стал шарить в поисках. Наконец рыцарь нащупал что-то искривленное и холодное. Потянул на себя и вытащил изогнутый медный рог, который слегка мерцал желтым светом. Изящная вязь эльфийских букв покрывала его. Нортром знал это древнее заклинание. Он провел рукой по словам, стирая пыль и читая про себя. “Пусть услышит каждый защитник и будет предупрежден. Пусть услышит каждый враг и будет повергнут в страх”. Рыцарь протрубил. Мощный звук понесся по лесу; многие птицы повзлетали с веток, полевые мыши заспешили обратно в свои норы. А звук несся дальше, миновал лес живой и ворвался в лес мертвый, перепугав ворон и заставив гноллов схватиться за оружие. На поляне недавней битвы стервятники, пировавшие над телами мертвецов, услышали рог и, взмыв над соснами, полетели на север.

Снайпер полностью исцелился от ран, но внутри его все еще трясло. На прошлой войне его тоже убивали, и он также возрождался у фонтана спустя некоторое время.

И теперь он вспомнил как попал в засаду на восточной дороге, как зомби терзали и кусали его. Он отчаянно размахивал ружьем во все стороны и иногда стрелял наудачу. Но мертвецы были слишком близко. Один из них подкрался сзади и вгрызся стрелку в шею. Стрелок повалился на землю, смертельно раненый; перед глазами стало темнеть, но какое-то время он еще наблюдал битву.

Рядом толпа мертвецов наседала на древня. Они царапали ствол острыми когтями, отрывали от него кору, и из ран тек густой сок. Древень бил наседавших мощными ветвями, но место павшего врага сразу занимал новый.

Стройная, высокая девушка в бело-голубом плаще и в капюшоне стояла чуть поодаль от битвы. В руках она держала длинный посох, похожий на копье, с наконечником, светящимся белым светом. Она нацелила посох на врагов, и луч синего цвета поразил ближнего к ней мертвеца. Тот закричал, часть его грудной клетки покрылась льдом. Девушка взмахнула рукой, и враг оказался замурован в прозрачном кубе льда. “Жаль ты не можешь делать так беспрерывно, Рилай” – подумал Снайпер.

Приблизился новый отряд мертвецов, часть из них присоединилась к атакующим древня, другие же бросились к волшебнице. “Беги, тебе не сдюжить одной!”, – хотел крикнуть Стрелок. Но волшебница не отступила, а подняла вверх посох. Снайпер понял, что она задумала, но в этот момент сияющий свет окружил его, и через секунду он услышал пение соловьев и журчание фонтана.

Быстро выпив исцеляющей воды, он поспешил обратно, по восточной дороге, и на пути встретил Нортрома. Рыцарь бережно нес Рилай на руках, обмякшую и обессиленную.

– Она жива. –  обрадовался Снайпер.

– Да. Я почти успел и увидел, как она встала посреди врагов и вызвала ледяную бурю. Заклинание отняло у нее все силы. Несколько зомби выжили и могли бы добить ее и даже уничтожить древень, но я успел вовремя.

– Что с центральной и северной дорогами?

– Центр я отбил, это было несложно. Теперь там дежурит паладин. Я отнесу Рилай к фонтану и пойду проверить север. А ты охраняй восточную дорогу; древень там почти добит, его может снести даже парочка врагов.

На этом они разошлись. Стрелок поспешил вперед и вскоре оказался на месте битвы. Вокруг древня валялись кости, пятна крови тут и там окрасили траву в красный цвет. Острые ледяные сосульки, торчащие из земли, начинали таять. В небе кружили стервятники. Снайпер подошел к древню и осмотрел его. Увидел много ободранной коры, а древесный сок, словно кровь, сочился из ран. Местами в коре торчали вырванные с корнем ногти мертвецов. Снайпер погладил истерзанную кожу дерева. “Ничего, время тебя вылечит” – хотелось сказать ему.

Так закончилась битва, в которой стрелка впервые убили.

***

На углу темной поляны, на черной, мертвой земле лежал большой камень, и фонтан бил из него в небо отравленной зеленой водой. Здесь не пели птицы, лишь карканье ворон слышалось иногда. Легкий туман окутывал поляну, его клочки местами напоминали привидений.

Луч черного света ударил с неба в землю рядом с фонтаном и тут же исчез, оставив после себя бестелесное пятно тьмы.

Мортред тошнило; нога, в которую попал стрелок, болела, а грудь словно оцарапали пятью железными когтями. Но самым неприятным было ощущение пули в голове, той, что добила ее. Казалось, пуля до сих пор сидит там и медленно ввинчивается внутрь. Мортред знала, что это иллюзия, но все равно провела рукой по лбу и не нащупала никакой раны. Тогда она подошла к фонтану и набрала зеленой воды в руки. Вода была отвратительна на вкус и пахла плесенью. Но Тень знала, что это необходимо. После пары глотков она почувствовала облегчение. Туман перед глазами прошел, головная боль притихла, и раны в груди больше не кровоточили.

– Мортред, – раздался шипящий, утробный голос из-за ее спины. – Подойди ко мне.

Тень развернулась и бесшумно заскользила в центр поляны, туда, где сквозь мглу виднелось синее сияние. Из тумана вынырнул железный забор, за которым просматривались растрескавшиеся могильные плиты. Мортред пошла вдоль забора и вскоре нашла калитку, которая сама открылась при ее приближении.

Тень вступила на кладбище и пошла по дорожке мимо могильников. Здесь пахло сыростью, могилы были засыпаны свежей землей, и Мортред знала, что, если прислушаться, то можно услышать, как ворочаются мертвецы в гробах. “Скоро они поднимутся и будут рыскать по лесам” – подумала Мортред.

У выхода Тень увидела маленький силуэт с той стороны забора. Мортред миновала калитку и разглядела невысокую девушку в черном плаще с капюшоном. В руках та держала большой лук, и колчан стрел висел у нее за спиной.

– Тень, тебя убил Снайпер, – сказала девушка и посмотрела на Мортред своими красными глазами.

– Это он рассказал тебе? А он не сказал, что Снайпер пал первым? Если бы не его трюк с ружьем…

– Расскажешь об этом Королю. Хотя он и так все знает.

Мортред ничего не ответила и пошла дальше. По мере приближения к синему свету туман становился все прозрачнее и все яснее вырисовывался Ледяной Трон.

Еще несколько шагов, и Мортред была перед ним, видела его во всем величии. И даже она, прирожденная убийца, чувствовала себя здесь неуютно. Гигантская глыба льда, сужавшаяся к вершине, словно росла из невысокого мраморного постамента, в котором были вырезаны ступеньки. Мортред поежилась и подошла к Ледяному Трону.

– Нет, не так – шипящий голос доносился изо льда. – Поднимись ко мне, я хочу видеть твои глаза.

Мортред пошла вдоль постамента, дошла до ступенек, вступила на первую из них и услышала глухой стук. Она не сразу вспомнила, что по этим ступеням невозможно идти без шума. Все здесь было пронизано древней магией. Тень почувствовала себя еще более беззащитной. Она быстро взбежала наверх, провела по льду ладонью, чтобы убрать иней, и вновь поразилась, когда поняла, что вместо темной дымки она видит обтянутую кожей руку. Мортред вспомнила, что так ее руки выглядели в младенчестве, когда она еще не надела теневую оболочку.

Стерев иней, она всмотрелась сквозь мерцающий лед, и там, в глубине, разглядела скелет с короной на черепе. На месте его пустых глазниц горели два ярко-синих огонька, которые, казалось, прожигали Мортред насквозь.

– Хозяин, – сказала она.

– Ты погибла, убийца, а разве убийца должен быть убит? – хриплый голос, звучал, казалось, со всех сторон.

– Я прикончила Снайпера первой. Но он использовал свой трюк…

– Оправдания не важны, важна только смерть. Ты погибла и потеряла часть силы.

– Я восстановлюсь, – сказала Мортред. Голос Короля пробирал до костей.

– Что ты видела, кроме стрелка?

– Там было много зомби.

– Наши подопечные совсем разгулялись. Скоро мне понадобится вся их мощь. И кое-что еще. У меня есть для тебя задание.

Мортред поняла и погладила клинок.

***

Рилай дремала, спиной прислонившись к стволу мощного древня. В нескольких шагах перед ней центральная дорога скрещивалась с рекой, напоминавшей тут скорее мелководный ручеек. Сквозь прозрачную воду виднелось дно. Ракушки покоились в песке. Волшебница на секунду засмотрелась на то, как рыбешки гоняются друг за другом в воде. Разгорался рассвет, первые лучи солнца показались над верхушками деревьев, но широкая крона не давала свету касаться лица девушки. Птицы уже щебетали вовсю, их пение убаюкивало Рилай.

Она подняла взгляд и посмотрела на ту сторону реки. Там, на другом берегу, находился вражеский зиккурат, увенчанный зеленым кристаллом. Кристалл крутился и поблескивал, когда на него падал прорвавшийся сквозь облака луч света.

Враги могли напасть в любой момент, но под сенью древня Рилай чувствовала себя защищенной. Она помнила, как во время предыдущей атаки могучее дерево хватало своими поросшими листьями руками огромные валуны и кидало их во врагов. Удачным броском древень мог раскрошить пару мертвецов. Но тех было слишком много.

Сейчас же все было спокойно. Ее защитник никогда не спал и всегда был настороже. И все равно она не хотела засыпать. Рилай встала, подняла с земли флягу и омыла лицо прохладной водой. Затем присела на мягкую траву и обхватила руками согнутые ноги. Посмотрела на обрамляющий дорогу лес. Она задумалась о том, как же хорошо было бы гулять в безопасности между елок и сосен, пить из речных источников. Искупаться в речке. И не бояться нападения, засады. Когда-нибудь Ледяной Трон падет и война закончится.

Она не заметила, как уснула. Во сне она летела над деревьями, видела ярко-зеленую половину леса, кишащую живностью. В небе парили орлы, дятлы клювами отбивали дробь на деревьях. Рилай еще успела рассмотреть ярко-рыжую лисицу, рыщущую в кустах, когда ее понесло на север, туда, где сухие, мертвые деревья тянули к ней свои искривленные острые ветви, как будто стараясь схватить ее. На ветвях сидели вороны и злобно каркали на нее. Между иссохших сосен Рилай различила пару гноллов, сражающихся с медведем. Стая стервятников кружила рядом.

Рилай поплыла дальше над лесом, и вскоре она уже могла издалека разглядеть поляну, окруженную зиккуратами. Три дороги выходили оттуда в лес, а в центре поляны что-то мерцало голубым пламенем.

Звук рога вывел ее из забытья. Сон мгновенно прошел, волшебница подняла с земли посох, и кристалл на его конце засветился голубым. Рилай посмотрела на дорогу, затем осмотрелась по сторонам, но лес был тих и лишь слегка шелестел листьями. Волшебница ждала еще одного сигнала и одновременно боялась. Но его не было. Один звук рога предупреждал об опасности, но не о нападении.

***

Вы, темные эльфы, привыкли жить в тенях, а я и есть тень, – сказала Мортред лучнице.

Они стояли перед огромной пещерой, зияющей чернотой. Пара камней, торчавших над входом, напоминали острые клыки, а сам вход выглядел словно раскрытая пасть гиганта. Рядом не росли деревья, лишь мох покрывал лежавшие повсюду камни. Редкая пожухлая трава местами пробивалась через каменистую землю.

– Стой здесь, Траксес, я загляну внутрь, – сказала Мортред.

Лучница кивнула и привычно проверила наличие стрел в колчане. Тень двинулась к пещере и вскоре растворилась внутри. Траксес осталась одна. Она осмотрелась вокруг еще раз. Надо быть всегда начеку. Солнце, стоявшее в зените, освещало окрестности. Рядом не было холмов, способных укрыть неприятеля. Деревья, росшие вдалеке, мерно покачивали верхушками, и между ними не метались тени врагов.

Вдруг раздалось шипение и лучница краем глаза заметила, как желтая змея выскочила из-за камня. Она стелилась по земле и извивалась. Траксес моментально выхватила стрелу, натянула тетиву и выстрелила. Пронзенная змея шипела и дергалась, пока лед расползался по телу. Прошла пара секунд, и она уже напоминала изогнутую сосульку с воткнутой в нее стрелой.

– Надо идти, – из-за спины лучницы раздался голос. Траксес обернулась и увидела Тень.

– Там темно и холодно, но это неважно. Твои ледяные стрелы нам помогут. – сказала Мортред, – в качестве фонаря, – добавила она и усмехнулась.

Траксес предпочла не заметить издевки. Она знала, что пострелять ей еще придется, и очень скоро. Они пошли к пещере, подошли во входу и исчезли во тьме.

Внутри веяло сыростью. Траксес поежилась, достала светившуюся синим светом стрелу и подняла ее над головой. Их взглядам открылась обширная сводчатая каменистая пещера. Длинные сталактиты, словно кинжалы, нависали над ними. Множество летучих мышей цеплялось к потолку, их приоткрытые глаза горели красными угольками. Конец этого мрачного места скрывался во мгле.

Траксес держала перед собой стрелу словно факел, и свет выхватывал из темноты острые камни, лежавшие впереди. Они продвигались по земле, усеянной мелкими булыжниками; шли не спеша и старались не шуметь. Траксес ступала осторожно, мягко, но все равно из-под ее ступней слышался слабый шорох. Мортред следовала за ней, настолько тихо, что лучница пару раз не удержалась, оглянулась, и ей показалось что Тень как будто плывет над землей.

Чем дальше они заходили, тем холоднее становилось. Откуда-то справа доносилось капанье воды. Лучница прошла еще немного вперед и в синем свете стрелы увидела перед собой здоровенный валун, испещренный бесчисленными трещинами и обросший лишайником. Обойдя его, Траксес услышала странный звук из глубины пещеры, как будто камни терлись друг о друга. “Мы близко” – подумала она и почувствовала, как сердце застучало сильнее.

Они пошли на шум, который по мере их приближения становился громче, и вскоре лучница увидела смутное свечение янтарно-желтого цвета. Обойдя еще несколько массивных камней, Траксес смогла рассмотреть конец пещеры. Огромная груда валунов покоилась у стены, с ее вершины звучали те противные, режущие уши звуки. Там же, под потолком, лучница разглядела небольшой блестевший круг. Янтарное сияние вырывалось из него и ударяло в потолок, оставляя там пятно света.

Эльфийка подняла стрелу над головой и направила свет вперед. Вначале она увидела лишь высоченную свалку камней. Но она знала, что искать, и вмиг разглядела очертания великана, развалившегося на каменной постели. Все его тело состояло из валунов. “Рошан, как же ты противно храпишь” – подумала Траксес. Она рассмотрела гиганта внимательно, отмечая трещины в его теле. Затем подняла взгляд выше и поняла, что источником сияния являлся щит, словно вросший в грудь Рошана.

“Вот то, за чем мы пришли” – поняла лучница и посмотрела направо. Мортред стояла рядом, почти неразличимая в темноте. Траксес кивнула ей и они прошли еще немного вперед, как вдруг храп прервался. Камни зашевелились; несколько свалились на землю с гулким звуком. Эльфийка быстро спрятала стрелу в колчан и замерла. Великан явно ворочался, судя по звукам и движению мерцающего пятна на его груди.  Наконец все затихло; Траксес больше не видела щит, но по льющемуся направо свету поняла, что гигант лег на бок. Вскоре снова раздался его скрежещущий храп.

Лучница достала две стрелы и передала одну Мортред. Та вытянула стрелу перед собой. Ледяной свет выхватил из тьмы ногу великана, лежавшую на груде камней. Траксес натянула тетиву и сосредоточилась на трещинах в колене гиганта. Среди множества мелких она высмотрела одну достаточно большую. Стрела вылетела, оставляя за собой синий след, ударилась о камень и отскочила в сторону. Храп вновь прекратился, нога зашевелилась, но Траксес уже прицеливалась снова. Теперь мишень двигалась, но это не смутило ее. Свист – и стрела вонзилась в трещину. Раздался оглушительный рев, нога гиганта распрямилась и вдруг в пещере стало светло как днем. Летучие мыши с воплями заметались в воздухе.

Траксес посмотрела вверх и увидела гиганта целиком. Он возвышался над ними, его голова едва не задевала потолок пещеры. Глаза Рошана горели ярким красным огнем, освещавшим все вокруг. Глядя в них, можно было ослепнуть. Лучница взглянула на его правое колено, и поняла, что еще слишком рано.

Рошан занес руку для удара и грузно опустил ее туда, где стояла Траксес, но та успела отпрыгнуть в сторону. Земля содрогнулась, лучница упала и множество мелких булыжников обсыпало ее.

Мортред наблюдала со стороны, незамеченная. Великан замахнулся второй рукой, собираясь размозжить Траксес, но тут Мортред наконец увидела то, чего ждала. Правое колено Рошана покрылось льдом. Тень разбежалась, прыгнула, и клинок вонзился в колено Гиганта. Крошки льда градом посыпались во все стороны. Гигант издал рев боли и пошатнулся. Его правая нога подогнулась, ступня дернулась и задела Мортред, сбив ту с ног.

Траксес отбежала назад и увидела Тень около правой ступни Рошана. “Как ты теперь выберешься, сестрица” – думала лучница, пока целилась в раздробленное колено гиганта.

Мортред поднялась, стерла пыль с глаз и увидела лучницу. Та спустила тетиву, и секунду спустя раздался жуткий хруст. Тень поняла, что сейчас будет погребена под телом гиганта. В такие моменты время словно замедлялось для нее. Она увидела всю картину ясно. Великан с разломанной ногой падал прямо на нее. Летучие мыши бились в панике о своды пещеры. И Траксес впереди, в безопасности, на нужном расстоянии. Мортред сосредоточилась, прыгнула и оказалась рядом с эльфийкой, а туда, где она стояла мгновенье назад, обрушилась куча камней.

Отходим! – сквозь шум крикнула Траксес, и они побежали обратно, к выходу. Сзади слышался грохот, рев; яркий желтый свет судорожно метался по подземелью. Казалось, сталактиты вот-вот начнут падать вниз смертоносным градом.

Стой! – крикнула Мортред, когда они добежали до гигантского валуна. Лучница обернулась и увидела облако пыли, сквозь которое с трудом просматривались очертания Рошана. Великан полз, отталкиваясь каменными руками от земли и подтягивая вперед массивное тело, а обрубок правой ноги беспомощно волочился следом. Свет его глаз ударил Траксес прямо в лицо. Та попыталась прицелиться, и вспомнила, как в детстве стреляла в солнце. “Только тогда мишень была недосягаема,”, – подумала лучница, выпустила стрелу и сразу отвела болевшие глаза в сторону.

Мортред увидела неудачный выстрел. Рошан сделал еще один рывок.

“Еще немного, и он настигнет нас” – поняла Тень и побежала на врага, а ее рука нащупала на поясе кинжал.  Впервые ей захотелось сбросить теневую оболочку.

– Рошан, я здесь! – прокричала Мортред, когда оказалась в нескольких шагах от головы гиганта. Ловкий бросок – и кинжал по рукоять вонзился в его огромное левое око. Чернота из раны быстро расползлась по глазу, и в пещере стало вполовину темнее. Рошан взревел, повернул голову, и свет полился на Тень. Мортред бросилась назад, но слишком поздно, и левая рука гиганта ударила ее в бок.  Тень пролетела несколько метров, упала на землю, и в ее теле хрустнули кости.

Когда великан отвлекся, Траксес смогла наконец прицелиться. Свет, струившийся из глаз Рошана, больше не слепил ее, а наоборот, обозначал прекрасную мишень. Стрела просвистела в воздухе, и гигант ослеп. Пещера погрузилась во тьму, и начался хаос.

Земля и стены заходили ходуном, оглушающий ор наполнил воздух. Мортред пришла в себя. Все ее тело болело, какие-то кости наверняка были сломаны. В темноте она ничего не могла различить, но тут сияющая стрела взвилась высоко под потолок, и Тень увидела врага. Рошан яростно молотил руками по земле, клубы пыли поднимались вверх, а голова гиганта была покрыта коркой льда. Мортред резко рванула к врагу. В пылу битвы она всегда забывала про боль. Громадная каменная рука понеслась в сторону Мортред, но Тень пригнулась, и кулак пронесся над ней. Синий свет тускнел, но его хватило, чтобы разглядеть цель в паре метров над землей. Мортред подпрыгнула, и лунный клинок рассек голову великана надвое.

В гаснущем мерцании Тень увидела, как огромное тело Рошана рассыпалось в пыль. Медный светящийся щит со звоном упал на камни где-то впереди. Мортред скрючило от боли.

Траксес пошла к щиту, по пути вспоминая то, что рассказал Король. Шаги лучницы гулко звучали в пещере, ставшей вдруг такой тихой. В темноте послышался кашель.

– Мортред, ты как? – прокричала Траксес.

– Сойдет, но мне надо к фонтану. Забирай добычу и уходим. – голос Тени доносился откуда-то слева.

Лучница подошла к щиту, сияние освятило лицо девушки.  “Это он, Иджис”, – подумала Траксес, вглядываясь в изящную гравировку. “Феникс, возрождающийся из пепла” – подумала девушка, рассмотрев рисунок. Их повелитель говорил, что владеющий Иджисом получает второй шанс и, пав в битве, возродится на том же месте, в тот же момент.

Траксес нагнулась и провела рукой по Иджису. Она боялась обжечься, но медь отозвалась на прикосновение приятной теплотой. Свечение притягивало и манило. Пыль, летавшая в воздухе, почему-то не оседала на поверхности щита.

Эльфийка подняла трофей и повесила его за ремень на плечо.

– Ты где? – прокричала она и вытянула вперед ледяную стрелу, освещая пещеру и разгоняя тьму.

– Тут. – голос Мортред ломался от боли. Лучница посветила на звук и разглядела движущийся к ней силуэт. Траксес подошла к Тени и подхватила ее под руку.

– Идти можешь?

– Да, – ответила Мортред и вновь закашлялась.

– Ничего, я вытащу тебя отсюда.

Лучница и поддерживаемая ею Тень двинулись в сторону выхода, на свет.

***

Паладин стоял около сторожевого древня, опираясь на тяжелый молот. В нескольких шагах позади него восточная дорога поворачивала на север, в мертвый лес.

Низкие темные тучи плыли над деревьями. Паладин отвел взгляд от неба и посмотрел вперед. Там, вдоль дороги, собирались враги. С десяток мертвецов сгрудились около зиккурата.

Паладин помнил прошлую битву, развернувшуюся на центральной дороге. Тогда мелководье реки оказалось усеяно телами соратников и врагов, а с вершины зиккурата вырывались смертоносные зеленые лучи; один из них прожег насквозь стальной доспех и словно кипятком ошпарил ему грудь, оставив на память изогнутый шрам.

Один из зомби отделился от остальных и прошел чуть вперед. Полевые мыши бросились в разные стороны, древень угрожающе поднял камень над головой. Его руки-ветви сильно хрустнули.

Паладин вспомнил, как в том сражении древень беспрерывно метал камни во врагов. Удычный бросок мог размозжить пару-тройку мертвецов. Паладин стоял по колено в реке, окруженный, и размахивал молотом, а зомби царапали его доспехи, стараясь добраться до плоти. Крипы сражались рядом, и вместе они раз за разом отбрасывали нечисть назад, под прикрытие лучей зиккурата. Когда очередное нападение было отбито, паладин даже подумал о том чтобы взять пирамиду штурмом. Но стоило им продвинуться вперед, как Мортред ворвалась с фланга, бросая кинжалы и яростно прорезая себе путь к паладину. Вскоре они сошлись посреди битвы. Вокруг кишели враги, союзники, лучи зеленого света вспенивали воду, падающие камни поднимали тысячи брызг, попадавших паладину в лицо, из-за чего ему было еще сложнее рассмотреть своего и так почти невидимого врага. Он нанес удар по Тени, но та легко увернулась и ответным выпадом полоснула его по кирасе. Паладин воздел молот и опустил его на Тень, но вызвал лишь всплески воды. Он устал, каждый удар давался все сложнее а Мортред была свежа и быстра. Уже несколько раз она пробила броню, и его доспехи окрасились красным. Он понимал, что проигрывает. Надо было как-то выиграть время, хотя бы пару секунд передышки. Он крутанул молотом, отогнав Мортред чуть назад, и быстро погрузил руку в воду, зачерпнул песка со дна и кинул им в Тень, надеясь попасть в ее черные глаза. Мортред зашипела и попятилась. Момент был выигран. Паладин высоко поднял молот и произнес заклинание. Луч света вырвался из молота и осветил воина. Паладин почувствовал, как раны заживают и появляются силы. И когда Тень снова была перед ним, он атаковал ее серией ударов. Она увернулась ото всех кроме последнего, который отбросил ее к росшему у берега дереву.

Паладин обернулся и осмотрел поле битвы. Зомби всюду отступали, река была усеяна костями, кусками мяса и мертвыми деревцами. “Если добью Мортред, то можно уничтожить зиккурат” – подумал он и уже хотел броситься на Тень, но вдруг что-то скользнуло по его доспеху. Он повернулся и, щурясь от светившего в глаза света, посмотрел на черную пирамиду. Лучница в черном стояла там, на возвышенности, и целилась прямо в него. Еще мгновение – и стрела отскочила от его шлема. Тогда паладин понял, что надо отступать.

И сейчас, глядя на собравшихся мертвецов, он подумал, что та битва была только разминкой. Звук рога пронесся недавно над лесом. Война началась снова.

Зомби что-то прорычал и вернулся к своим. Паладин пересчитал их еще раз и понял, что он мог легко отбиться в одиночку, вздумай они напасть. Это просто слабые мертвецы, с ними не было настоящих воинов или колдунов. Но паладин предчувствовал, что главные силы еще подойдут. И на этот раз он не хотел ждать нападения, не хотел обороняться. Тем более что он давно приметил шедший по дороге со стороны поляны отряд крипов. Они должны были скоро подойти.

Паладин отошел назад и с радостью рассмотрел среди крипов Лину. Рыжеволосая волшебница в красной мантии развела горевшие огнем руки в стороны. Она словно плыла по воздуху, ее ноги не касались земли.

– Омни, – приветствовала она его по имени, когда отряд приблизился, – на Снайпера напали. В нашем лесу.

– Ответ за нами, – сказал Омни и крепко сжал рукоять молота.

– Мы атакуем?

– Да.

***

Мортред шла по центральной дороге, разделявшей лес на две части. Медный щит согревал левую руку и дарил ощущение защиты. “Это не просто щит, это легендарный Иджис “, – повторил Король, когда они с Траксой вернулись из пещеры на базу со своей добычей.

Большой отряд зомби следовал за ней. Приятное волнение Тени усиливалось. Мортред отвела взгляд от дороги и посмотрела направо, пытаясь разглядеть Траксес среди мертвых деревьев. Лучница была где-то там, готовая в любой момент напасть на врагов с фланга.

Солнце поднялось высоко над лесом, лучи света легко проникали сквозь малооблачное небо и падали прямо на тропу. Было ветрено. Каждый шаг воинов поднимал в воздух клубы пыли. Тени ясно выделялись на дороге. Мортред понимала, что потеряла свою скрытность, столь часто помогавшую ночью. Она не любила воевать днем. Но мерцающий щит в любом случае лишил бы ее этого преимущества. “Во всем есть свои недостатки и преимущества”, – думала Тень. Король выбрал за нее, когда отдал ей Иджис.

Траксес пробиралась через лес. Cухие ветки как будто стремились помешать ей; они задевали за плащ и царапали лицо лучницы.

Траксес старалась не отставать и не терять из виду свой отряд, шедший cлева по тропе. “Ей опять досталось самое лучшее”, – думала эльфийка. Когда они вернулись из пещеры с добычей, Король отдал щит Мортред и поручил Тени возглавить главную атаку.

Вдруг словно две ледяные иглы пронзили глаза Траксес и впились ей в голову. На несколько секунд вокруг настала зима. Ветки сосен покрылись ледяной коркой, и ветер бросил в лицо лучницы хлопья снега. Холод, холод, вечный холод. Даже солнце больше никого не согреет. Она выдохнула, изо рта вырвался пар, и тут же все вернулось как было. Лес снова стал обычным. B лишь в своем разуме Траксес чувствовала что-то новое, чужеродное. “Король здесь, в моем сознании”, – успела подумать эльфийка до того, как в ее ушах раздался оглушающий шепот.

– Ты не будешь оспаривать мои приказы, даже в своих мыслях, – голос Короля звучал раздражительно.

– Не буду, – произнесла вслух лучница, стараясь по привычке изгнать из голоса панику. Король проделывал с ней такое и раньше, и всякий раз страх проникал прямо в душу. В такие моменты ей казалось, что любое неверное действие – и ее голова превратится в льдышку, но она не умрет, нет, и не сможет возродиться у фонтана, как обычно происходило. Она боялась быть навечно заточенной внутри заледенелого тела, плененной внутри самой себя и обреченной вечно страдать.

– Теперь иди, догоняй их, – приказал Король, и она двинулась вперед. Два сознания теперь глядели на мир из ее глаз.

Наконец Мортред увидела слабое зеленое сияние. Пройдя еще немного вперед, Тень смогла разглядеть зиккурат, стоявший на берегу неразличимой пока речки. Там проходила граница; дальше росли зеленые деревья. Дорога выныривала на другом берегу и убегала дальше, в глубь живого леса, а древень охранял проход.

Рядом с зиккуратом Мортред приказала отряду остановиться, и дальше она пошла одна. Нужно было дать Траксес время занять положение и дождаться команды от Короля. Солнце чуть сместилось и теперь светило Тени в глаза, заставляя ее щуриться. Ветер свистел в ушах. Мортред подошла к пирамиде, подняла ладонь ко лбу, защищая от света лицо, и осмотрела место грядущей битвы.

Все было, как и прежде. Вот речка, шириной не более метров трех. На том берегу стоял древень с камнем в мощных руках. Рядом Тень разглядела двух войнов. Женщину и мужчину. “Рилай” – подумала Мортред, всмотревшись в волшебницу. Та держала в руке длинный посох. Бело-голубой плащ развевался на ветру за ее спиной.

Тень перевела взгляд на мужчину. Он был облачен в красно-желтые доспехи. “Давно не виделись, Нортром”, – захотелось крикнуть Мортред. На несколько мгновений окружающий мир пропал. Она представила, как кинжал пронзает стальную броню на шее врага и впивается тому в горло. Видение было настолько живым, что Тень не сразу почувствовала чужое присутствие в своем разуме. “Все готово, нападай”, – сказал Король, и Мортред, подняв высоко над головой клинок, прокричала атакующий клич.

***

Подкрепление должно было подойти с минуты на минуту. Рилай издалека заметила отряд, следовавший по дороге, и больше не отводила взгляд с другого берега, где стояла защитная башня врагов. Пока все было спокойно. Ястреб спикировал с небес, словно за кем-то гнался. Он подлетел слишком близко к зикурату. Рилай поморщилась, когда на вершине пирамиды вспыхнул изумрудный кристалл и зеленый луч ударил в птицу. Порывы ветра подхватили черный пепел и понесли над лесом.

– Погода сегодня злая, – послышалось за спиной Рилай. Она обернулась и увидела Нортмома.

– Спасибо, что пришел, – сказала волшебница, – с тобой были крипы. Где они? Там? – она кивнула на лес слева.

– Часть. Я разделил их на две группы и велел рассредоточиться по обеим сторонам дороги, – Нортром подошел к древню и встал рядом с Рилай.

– Все спокойно? – спросил он, поглядев на противоположный берег.

– Пока да. Так же как в прошлый раз, когда они атаковали. Почему трубили в рог? На тебя напали?

– Не на меня. На Снайпера. Там была Мортред и множество зомби. Он их почти всех перебил…

– Он выжил?

– Нет, Тень таки достала его.

Рилай поежилась. Она знала, как смертоносна может быть Мортред в ближнем бою.

– Я отправил его стеречь западную дорогу, – сказал Нортром, – а Лину в помощь к Омни на восток.

Рилай развернулась и вновь вгляделась в дорогу, убегавшую в мертвый лес. На первый взгляд ничего не изменилось, но почти сразу волшебница уловила какое-то движение рядом с зиккуратом. Рилай прищурилась и ясно различила пятно тьмы.

– Это она, Мортред, – сказал Нортром, – готовься.

– Сколько у нас воинов?

– Дюжина.

Рилай всмотрелась в Тень и ясно различила человеческие очертания. В правой руке Мортред держала свой знаменитый лунный клинок, а в левой – что-то округлое, мерцающие янтарным светом. Что-то похожее на …

– Щит, – медленно сказал Нортром, – да не простой.

– Это Иджис… Но как, откуда?

– Они убили Рошана.

– Тогда у нас проблемы, – Рилай начинала нервничать все сильнее. Им придется убить Тень дважды. “Насколько же они сильны, если смогли добыть Иджис?”, – думала она, – “Перерыв в войне явно не пошел нам на пользу. Пока мы прохлаждались на поляне, они готовили новый удар. Надо было добить их тогда, когда у нас было преимущество”.

– Возьми рог – вдруг сказал Нортром.

– Почему?

– У меня плохое предчувствие.

Рилай взяла протянутый рог и подвесила его к поясу.

Тень подняла клинок над головой и прокричала что-то, но ветер унес слова. Зомби за ее спиной бросились вперед, к реке. Все дальнейшее слилось для Рилай в обрывки воспоминаний.

Враги спустились по склону и первые из них ступили в воду. Рилай окинула их взглядом. «Тут десятка три, не меньше”, – подумала она и почувствовала, как вспотела держащая посох рука. Нортром ступил чуть вперед, его тень упала Рилай на лицо. Камень пронесся над ними и упал в воду, чуть не долетев до ближайшего мертвеца и окатив нападавших брызками мутной воды. “Слишком рано, древень”, – хотелось сказать Рилай. Нортром переложил меч в левую руку, снял со спины тонкий острый металлический диск и метнул его в скопление врагов. Волшебница увидела, как диск проломил мертвецу грудную клетку. Тот свалился, и через секунду его затоптали. Рилай взмахнула посохом, и одного из зомби сковал куб льда, а через мгновение замороженный враг взорвался; ледяные осколки полетели во все стороны; зомби рядом попадали, у некоторых оказались обморожены тела.

– В атаку! – прокричал Нортром.

Из леса с обеих сторон дороги выбежали крипы и вступили в бой с вошедшими в речку зомби. Рилай выстрелила из посоха в очередного мертвеца заклинанием, а Нортром бросил еще один диск, точно поразивший цель. Древень, скрипя могучими ветками, потянулся к горе валунов, поднял один и метнул в гущу нечисти. Камень упал в толпу врагов.

“Чего она ждет?”, – подумала Рилай, вспомнив про Мортред, – “ведь так мы легко победим.”

В этот момент, когда волшебница поверила в легкую победу, из леса на той стороне реки полетели стрелы. Рилай не заметила первую из них, лишь помнила, как дравшийся с двумя зомби крип вдруг покрылся коркой льда и был тут же растерзан. “Это не я”, – пронеслась мысль в голове Рилай, когда вторая стрела отскочила от земли перед ней.

Мортред спокойно наблюдала за разворачивающейся битвой. Она выжидала удобного момента. Подходить близко было пока слишком опасно, даже со щитом. Она кинула пару кинжалов, но те отскочили от коры крипов, не причинив вреда.

“Сейчас”, – подумала Траксес, спустила тетиву, и привычным движением достала новую стрелу из колчана. Выстрелила в Рилай, но ветер вдруг сменил направление, и стрела прошла мимо.

– Подойди ближе и уничтожь древня, – приказал холодный голос Короля.

Лучница выбежала из леса. Ветер дул в лицо и бросал пыль в глаза, что мешало целиться. Траксес спустилась по склону к реке и остановилась у воды. На противоположном берегу десяток крипов дрались с парой дюжин мертвецов. Невысокие деревца отчаянно отбивались руками-ветками от врагов. Еще один камень упал в реку.

Траксес остановилась перед водой, прицелилась и выстрелила в древня. Стрела пробила кору и вонзилась в ствол, из раны во все стороны поползла ледяная корка. Несколько зомби выбежали на берег.

Нортром понял, что линия обороны прорвана. Он увидел, как Траксес перебежала речку, а Мортред прыгнула в гущу битвы, рубя крипов направо и налево.

– Отходим! – крикнул рыцарь, сделал несколько шагов, обернулся и увидел Рилай. Волшебница стояла рядом с древнем, метрах в трех перед приближающимися мертвецами. Она направила посох вверх, к небу. Вокруг нее закружились хлопья снега. Нортром понял, что она собиралась сделать. Через секунду Рилай исчезла в холодном снежном круговороте.

Началась буря. Траксес почти ничего не видела. Ледяные взрывы сбивали зомби с ног. “Рилай должна быть где-то рядом”, – думала лучница, медленно продвигаясь вперед и прикрывая лицо плащом. Маленькие сосульки прилетели откуда-то слева и оцарапали эльфийке руку, державшую лук.

– Вот ты где, – прошипела Мортред голосом, полным боли. Ее щеки горели, а левый глаз ничего не видел – пару секунд назад воздух взорвался прямо перед ней и обжег ее голову холодом.

Рилай стояла впереди, в центре снежного бурана, с посохом, высоко поднятым над головой. Тень метнула кинжал, и тут же ледяной взрыв отбросил Мортред назад.

Ридай пошатнулась, когда что-то острое вонзилось ей под ребра. “Не прекращай колдовство, иначе нас разорвут”, – подумала она, ощупав рану левой рукой. Кинжал по рукоять впился в тело, но боли почти не было. Стрела просвистела мимо лица волшебницы, и ударила в держащую посох кисть. Рилай вскрикнула, судороги пошли по правой руке. Посох выскользнул и упал на землю, буря вокруг прекратилась. Волшебница почувствовала, как лед растекается по венам.

Снег исчез, и Нортром смог рассмотреть битву. Впереди куча мертвецов окружила полуобледеневшего древня, который пытался отбиваться, но его руки-ветки двигались слишком медленно. Несколько крипов еще стояли на ногах, но на каждого из них приходилось по два-три зомби. Еще множество мертвецов валялись вокруг, и некоторые уже начинали подниматься. Мортред, пошатываясь, переступила через лежавшее тело. Краем глаза рыцарь увидел лучницу – та прицелилась в обронившую посох волшебницу. Траксес спустила тетиву, но Нортром метнул два диска. Первый столкнулся в воздухе со стрелой, второй полетел в Тень, но та отбила его щитом.

Рилай с криком вытащила стрелку из руки. Ноги подкашивались, но она понимала, что падать нельзя.

– Беги! – раздался рядом крик Нортрома. Через мгновение Мортред возникла перед ним. Рилай попыталась найти посох, но тот куда-то укатился. Нортром обрушил на Тень серию из трех ударов меча. Мортред парировала их все и ударила в ответ. Нортром пригнулся; лунный клинок пронесся над его головой.

Рилай развернулась и побежала по дороге в сторону поляны. Она не увидела, как за ее спиной Траксес выстрелила Нортрому в плечо, как он выронил меч, как Мортред полоснула его несколько раз по доспехам. Лишь слабое кряхтение услышала волшебница, когда лунный клинок пробил защищавшую шею рыцаря броню.

***

Ланая спала, окруженная невидимостью. Ее сон повторялся вновь; тот же сон, что приходил к ней каждую ночь. Было темно, и она брела по лесу, одна, закутавшись в черный плащ и дрожа от холода и страха. Шел сильный дождь, и под ногами противно хлюпало.  Опасность могла скрываться за каждым деревом. Ланае мерещились тени существ, прячущихся за стволами, а черные ветки мертвых сосен казались лапами, жаждущими схватить ее.

В шуме ветра Ланае слышалась угроза. Она знала, что надо найти поляну, устланную лунным светом, но просвета впереди не было, наоборот, чем дольше она шла тем плотнее становился лес вокруг.

Ланая подошла к дереву увидела на стволе надрез. “Я тут уже была”, – подумала девушка,- “но этого не может быть.”

– Ты была тут в другом сне, – прошептал ей в ухо холодный, спокойный голос, и она почувствовала, как страх отступает.

– О чем ты говоришь? – спросила Ланая.

– Ланая, ты пленница в мире грез, и только я помогаю тебе всякий раз отличать правду от лжи. Видишь бурелом? Тебе туда. Верь мне, и ты достигнешь поляны.

Голос. Ланая помнила, как он пришел к ней первый раз, когда она заблудилась в этом проклятом лесу, замерзшая и испуганная. Голос стал ее проводником и помог ей выбраться, помог не наткнуться на ночных созданий. С тех пор он приходил к ней каждый раз, выручал, и девушка верила ему и только ему.

– Как мне тебя называть? – как-то спросила она.

– Зови меня просто Королем.

Да, Ланая всегда забывала предыдущие сны и бродила среди деревьев, словно в первый раз, но голос Короля находил ее, и она вспоминала, сколько раз уже спасалась. Только благодаря ему. И теперь девушка ободрилась, и ей даже показалось, что стало теплее. По совету Короля она пошла вдоль поваленной сосны, и тут между деревьев мелькнул белый силуэт.

– Ланая, – донесся спереди мелодичный женский голос. На тропинку вышла женщина, в белом платье с разведенными в стороны руками. Ланая взглянула ей в лицо и замерла. Они были знакомы, но как такое возможно?

– Ты не узнаешь меня? – ветер шумел, но Ланая ясно различила слова.

– Кто ты?

– Ланая, я твоя мама. Я так долго ждала тебя.

– Мама… – слова замерли в горле. Ланая поняла, что это лицо она много раз видела в отражениях. Да, она смотрела словно на себя, только глаза ее мамы не метались так испуганно, а смотрели прямо, с какой-то тоской.

– Ты вспомнила меня, я вижу, – сказала женщина в белом и сделала шаг вперед.

– Не верь ей! – Ланая вздрогнула от неожиданного крика. Она совсем забыла о Короле. Его голос показался чужеродным.

– Она вампир, и ей нужна только твоя кровь, – сказал он.

– Но почему?

– Смотри.

Глаза Ланаи покрылись коркой льда. Она вскрикнула от боли. Сначала она не видела ничего, кроме синевы, но затем боль слегка отступила, и Ланая увидела мир вокруг, увидела по-настоящему. Из веток деревьев к ней тянулись извивающиеся костяные руки с черными длинными ногтями. Гигантские черные пауки сидели на вершинах сосен и глядели на Ланаю тысячами зеленых глаз.

Ланая посмотрела вперед. Лицо существа изменилось и больше не казалось знакомым. Потрескавшаяся белая кожа обрамляла окровавленные губы; два длинных клыка выступали из искривленного открытого рта. Глаза вампирши горели красным.

Тварь еще раз шагнула вперед и вытянула руки перед собой.

– Я так долго тебя искала – сказала она все тем же мелодичным голосом.

– Убей ее – сказал голос.

“Но как, у меня нет оружия” – подумала Ланая.

– Вспомни про нож, которым делала отметки на деревьях.

Как она могла забыть? Ланая засунула руки в карманы и в правом нашарила деревянную рукоятку.

– В шею – сказал Король.

– Мама, я так рада… – сказала Ланая, стараясь, чтобы голос не дрожал, и сделала два шага навстречу твари. И когда руки вампирши сомкнулись на ее горле, Ланая выхватила нож и вонзила во врага. Раздался крик, кровь брызнула Ланае в глаза и девушка, ослепленная, отскочила назад. Она быстро протерла лицо рукавом плаща и увидела, как существо в конвульсиях дергалось, лежа на земле. Нож по рукоять вошел в шею, и кровь обильно текла из раны на землю.

– Подожди, а потом забери нож.

Тварь стала дергаться реже и вскоре совсем замерла. Девушка подождала еще, а затем медленно, дрожа страха, приблизилась, наклонилась, и резко выдернула нож.

– Умница. Теперь уходи скорее, пока пауки не сползлись на кровь.

Ланая быстрым шагом пошла по тропе, на ходу вытирая нож. Она не обернулась и не увидела, как тело вампирши превратилось в бессчетное множество светящихся мотыльков, разлетевшихся по лесу, а на пропитанной кровью земле моментально проросла трава и распустились бутоны цветов.

– Никто не может долго смотреть моими глазами, – сказал Король, когда Ланая вышла из леса на берег реки. Ледяная корка на ее глазах рассыпалась, и мир принял свой привычный вид. Перед девушкой стелилась спокойная река; противоположный берег виднелся сквозь туманную дымку.

– Поляна жизни там; тебе придется пересечь реку.

Страх, никогда не отпускавший Ланаю, вновь расцвел в ее душе. Она не умела плавать и не доверяла воде, какой бы спокойной та не казалась. Ворон вылетел из леса и, каркнув пару раз, полетел низко над водой. Ланая вскрикнула, когда из реки резко вытянулась рука, схватила птицу и утащила под воду.

– Что мне делать? – спросила она.

– Осторожно подойди к реке и посмотри на свое отражение. Не бойся, мертвецы плавают на глубине. Но все равно не ступай в воду.

Ланая подошла к поросшему травой краю берега, встала на колени и взглянула на себя сквозь водную гладь. В лунном свете она рассматривала черты своего испуганного и замученного лица, а Король шептал ей в уши – “Вот самая одинокая девушка на свете. Вечно блуждающая по враждебному лесу, окруженная злыми тварями, испуганная, она мечется одна, и нет надежды на спасение. Ланая, не сдерживай себя, вспомни всю ту боль, весь тот ужас, что ты пережила. Пусть безысходность наполнит тебя.”

Девушка почувствовала, как глаза набухают от слез. Она моргнула, слезинка сорвалась и упала в реку. Слабая рябь пошла по воде. А через секунду корка льда появилась в том месте, куда упала слеза. И ледяной покров начал с хрустом расползаться во все стороны по реке. Это было пугающе, но и красиво одновременно. Ланая глядела на волшебство, завороженная. Вскоре лед сковал реку со всех сторон.

– Путь свободен.

Она осторожно спрыгнула на лед. Приятный холодок поднимался снизу и пощипывал кожу на лице. Ланая сделала пару шагов. Было скользко.

– Иди к тому берегу. Будь осторожна, не упади. И ни в коем случае не смотри под ноги.

– Почему?

– Просто делай, как я говорю.

Ланая осторожно пошла по льду. Деревья, росшие на другом берегу, медленно приближались, а тишина леса заворожила ее. Ей стало так спокойно, как давно не было. Скоро она достигнет поляны жизни, и кошмар закончится. С ней ее покровитель, который выручит из любой беды, поможет, подскажет и никогда не бросит. Ей захотелось забыться, захотелось танцевать на этом льду посередине реки, под лунным светом, и наслаждаться покоем и удивительной тишиной.

Вдруг она поняла, что тишину давно нарушал ритмичный стук, доносящийся снизу. Не успев подумать, она опустила взгляд. Несколько белых рук колотили по льду из-под воды, пытаясь пробиться наружу. Ланая вскрикнула, поскользнулась и упала, ударившись лбом об лед. Все на мгновение потемнело, а затем Ланая увидела смотрящее на нее в упор сквозь лед мертвецки-бледное человеческое лицо. Два синих уголька горели на месте зрачков, рядом с которыми в глазах твари отражалась луна. Существо шевельнуло губами, словно пытаясь что-то сказать, и ударило рукой; по льду побежали трещины.

Ланая попыталась подняться, встала на четвереньки, но тут раздался хруст, и кто-то схватил девушку за ступню и дернул. Вскрикнув, Ланая вновь упала. Она посмотрела на ногу и увидела, что ее стопу схватила бледная рука, торчащая из бреши во льду. Тут же еще одна рука появилась на поверхности, с длинными когтями; она шевелилась и изгибалась словно змея. Первая рука потянула Ланаю на себя, а вторая вонзила когти ей в голень. Кровь пролилась на лед.

Ступня девушки погрузилась в воду, и ледяной холод пополз вверх по ноге, заглушив даже боль от раны. Ланая наконец нашарила в кармане плаща нож, повернулась на бок и, согнувшись, всадила нож в руку твари. Вытащила и тут же всадила опять, и опять. А затем резанула по второй руке; той, что терзала плоть девушки когтями. Черная кровь окрасила воду. Нож наткнулся на что-то твердое. Ланая схватилась за палец твари и оторвала бледную руку от себя. Освободившись, она откатилась по льду прочь.

Лежа на спине, она сквозь слезы взглянула на ночное небо, с которого беззаботно светили звезды.

– Вставай немедленно! – прокричал Король, и тут же она услышала рядом треск. Ланая оперлась на руки и с трудом поднялась. Впереди лед разбился, и мертвая рука показалась из-под воды.  Ланая скользнула взглядом вокруг себя; повсюду появлялись бреши и новые твари пробивались на поверхность.

– Не смотри на них, они живут лишь за счет твоего внимания к ним! Взгляни на берег, немедленно!

Девушка перевела взгляд на берег, который казался так далеко. И тут она почувствовала, как лед хрустнул прямо под ней.

– Молодец, а теперь иди, быстро! Три шага направо, а потом прямо к берегу. Верь мне!

И Ланая пошла, прихрамывая на раненую ногу. Колени подкашивались, и звуки скребущих по льду ногтями тварей сопровождали ее. Она вытерла рукавом слезы. Ее глаза больше не сходили с росших вдалеке деревьев, а Король ободряюще шептал ей в ухо. Ланая не знала, сколько все это длилось, но в какой-то момент она различила между слов Короля тишину, и поняла, что твари остались далеко позади.

– Ты вышла на мелководье, и теперь можешь снова посмотреть вниз, – наконец сказал Король. Но Ланая не осмелилась этого сделать. Вместо этого она побежала вперед, навстречу берегу. Достигнув его, она повалилась на землю и начала плакать, а сердце ее бешено колотилось.

– Успокойся, ты теряешь кровь и силы, – сказал голос. Боль в ноге практически не ощущалась, но Ланая подавила слезы. Она села, отрезала кусок от плаща и перевязала раненую ногу. Закончив, она в страхе посмотрела на реку, словно боясь, что мертвецы вылезут оттуда и доберутся до нее. Но все было спокойно.

– Забудь о них. Ты почти у цели. Обернись.

Ланая повернулась. Перед ней был крутой травяной склон. Редкие тонкие деревца росли на нем, а на вершине высились мощные сосны.

– Поляна жизни там, за деревьями, и там же твое освобождение от этого сна. Иди же!

Девушка начала осторожно подниматься вверх, делая упор на здоровую ногу. Было скользко, и она хотела схватиться за ветку росшего на склоне деревца, но затем вспомнила как она смотрела на мир глазами Короля. Вспомнила про тянущиеся к ней костяные руки, торчащие из веток, и одернула себя. Пару раз она поскользнулась, но надежда гнала ее вперед. Она придавливала ногой неровную землю, чтобы твердо встать, и делала шаг, затем еще один. Когда подъем закончился Ланая увидела перед собой росшие неплотными рядами сосны. Между стволами падал лунный свет, а воздух наполнился звуками, вначале неразборчивыми, но затем пронзительный женский крик пронесся над лесом. Ланая застыла, но Король тут же вывел ее из оцепенения.

– На поляну напали враги. Беги!

Она побежала. Вперед, огибая деревья и забыв о раненой ноге. Странно, но впервые за время этого сна она не чувствовала страх, а чувствовала лишь ярость. Ей не терпелось пустить в ход крепко сжатый в правой руке нож. Крики становились все громче.

Деревья расступились; Ланая оказалась на краю освещенной луной поляны. Ее глаза забегали туда-сюда. Она увидела бойню. По поляне с криками бегали люди; бледные вампиры с измазанными кровью лицами набрасывались на них. Несколько изувеченных тел лежало на траве, одно из них рвали на части волки. В центре двое рыцарей стояли спина к спине и отбивались мечами от наседавших тварей. Откуда-то сверху на бегущую женщину спрыгнул большой, размером с человеческую голову, паук, и женщина повалилась на землю.

А в воздухе с воплями носились полупрозрачные призраки, словно ожившие клочки тумана.

– Ланая, ты достигла поляны жизни, и этот сон заканчивается. Проснись, вернись в реальность, и сокруши моих врагов, – голос Короля затухал пока Ланая пробуждалась.

Никто не заметил девушку, вынырнувшую из невидимости посреди разворачивающейся битвы. Ланая схватила дравшегося с зомби крипа, и воткнула в него нож. Сок потек по руке, а она, моментально выдернув оружие, проскользнула между двумя зомби, увернулась от удара нового врага и ударила в ответ.

Девушка двигалась плавно и гибко, словно танцевала. Зомби смяли крипов впереди, и она, осмотревшись, нашла новую цель. Она увидела рыцаря в стальной броне. Тот взмахнул тяжелым молотом, но крылатый демон увернулся и схватился за рукоять молота, стараясь вырвать оружие.

Омни взглянул в красные глаза демона и в отражении увидел зашедшего со спины врага. Луч солнца проник сквозь тучи, упал на нож Ланаи и отразился ей на лицо. Девушка моргнула. Омни пнул демона ногой; тот отлетел, и паладин, не глядя, ударил молотом с разворота.

Ланае стало больно, как никогда, а затем мир померк и она оказалась в черной пустоте, одна, и никакой голос не помог ей.

Она приходила в себя пару раз, ослепшая; и сквозь звон в ушах до нее доносились приглушенные звуки битвы. А затем небытие поглощало ее. Она не знала, сколько это продолжалось.

Стояла тишина. Ланая открыла глаза. Все вокруг было как в тумане. Она разглядела свет и поняла, что смотрит на небо.

– Жива, – послышался рядом мужской голос, и девушка увидела над собой силуэт человека.

– Омни, будь осторожен, – второй голос принадлежал женщине.

– Она не опасна, – сказал мужчина, наклонившись и взглянув Ланае в глаза. Черты его лица расплывались.

– Добей, – прошептала Ланая.

– Нет. Оставим ее, – сказал Омни, и девушка поняла.  Чем дольше она будет умирать, тем позже снова встанет на их пути.

– Но ведь… она мучается – сказала женщина.

– И черт с ней! – в голосе Омни послышались жесткие нотки, – идем, Лина.

– Не так уж ты и отличаешься от нас, паладин, – сказала Ланая ломающимся голосом, – Король легко поглотит тебя.

Силуэт отдалился и исчез. Она снова видела только серое небо.

***

Песок, песок, повсюду один песок. И он, Криксалис, король в своем царстве, в пустыне, где никогда не заканчивается пыльная буря; невидимый и неотвратимо настигающий своих жертв.

Огромный, длинной метра два, скорпион отогнал от себя видение. Да, после победы ему обещали свое царство, но над этим еще надо поработать. Он полз по мертвому лесу, огибая деревья и кусты. Восточная дорога пролегала справа, небольшой отряд зомби следовал по ней.

Толстая поваленная сосна преградила путь. Времени терять не хотелось, и Криксалис быстро заработал мощными передними лапами, разрывая землю. Через пару секунд лаз был готов, скорпион прополз под деревом, задев его хвостом, и двинулся дальше. Сухие ветки вновь захрустели под ним.

Выстрелы теперь звучали ближе. Криксалис уже не сомневался, что стрелял Снайпер. Впереди между сосен мелькнули три силуэта, издалека похожие на тени. Они бежали вглубь леса. “Спасайтесь, лесные жители, мне не до вас”, – подумал скорпион.

Снайпер методично отстреливал сражавшихся с крипами зомби. Минуту назад он без проблем уничтожил зиккурат. Пара метких выстрелов – и зеленый кристалл на вершине башни разбился.  Изумрудные осколки рассыпались по дороге. Два небольших отряда мертвецов, встретившихся им после на дороге, были разбиты. Оба раза крипы шли в лобовую акаку, что позволяло державшемуся позади них стрелку спокойно выцеливать жертв.

И сейчас осталось пристрелить лишь пару мертвецов, когда что-то подбросило Снайпера в воздух. Небо словно прыгнуло ему навстречу. Стрелок рухнул на землю и покатился кубарем. Каким-то чудом он не выпустил ружья. Перед ним из большой земляной воронки выскочил здоровенный скорпион. Его густая шерсть стояла дыбом, а огромный хвост, увенчанный металлическим жалом, изогнулся дугой.

Криксалис бросился на Снайпера и ударил клешней. Стрелок отлетел назад, стукнувшись спиной о ствол сосны. Грудь словно обожгло. Снайпер попытался прицелиться, но руки тряслись, а перед глазами все плыло. Он выстрелил, но промахнулся. Скорпион хотел уже пригвоздить врага к дереву, когда на него сзади обрушился град ударов. Снайпер еще раз спустил курок, но ружье лишь щелкнуло. Патроны закончились.

Окруженный крипами скорпион поднял хвост высоко в воздух и мощно ударил им по земле. Стрелок сразу понял, что сейчас будет. Он развернулся и побежал, а за его спиной Криксалис снова ударил хвостом.

Пробежав пару метров, Снайпер обернулся и увидел, как земля под крипами ходит ходуном, а скорпион спокойно, не обращая внимания на тряску, разрывает врагов одного за другим клешнями.

Снайпер перезарядил ружье, выстрелил, и шерсть на боку Криксалиса окрасилась в красный. Скорпион добил последнего крипа, посмотрел на стрелка и получил дробью между глаз. Но Снайпер не успел спустить курок в третий раз. Клубы желтоко песка возникли перед ним словно из ниоткуда и скрыли скорпиона. “Прячешься, гад? Ну прячься, а как тебе такое?”, – подумал стрелок и начал палить по песку, который через несколько мгновений исчез, открыв взору раскопанную землю. Останки крипов и зомби валялись рядом с воронкой. Криксалис исчез.

Стрелок скосил взгляд и успел заметить движение между деревьями. Он пальнул наудачу, но без толку. “Убежал”, – подумал Снайпер, и потрогал рану на груди. “Мне надо лечиться”, – понял он.

***

“Вот ты какой, мертвый лес” – думала Лина. Лишь шаги следовавших за ней с паладином крипов нарушали мрачную тишину. Пение птиц давно затихло позади. Посреди деревьев не рыскали звери. Высоко в небе кружили стервятники.

По прикидкам Лины, они шли около получаса. На пути им встретился небольшой отряд скелетов, охранявших зиккурат. Победа далась легко, они потеряли лишь одного воина.

Где-то на западе трижды протрубил рог, что означало очередное отступление.

– Второй древень пал. Думаешь, наши долго продержатся? – Лина озвучила давно терзавшее ее сомнение.

– Им придется, – сказал Омни.

“Остался один древень, а потом поляна в их руках”, – размышляла волшебница, – “похоже, враг бросил туда почти всех.” Ей захотелось отвлечься. Страшно было представить всю ту резню, что случилась на центральной дороге. Лина попробовала подумать о чем-то другом и вспомнила Ланаю, беззащитную и беспомощно лежащую на земле. Вспомнила написанные на лице девушки боль и страх, а также печаль. “Они чувствуют то же, что и мы”, – промелькнула тогда мысль у волшебницы. Как такая девушка могла оказаться на стороне Ледяного Трона. Чем соблазнил ее Король, этот злой разум, который, как говорили шепотом на поляне, мог поглощать души. Держал ли он ее в страхе, или во власти иллюзий, или она сама выбрала такой путь.

Дорога заканчивалась, логово врага виднелось сквозь легкий туман. Погода совсем испортилась, дождь лупил холодными каплями по деревьям и по земле. Под ногами появлялись лужи, мягкую почву размывало в грязь. Недавно бушевавший ветер успокоился. Впереди тропа взбиралась на небольшую возвышенность и упиралась в зиккурат, за которым можно было разглядеть вершины черно-зеленых ступенчатых сооружений, поднимавшихся над лесом.

Солнце нечасто гостило здесь. “Может быть, его и не было тут никогда”, – подумала Лина. Она замерзла, мантия промокла насквозь, а магия огня едва помогала. Казалось, с каждым шагом она теряла силы. От холода стучали зубы. А паладин бодро бежал чуть впереди, с молотом, закрепленным на спине. Он, казалось, не замечал холода вокруг.

Поняв, что цель близка, Омни почувствовал странный подъем сил и прилив ярости. “Вот и источник всего зла. Разрушай, давай. Сравняй тут все с землей”, – сказал голос в его голове. Он представил, как молот дробит кости очередного мертвеца. Видение заворожило его.

– Все просто – надо разрушить Ледяной Трон быстрее чем они уничтожат Древо Жизни, – сказал он.

***

Баланар несся по черной земле, его зеленые крылья развевались словно плащ. Его правая рука беспомощно болталась. Молот Омни раздробил ему кости.

Зиккурат остался позади, демон выбежал на устланную полупрозрачным туманом поляну. Он на секунду замедлился, увидев сквозь дымку глыбу льда рядом с железной решеткой, огораживающей кладбище.

– Иди к фонтану, лечись, а потом убей девчонку, – послышался шепот в ушах Баланара.

– Я убью их обоих.

– Если сможешь. Но даже вместе с Ланаей вы не справились, слабаки. За все неудачи ответишь потом. Может, я и прощу, если заберешь Лину.

– Где скорпион?

– Криксалис ранен и возвращается, но он еще слишком далеко и не успеет.

– А что делать с паладином?

– У меня на него свои планы.

Баланар знал, что с Королем спорить нельзя. Однажды он возразил, когда Король отправил его на разведку. Итогом стала всепоглощающая боль. Он помнил, как катался по земле перед Троном, как его рвало. Потом демон удивлялся, что его крики не пробудили всех мертвецов на кладбище. А Траксес и Мортред стояли рядом, немые свидетели его унижения. На лице лучницы был написан ужас.

С тех пор приказы Короля выполнялись всегда.

Фонтан показался впереди. Баланар почувствовал, как в горле пересохло. Правая рука беспомощно болталась. Он уже ощущал, как живительная вода лечит, как проходит боль.

Демон подбежал к фонтану и стал жадно пить. Насытившись, он привалился спиной к камню. Живительная сила растекалась по телу. Скоро он снова сможет сражаться.

Вдалеке скрипнула калитка кладбища, и вскоре силуэты мертвецов проступили сквозь туман перед Баланаром. Демон насчитал восьмерых. “Отлично” – подумал он и встал.

***

– Ланая сказала, что Король поглотит тебя. Почему именно тебя? – те слова не давали Лине покоя.

– Не знаю, – ответил Омни.

– Омни, обещай мне что закончишь работу, даже если меня убьют.

– Обещаю. Но я им не позволю. Мы дойдем до трона вместе.

На какое-то время стало тихо. Они приближались к зиккурату.

– Как думаешь, что будет если мы победим? – спросила Лина.

– Война закончится. Мы приведем этот мир в порядок. Мертвый лес оживет, как было предсказано, и нам не надо будет больше защищать Древо Жизни.

– И ты веришь в это? Что мира можно достичь, уничтожив глыбу льда?

– Возможно это лишь начало пути, но нам придется пройти его. Вообще я мечтаю отправиться в путешествие. Ты никогда не хотела добраться до границы леса и посмотреть, что там?

– Я думала об этом. Но Снайпер говорит, что там живут порождения окружающей лес бездонной тьмы. И что они убивают всех, кто подойдет близко.

– Снайпер стар и знает больше нас. Но вдруг он не прав? Он лишь пересказывает нам то, что когда-то сказали ему. Мне иногда снится вода, очень много воды куда ни глянь, словно лесная река поглотила почти весь мир. Я стою на песчаном берегу, а водная гладь простирается передо мной до горизонта, и другого берега не видно.

– Ты думаешь, что… – начала Лина, как вдруг на них напали. Зомби с криками выбежали из-за деревьев. Омни поднял над головой молот, и магический щит окутал паладина. Лина вытянула руки вперед, и земля под врагами загорелась. Краем глаза волшебница заметила, как окруженный золотым свечением паладин бросился на врагов. “Не отвлекайся” – подумала Лина. С ее пальцев сорвались огненные нити и сплелись в причудливую птицу, тут же вонзившуюся в мертвеца. Запах горелого мяса наполнил воздух.

Баланар наблюдал, спрятавшись за толстой сосной. Он хладнокровно выжидал, понимая, что победить не получится. Крипов было слишком много. Паладин схватился с тремя врагами, их острые когти беспомощно скребли по его защищенным магией доспехам. Зомби пытались добраться до Лины, но крипы преградили им путь, и мертвецы один за другим падали, сраженные ударами и заклинаниями.

Демон понял, что медлить больше нельзя. Он выбежал из леса и понесся к волшебнице. Лина увидела Баланара и протянула руки в его сторону.

Земля под Баланаром взорвалась, и он застыл, оглушенный. Из рук Лины вырвалась молния и ударила ему в грудь. Через секунду демон пришел в себя. Все тело жгло, правый глаз ничего не видел. В его голову полетел объятый огнем камень. Баланар пригнулся, валун пролетел мимо и упал за его спиной. Вампир сделал пару шагов вперед, и Лина наконец оказалась в пределах досягаемости его заклинания. Баланар вытянул руку в сторону волшебницы и прошипел древнее проклятие.

Лина почувствовала резкую усталость, руки опустились, а перед глазами все поплыло. Она не слышала, как сзади к ней подкрался зомби, лишь почувствовала, как острые зубы вцепились ей в горло. Лина закричала.

Омни подбежал к Баланару со спины и обрушил молот врагу на голову.  Шея демона изогнулась и он повалился на землю. И тут паладин услышал крик. Он посмотрел вправо и увидел Лину, лежащую в луже крови. Зомби склонился над ней, с его зубов свисали окровавленные куски мяса.

Паладин бросился к волшебнице и с размаху ударил зомби. Мертвец упал, а Омни быстро осмотрел дорогу. Крипы добивали врагов, никакой опасности рядом не было. Паладин взглянул на Лину.

– Убей, – прохрипела она. Ее шея была растерзана.

Молот опустился, волшебница дернулась и замерла. Это отказалось проще, чем думал Омни. “Ты убил ее, словно врага”, – произнес в его голове холодный голос.

Паладин побежал по тропе, а за его спиной медленно исчезало тело Лины. “Как ты мог не заметить засады?”, – подумал он, и ответ сразу пришел. “Это место пропитано злыми чарами. И чем дальше ты идешь, тем сильнее колдовство”.

***

Древо жизни стояло перед Мортред. Гигантские, обросшие листьями ветви затмевали небо. Много других деревьев росли рядом, днем на их ветках пели соловьи, кукушки и другие птицы. Но сейчас они все разлетелись, напуганные напавшими врагами. Маленькие зверьки тоже попрятались в норки.

Вокруг Мортред валялись куски льда. Два древня, охранявшие сердце поляны, были искромсаны и изувечены. Ледяные стрелы Траксес хорошо сделали свое дело.

После победы у реки битвы закончились, и началось избиение. Они легко прошли по главной дороге, уничтожили троих древней и вторглись на поляну. Малочисленные отряды врага были разбиты. Зомби все время прибывали, было похоже, что Король бросил сюда все свои силы. Сейчас они рыскали тут и там, убивали оставшихся крипов и валили деревья.

Мортред лишилась щита, но сейчас ее это не заботило. Да, никто вначале не заметил вернувшегося Снайпера, и тот смог прицелиться издалека и всадить Тени пулю в голову. Мортред почувствовала удар в затылок, мир на мгновение исчез, но она тут же пришла в себя, исцеленная, а щит исчез, выполнив свою роль. Тень обернулась и увидела, как Траксес выпустила в Снайпера две стрелы, а зомби накинулись на него со всех сторон.

Рилай попыталась им помешать, в одиночку. Мортред прыгнула на нее и полоснула ей клинком по шее, как только волшебница отбежала недолеченной от фонтана.

Теперь все главные враги были повержены. Нортром мог возродиться в любой момент, но только чтобы увидеть крушение своего мира.

И теперь Тень смотрела, как стрелы вонзаются в Древо Жизни, и из ран по коре расползается лед.

***

Омни стоял между двух разрушенных зиккуратов. Огромная глыба льда, покоившаяся на невысоком постаменте, возвышалась над ним. “Наконец мы встретились, Король” – подумал паладин, взглянув на Ледяной Трон.

Сердце Омни быстро стучало, изо рта вырывался пар и смешивался с облачками плававшего вокруг тумана. Холод пронизывал до костей.

Он взбежал по вырезанным в постаменте ступенькам, занес молот для удара, и чуть не обронил оружие, когда увидел свои руки. Стальные наручи исчезли, тухлые, кишащие червями куски мяса слезали с потрескавшихся костей. “Словно руки мертвеца”, – в панике подумал паладин. Из глубины сиявшего льда донесся смех.

– Ты мертв, рыцарь, – прозвучал шипящий голос, – в этом мире все мертвы.

– Нет! – крикнул Омни и ударил молотом. Раздался треск, ледяные осколки полетели во все стороны. Вспышка синего света на мгновение затмила все.

– Каково твое первое воспоминание? – спросил Король пока Омни поднимал молот ослабшими вдруг руками, – его нет. Помнишь свое детство? Родителей?  Уничтожь меня, и никогда не узнаешь правду.

Еще удар, еще вспышка. “Не слушай, просто бей”, – подумал паладин и все-таки попытался вспомнить детство… и не смог. Он увидел себя, уже возмужалого, стоящего у фонтана. Рядом – четверо соратников. Один из них – высокий рыцарь в красной-желтой броне, поднес изогнутый медный рог к губам, и над лесом понесся призыв к битве.

– Ты был рожден воином. Рожден, чтобы сражаться, бесконечно.

Руки Омни свело судорогой, молот с глухим стуком упал на каменную ступеньку. Трещины, расходившиеся от двух выбоин, испещряли глыбу льда, внутри которой паладин ясно увидел скелет с короной над черепом.

– Ты меня заколдовываешь, – Омни с трудом выдавливал из себя слова. Он почувствовал на языке кислый привкус. Нахлынула тошнота. Перед глазами замелькали воспоминания. Вдруг он шагнул вперед, поднес лицо впритык ко льду и посмотрел в глазницы черепа Короля. Два ярко-синих огонька горели там. В них хотелось раствориться.

“Что я делаю? Надо поднять молот…”, – подумал Омни. Ему показалось, что череп ухмылялся.

– В тебе есть жестокость, рыцарь. Ты ничем не лучше нас. Смотри! Вот Ланая, брошенная тобой умирать.

Огоньки в глазницах выросли, синий свет заполнил весь мир, а потом паладин увидел Ланаю, одну, в лесу, истекавшую кровью. Ей было больно и страшно. Омни почувствовал резь в груди, как раз в том месте, куда он ударил девушку.

Трое гноллов вышли из леса и медленно направились к девушке. Слюна капала с их оскаленных острых клыков. Ланая попыталась отползти, но они набросились на нее.

Видение изменилось. Паладин стоял на дороге, перед ним были двое.

– Смотри, паладин, вот Лина, твоя соратница, которую ты безжалостно добил. Думал ли ты о том, каково ей? Быть принесенной в жертву твоему честолюбию. Чем ближе ты подходил ко мне, тем больше очищался твой разум. Очищался от таких гадостей, как сочувствие, сострадание.

Волшебница в красной мантии лежала на голой черной земле. Она закрывала лицо руками. Над ней возвышался рыцарь в черных доспехах, с белым лицом и красными злобными глазами.

– Омни, прошу, не надо, – простонала Лина, но рыцарь обрушил на нее длинный меч.

“Но ведь все было не так. Я должен был добить ее.”

– Я вижу не только то, что было, паладин. Я смотрю сквозь все пространство и время, сквозь прошлое, настоящее и будущее. Я вижу тьму внутри тебя – ту тьму, что ты старательно заглушал и прятал даже от себя.

– Врешь, врешь, ты все врешь…

– Я единственный, кто знает правду. Вот ваша поляна, ваше любимое дерево, которое прямо сейчас разрушают мои воины.

Стрелы одна за другой вонзались в Древо Жизни. Мортред рубила лунным клинком по заледеневшему стволу, и каждый удар оставлял на дереве глубокие раны.

– Они погубят твой мир, если не подберешь молот и не закончишь начатое. Но что будет потом? Я дам тебе право выбора. Если уничтожишь меня, то так и не узнаешь правды, не поймешь, зачем ты был создан и заключен в этот маленький мир, состоящий всего лишь из небольшого леса. Ты не узнаешь, что и Ледяной Трон, и Древо Жизни были разрушены уже много раз. Наша война длится веками, в ней нет победителя.

– Что ты такое говоришь?

– Смотри!

Очередная вспышка, и паладин увидел Ледяной Трон, окруженный огнем. Лина и Нортром стояли рядом. C рук волшебницы срывались горящие камни и летели в заточенного Короля.

Глыба льда разломилась, останки скелета покатились во все стороны, а корона со звоном упала на постамент.

Вспышка – и вот уже Древо Жизни окружено толпой зомби, отдирающих от ствола кору. Земля вокруг была разрыта, и Омни увидел мощные корни. Огромный скорпион разрывал их сильными клешнями.

Древо накренилось и упало на землю.

Вспышка – и Снайпер расстреливает Ледяной Трон, а рядом десятки крипов добивают поверженных мертвецов.

Видения замелькали быстрее, Омни захотелось кричать. Ледяной трон обрушился, Древо Жизни обрушилось, вновь Ледяной Трон, вновь Древо Жизни…

Их было пятеро около фонтана. Один из них подул в рог, и война началась. И снова пять силуэтов, снова фонтан, снова звук рога.

– И так каждый раз – говорил Король, – бесконечно… Кто бы ни победил, все начнется снова, у фонтана. Тогда какая разница, на чьей ты стороне?

Мир вернулся. Омни отвел взгляд от Короля и увидел валявшийся под ногами молот. В голове была пустота. “Действительно, какая разница?” , – подумал он, усевшись на ступеньку и прислонившись спиной ко льду. Далеко с юга донеслись раскаты грома. Начался снегопад. Но холодно не было, наоборот, снежные хлопья падали Омни на лицо и приятно таяли на коже. “Древо Мира упало”, – понял он.

Здоровенная лошадь, закованная в железную броню, выбежала из леса. На голове у нее был шлем с длинными острыми рогами. Черный меч, подвешенный к седлу, казалось, поглощал свет.

– Возьми ее себе, – спокойно сказал Король, – смени свое оружие, Абаддон.

“Мне подходит это имя” – подумал падший.

Звук рога пронесся над лесом.

***

Эпилог

Борис зашел домой. От выпитого пива гудела голова. “Клин клином вышибают”, – подумал он, вспомнив о том, как ему вынесли мозг в институте на сдаче экзамена по проклятому матану.

Он скинул ботинки и, не снимая осенней куртки, пошел к себе в комнату и потным большим пальцем ноги начал шарить на системнике, пытаясь найти  долбанную кнопку силы. Его разум крутило, как лопасть вертолета, но вот он одержал очередную волевую победу над жизнью, кнопка POWER нашлась и ласково поддалась. Системник привычно зашумел вентиляторами.

Борис снял куртку и кинул ее в свалку вещей на полу. Он развернулся и хотел сесть на стул, но его нога зацепила за принтер, боль от ногтя растеклась по всей ступне, и Борис заверещал, как свинья перед тем как стать тушенкой. Но его хорошего настроения ничто не могло омрачить. Вымученный трояк в зачетке грел душу, а до следующей пересдачи оставалась еще неделя, что означало, что целых семь дней можно играть в доту и ни о чем не париться. “Я буду готовиться, иначе меня отчислят”, – голос разума попытался пробиться в его сознании, но кого он обманывал? Он даже ленился написать шпоры перед экзаменом, а брал у кого-то готовые непосредственно в аудитории. “Пять дней играть, и два дня готовиться”, – голос разума попытался пойти на компромисс, но это было бесполезно.

Борис грузно осел на стул и посмотрел в монитор. Синий экран смерти радостно светил ему в лицо. Ошибка Stop 0x000000000A. “Это же очевидно, как ее решить. Пришло время переустанавливать шиндоус. Шиндоус сам не переустановится” – прочитал Борис про себя свою мантру, и потянулся к грязной стопке дисков справа от монитора. “Зачем мне нужен линукс, у меня нет времени чтобы возиться ним. Лучше еще раз переустановлю шиндоус. Тупые линуксоиды одержимы компиляцией ведра” – думал он, пока перебирал сиди-ромы.

– Gold сборник программ для шиндоус топ 100 – не нужен, все равно винда падала чаще, чем дело доходило до установки антивируса.

–  Военное Ремесло 3 Властительство Хаоса + Отмороженный Трон от фаргус – вот этот пригодится, его мы отложим в стороночку. Но запачканный пылью jewel case оказался как назло пустым, диска внутри не было. Придется опять качать с торрентов.

– Диск с фломастером написанной надписю МАТАН – теперь точно не нужен. Борис засмеялся подобно петуху и выкинул диск за спину.

Шиндоус сборка от ЗВЕРЬ – вот она, родимая винда.

– Я свободный от задроства человек. Я успешен, и потому каждый день играю в игры! – кричал Борис, запуская инсталлятор, и его крики все больше напоминали петушиное пение.

Переустановка как всегда заняла 20 минут. Пока шла установка, Борис ощутил зов природы и сбегал на свидание с унитазом.

Наконец венда установилась, можно было приступать к трудам. Борис запустил горячо лелеемый интернет-исследователь и зашел на сайт доты, чтобы скачать последнюю версию любимой игры. И тут его дыхание замерло. На сайте лежала новая версия доты. Не та, в которую он играл еще вчера. Борис вспомнил, что разработчики обещали ввести нового героя, и открыл по ссылке список изменений.

– Добавлен новый герой, Абаддон, рыцарь смерти. – прочитал он.

Loading Likes...

1 комментарий

  1. Снайпер бежал. За пивом. Сумеречный лес смыкался вокруг: искривленные шишковатые рожи местных алкашей плели узор лести над его головой, выбрасывали руки-плети, зазывали завывая в свои объятья. Невысокая трава шелестела под ногами, руками, а затем и головами. 22:58. Успеть. Не сдаться. Вернуться к своим.

Обсуждение закрыто.