Когда ничего не понятно.

Дениска готовился поздравлять, рисовал валентинку и бегал к маме
справляться хорошо-ли выходит. Будто бы случайно в школе так
распределили девочек, что ему досталась та, чьё имя он не называл. В
школе её подружка крутилась рядом, заглядывала в глаза, и уходя
подходила вплотную: “Денис, пока!” А она, та, при которой Денис
немел, терялся, на его “Марина, пока!” отвечала “Угу…” не отрываясь
от телефончика.

Снова и снова старательно вырисовывал открытку Дениска. И он
бросил бы рисунок, но то, что сильнее его влечений, то, что так жгло,
– не подчиняло, направляло мальчика, и он, боясь будущего, все же
старательно выводил отдельные элементы, пока не почувствовал, что
достиг своей вершины. Лучше срисовать не мог!
А на следующий день ничего такого не случилось. Марина не пришла
и остатки некоторой решимости улетучились – теперь Дениска и не
думал поздравлять. Что-то в нем схлопнулось, потому ни за что не
решался искать, вызванивать, даже просто звонить… И придумал, что
нет её дома. “Нет её… Чего звонить?”

Так и осталась открытка эта. “Теперь уже поздно – праздник прошел!”
– отпирался дома Дениска. Там, на золотистом поле, среди неказистых
цветов и сердечек написано пугающе прямо: “Марина, у тебя красивые
глаза! Ты мне нравишься!”

Не отдал открытку Дениска, но и не отказался от мечты. “Сегодня на
перемене Марина разговаривала с девочками и кажется посмотрела на
меня…” А вчера она приняла браслетики, разделила с подружкой. “Она его
носит!” И ещё – Дениса с Мариной посадили за одну парту!

Все хотят “отнять” Марину у него. А Дениска никого не подпускает к
парте. Отодвигает всякого. И танцует с Мариной на “хореографии”.
Каждый раз! В польке касаются ладошками. Весело!

Увидел на кухне родителей, и вдруг словно проговорился, воскликнул:
“Мама, как же мне хочется как вы! Обнять, поцеловать её когда
встречаю…” Такой маленький и такой неожиданно взрослый, смотрит
Дениска, спрашивает выхода. Озера отчаянья в глазах… Сказал и снова
обратился в девятилетнего мальчика, что изводит и радует…

“Больше не хочу с ней дружить…” – говорит Дениска, и вспоминает о
Наде, с которой играл на даче. “Марина, не замечает меня. Ей наверное
нравится старшеклассник… Он ей картинки “скачивал”… А Надя со мной
играет…” А потом, щелк – и Дениска рассказал, как по сигналу класс
выбегал на улицу, и они с Мариной держались за руки… А ещё – Марина
смеялась, когда Дениска шутил! Списала у него математику. Получила
за то “двойку”. И у них в дневниках одно: “Болтает на уроке!” И все таки
на его “Марина, пока!” отвечает она “Угу…” “Не хочу с ней дружить…”
“Воробушек ты мой…” – отвечает мама, придвигает его к себе.
Но мальчишки из-за девочек не плачут! Даже если отпустило…

Бабье лето во дворе, и Дениска светится. Решился, подбросил
Марине записку пока уходила она на немецкий в свою группу. Только
спешил, имя не указал, написал: “Ты мне очень нравишься!” А Марина с
подружкой записку вертят, переговариваются в сторонке, на Дениску
поглядывают. И не важно что путаница, не важна неопределённость, и
ответ не важен. “Денис, пока!” – говорит Марина уходя. Небеса счастья
в глазах Дениски. И где прежний мальчик?
Он не ждёт, когда родители расступятся, разнимутся, он подходит,
обхватывает их ручками и спрашивает о детстве. Как там в детстве
они гуляли? “Вот бы с Мариной сходить в кино! Вдвоём!” – просит,
спрашивает Дениска. “Воробушек ты мой!” – отвечает мама, придвигает
его к себе. А он уже вырывается, дел у него полно. А кино, кино будет!
Ведь мальчишки не сдаются! Даже когда ничего не понятно!

 

 

 

Loading Likes...

27 комментариев

        1. Например не понятно это предложение:
          “Бабье лето во дворе, и Дениска светится”
          действие проистекает в Чернобыле или в недалеком будущем под Семипалатинским полигоном? То у него озера отчаянья, то небеса счастья – это уже Хиросимой пахнет.
          Но вот тут же, видимо в школе ещё, после небес, когда уже нет прежнего мальчика стоят родители, которые не то слепились, не то сплелись ( нет – точно Чернобыль) – и он не ждет когда они разлепятся, обхватывает – неужто так в детстве гуляли? Неудобно ведь (хотя, хто их там чернобыльцов то знает?) «Вот бы с Мариной сходить в кино! Вдвоём!» — просит,
          спрашивает Дениска. ” – А где знаки вопроса ежели он спрашивает? Но у меня слезы -честно! – мечта ребенка о походе вдвоем, заметьте не одному и не приклеенным к родителям (как в детстве) – сильная мечта! Но сильней её сила любви матери – “Воробушек…” и хвать его за шиворот, куда мол, пострел, к ноге…. но куда там, когда “ничего не понятно”.
          (все что написал выше – примите как шутку. Вы талантливый автор. Пишите, пишите и ещё раз пишите)

  1. Следующее предложение поясняет, почему он светится. Каждый шажок для него поступок.
    Вопрос все же не нужен – боясь отказа, ребёнок утверждает. Такой уж он. название подходящее, хотя, к сожалению, вы правы, несколько задает ненужный тон. А вообще
    – спасибо за внимание, спасибо на добром слове. Для меня это ценно.

  2. Эх, нам бы все шутки шутить, а вот человек, поди, искал серьезного читательского обсуждения с филологическим возможно даже уклоном. Уважаемый автор! Серьезного обсуждения не получилось по причине слабости текста. Его, этот текст, крайне сложно воспринять без глумления. Прекрасный, беспроигрышный сюжет детской влюбленности испохаблен здесь разнообразными авторскими находками, как-то: изобилием неуместных кавычек, слабой логикой изложения, неубедительностью образа главного героя, орфографическими и пунктуационными ошибками в ассортименте.
    Сдерживая унылый зевок, подкреплю вышесказанное несколькими примерами.
    «Воробушек ты мой…» — отвечает мама, придвигает его к себе. (предложение повторяется в тексте дословно 2 раза. Копипаста, зачем? Образ матери-робота, слонячьего хобота?)
    Все хотят «отнять» Марину у него (кто все? Почему отнять, да еще в кавычках? Вроде бы только что посадили Д. и М. за одну парту — так где отымание, а?)
    Лучше срисовать не мог! (так он срисовывал или рисовал? Прочувствуйте разницу на досуге)
    ему досталась та, чьё имя он не называл (а как же «пока, Марина!»? Или Марина — это не имя, а погонялово? И, наверное, зовут ее Дашей)
    не решался искать, вызванивать, даже просто звонить… ( омг! Разница между срисовыванием и рисованием автору недоступна, зато тут нате вам какой нюанс: вызванивать и просто звонить)
    как же мне хочется как вы! Обнять, поцеловать её когда встречаю (не верю! Не говорят так 9-летние мальчики. Жизнь, конечно, сложнее всяких схем — но автор даже не пытается обосновать слюнявость своего героя, просто лепит горбатого в надежде на читателя-кретина).

    Про чернобыльские последствия Вам, уважаемый автор, написал Побелкин.
    Творческих Вам успехов и удач!

    1. Видимо Вам не по вкусу этот рассказ изначально. И потому что бы я ни написал,
      Вас это раздражает. Может быть у Вас с логикой опытом и прочим плохо?
      Совершенно определенно от радиации никто не светится, если Вы проходили физику. А почему ребёнок не может светится от радости? Если Вы следили за логикой, то конечно… Я слышал такую фразу от мальчика 9 лет слово в слово,
      и потому согласиться с Вами не могу и здесь… В кавычках пребывает прямая речь
      открою Вам тайну. Вы вообще не вникали в текст, и видимо только и можете что
      пачкотню разводить. Отнять в кавычках, потому что это слова мальчика. Мечтаю взглянуть на то, что пишете Вы. Вы видимо не знаете детей и потому вообще не понимаете что здесь написано. Дети срисовывают, как
      рисуют, по крайней мере так подают свои произведения. Имени не называл, потому что скрывал, стеснялся. Я больше писать Вам не буду, потому мне
      Ваш ответ теперь не важен. Мне обещали всё это удалить. Потому самоутверждайтесь в своём безукоризненном вкусе перед окружающими.
      На слух Вам лет 20 и вы не знаете куда себя деть. Я вам не громоотвод – мы
      не настолько знакомы. Повторюсь – жаль каждого слова… Вы конечно человек
      высокой культуры и без меня разберётесь как с ней обойтись. Счастливо!

  3. Белкинцы!
    Давайте попробуем ставить себя на место автора, когда критикуем. Творческие люди ранимы и самолюбивы. Постараемся “резать не больно”. Я сама не без греха. Не могу простить себе резкости в адрес Володи Чикунова на прошлом занятии. Хотя ясно, что он, как и любой из нас имеет право на творческую неудачу.
    Что касается этого текста, то, на мой взгляд, он небезнадежен. Главный недостаток – слащавость, умильность, штампы. Достоинство – живой нерв, неравнодушие автора, попытка нащупать собственный стиль в языке, манере изложения. Чуть больше бы ироничности вместо умильности, и рассказ “заиграет”. Удачи Вам, автор, и “держите удар”.

Оставить комментарий