№ 4 Как приплыл мальчик

Сидели как-то на пляже Савелий с мамой и бабушкой и ребята постарше: Ваня и Кирилл. Купались, смотрели, как баржи проплывают. Баржи везли песок, щебень, железо, с чем-то бочки… Изредка проносились моторки и небольшие катера.

Иногда здесь еще показывается плавучая баня – домик с трубой, на плоту. Гремит музыка, из трубы идет дым, а потом дыма становится меньше, а из окон и дверей в воду начинают выпрыгивать голые люди. Еще там есть мангал, на котором толстый дядька в фартуке жарит шашлык. Запах шашлыка с чесноком разносится по всей реке. От него окрестные собаки теряют рассудок и начинают метаться по берегу.

Но сегодня даже баня не проплывала. И чтобы не было так скучно, Ваня дразнил Кирилла, а тот – Артема. Все уже накупались и собирались уходить, как вдруг увидели в воде довольно далеко от берега какой-то непонятный предмет. Предмет двигался в их сторону, и компания решила подождать.

– Похоже на бобра, – сказала мама.

– Может быть, собака? – предположила бабушка.

– По-моему, их двое, – заметил Ваня.

– Я думаю, это умирающий пират, – покачал головой Кирилл. – Уж очень медленно плывет.

Вскоре стало понятно, что это, обхватив пустую пластиковую бутылку, плывет человек. Он колотил ногами и двигался неравномерно и криво.

Наконец на берег вышел мальчик с черными кудрями. Губы у него посинели.

– Привет… Тьфу, тьфу, тьфу, тьфу. Я Макс, – сказал он.

Плевался он не потому, что был невежливым. Просто он нахлебался воды.

– Привет, Макс, – сказали все. – Ты даешь!

– Замерз? – спросили хором мама и бабушка. – Держи полотенце.

– Не-а, – ответил Макс, стуча зубами, но полотенце быстренько схватил и им обмотался. – Спасибо.

– Ты откуда приплыл?

– Из «Жемчужины». На том берегу. Видите? Во-он, желтый причал.

– Ого! Как же родители отпускают тебя так далеко, тем более по воде? – спросила мама встревоженно.

– А они не отпускают, – сказал Макс. – Они думают, что я сижу с сестрой.

– Ой-ой-ой! Как же так? Сестра старшая?

– Нет, она маленькая. Ей три… или четыре… вроде…

– И ты бросил её одну? – возмутились мама с бабушкой. – Как же ты мог?

– Нет, вы что! Я не бросил. Я посадил её в шкаф.

– И запер? – понимающе (как один старший брат другого старшего брата) спросил Ваня.

– Ну да. На крючок.

– А она не задохнется? – причитали мама с бабушкой. – А если ей захочется попить воды? Или на горшок?

– Нет, она в шкафу сразу засыпает. Я уже пробовал. Поплачет немного, а потом спит. Часа три проспать может.

– Какой ужас! Безобразие! – возмущалась бабушка.

– Плыви скорее обратно и освободи сестренку! – потребовал Кирилл, почему-то возмущенно поглядывая на Ваню.

– Да, я уже скоро поплыву, – спокойно ответил Макс. – Сделаю дела и вернусь. А чё такого?

– Дела? А что ты делаешь? – восхищенно спросил Савелий.

– Я? Все делаю! Вот тебе сколько лет?

– Ему два с половиной, – ответила за Савелия мама.

– Ну вот. Ты считать умеешь? Умеешь?

Савелий помотал головой.

– Ну вот. А я в твои годы уже прекрасно считал: по-русски, по-английски и по-французски.

– Да? – заинтересовалась мама. – Ну тогда посчитай, пожалуйста, по-французски. Сейчас. До десяти хотя бы.

– Ну… сейчас я уже забыл. А вообще я говорю на всех языках и все остальное умею делать.

– И солнышко на качелях крутить? – спросил Ваня.

– Естественно.

– И на лошади необъезженной скакать? – спросил Кирилл.

– Запросто.

– И играть на скрипке?

– Ну… На гитаре у меня лучше получается. Но и на скрипке я тоже иногда могу. Я и автомобили чиню какие угодно. Знаю, как они устроены. У меня ведь папа автомеханик. Хотите, я любую машину нарисую?

Савелий тут вообще обалдел. Он обожал, когда рисуют машины.

Макс взял палочку и стал рисовать на влажной полоске песка, уверенно и быстро. Чирк – появилась кабина. Чирк – бампер, чирк – кузов, чирк-чирк – колеса, фары. Все как у всамделишного грузовика. Машина получилась такая длинная, что Савелий придумал подрисовать еще одну пару колес – в середине.

Нарисовав одну машину, Макс без перерыва принялся за следующую. Это по его словам был Мерседес. Полоски под колесами обозначали огромную скорость, на которой тот мчался. Вслед за Мерседесом на песке возник джип, рядом с джипом два мотоцикла (места на песке уже оставалось мало).

– Ну вот, – сказал Макс. – Больше не помещается.

Савелию казалось, что машины движутся, такие они были живые. На Макса он смотрел снизу вверх, не сводил с него восхищенных глаз так долго, что заболела шея.

– Мой папа тоже все умеет делать, – заявил Макс, присаживаясь рядом с компанией. Как я. – И добавил: – Почти.

– А мама твоя где работает? – спросила бабушка.

– Мать – в доме отдыха, в «Жемчужине», а то где же? Убирает она, посуду моет. А еще, – добавил он, вздохнув, – раньше у нас был мастифф.

– Это такая большая собака, – объяснил Савелию Ваня.

– Ох и свирепый был наш мастифф! А храбрый! Всех разрывал на части! – радостно продолжал Максим. – Ну, нас-то он, конечно, любил, а всех других – на части, на части!

– Что – и людей? – с недоверием спросил Кирилл.

– Ну да. Я сам-то не видел, но наверняка, – кивнул Макс.

– Фу, какой ты рассказываешь ужас, – передернулась бабушка. – Перестань сейчас же сочинять всякую гадость.

А мама не спорила с Максом, только смеялась. Все смеялась и смеялась.

«Может, они не верят Максу?» – подумал Савелий. Он верил.

– А где сейчас ваш замечательный мастифф? – не переставая смеяться спросила мама.

– Он уехал куда-то, – вздохнул Макс. И очень тихо прошептал: – Он был соседский. Я так его люблю.

Мама увидела, что он готов заплакать, и быстренько предложила ему яблоко и бублик, которые всегда были в её пляжной сумке. Макс помотал головой, но мама уже знала, что на его языке это означает согласие.

Вечерело. Становилось холодно. Небо и воду залила заря, нежная, как персиковое суфле.

Съев яблоко в три укуса, Макс засобирался домой. Он открыл свою плавательную бутылку и чуть-чуть поддул её.

– Как же ты поплывешь? – беспокоились мама и бабушка. – Так поздно! Темнеет уже.

– Ничего, – улыбнулся Макс. – Я привык. И потом я умею плавать в полной темноте. И никогда не сбиваюсь с курса. У меня внутри есть компас! А завтра я опять приплыву.

– Аккуратнее, Макс, – попросили его бабушка с мамой.

Макс уплыл. Все махали руками. На фоне розовой зеркальной воды некоторое время был виден мальчик на бутылке.

Loading Likes...

5 комментариев

Оставить комментарий