Все в выигрыше

I.
В комнате тепло. Упитанная девочка-подросток сидит за компьютером. Ее белокурые локоны закручены в 2 рожка. Грудь недавно опухлилась. Она выбирает себе новые вещички.


– 300 рублей, представляешь 300 рублей! – вздернула она и без того вздернутый носик на старшего брата.
Он склонился над экраном, чешет темя, и покачивает черной немытой головой. Они совсем непохожи. Как южная ночь и туманное утро.
– До чего автоматизация дошла… – задумчиво произносит он.
– В смысле?
– Ну ты подумай! Если тебе кофту продают за 300 рублей, то какая же себестоимость? Ее же еще доставить надо из Китая или откуда там…
– Бангладеш. Видишь? Бангладеш.
– Ну вот. И этот твой сайт должен комиссию свою получить. Значит производство вообще почти бесплатно. Рублей 10 что ли?
Девочка смотрит на него удивленно и хлопает большими синими безмысленными глазами.
– Ну вот, значит, – продолжает она с того места, где он ее зачем-то прервал, – и на этом сайте я все покупаю. Если в торговом центре я на 5000 могу купить только 1-2 вещи, то здесь 10-15.
– Нет, ты подумай! – не унимался брат. – Это значит, люди вообще не участвуют в производстве. Иначе нужно было бы закладывать в цену их зарплату. Даже самую маленькую. Тут 2 варианта: либо там полностью автоматическая линия, либо работают рабы, – и он рассмеялся нелепости предположения.
Сестра продолжала крутить колесо мышки и жевать хубу-бубу.
Он хотел сказать еще что-то, но тут бабушка позвала кушать.
За обедом он рассказывал бабушке про свой новый интернет-проект. Та ничего не понимала, но слушала любимого внучка с удовольствием.
Брат с сестрой одновременно потянулись к блюду с жареными куриными конечностями, и оба впились вилками в золотистое бедрышко. Они переглянулись, посмотрели на бабушку и все вместе рассмеялись.
– Кушайте, мои зайчики! – улыбнулась бабушка и погладила сестру по головке между рожками.
Никто не хотел уступить. Каждая вилка рвала куриную плоть в свою сторону. Сестра надавила, и из-под зубцов потекли струйки запекшейся буроватой крови.
Сестра с ужасом отдернула руку.
Брат разрезал бедрышко пополам. Мясо внутри было алым.
– Не пропеклось. Ничего. Кушайте, – бабушка отпилила себе кусок и с аппетитом положила в рот. – Эти курицы все стерильные. Они же солнца-то за всю жизнь не видели.
Сестра с опаской пожевала кровавое мясо, пожала плечами и проглотила. Обед благополучно продолжился.

Брат был старше своей сестры ровно вдвое. Ей недавно исполнилось 15.
Его иногда удивляло, что она до сир пор собирает кукол и уже год читает “Всадника без головы”. Он пытался припомнить себя в ее возрасте и с удивлением обнаружил в старой тетрадке свою первую философскую теорию, написанную в 15 лет.
Зато она рассказывала ему интересности про видеоблоггеров, про их жизнь и как чудесно они зарабатывают на своих подписчиках.
– Ты представляешь, – восклицал он, – у них совсем другая жизнь! Они совершенно свободны! Им не надо работать! Они путешествуют! Деньги для них превратились в фикцию! Это общество будущего! Оно должно стать таким…
Сестра смотрела на него как на дурачка и говорила :
– Ты такой умный.

II.
Солнце жгло кожу. Марипу должна была успеть собрать кукурузу до 10. Потому что в 10 надо бежать на работу. Что и хорошо. Там хотя бы нет солнца. Правда, дико душно. Пару раз она даже к обеду теряла сознание. Но это скорее от голода. Она не съедала рисовую похлебку, которую с собой давала мать, а приносила ее обратно и тайком выливала обратно в кастрюлю. Так этой кастрюли хватало на 2-3 дня. Потому что маленькие братья еще не понимали, что такое экономия, и набрасывались на похлебку, как зверьки.
Собственно, они и были зверьки. Как все мальчики. Она это поняла, когда Прови из соседней деревни набросился на нее так же, как братья на еду.
Он ей нравился. И она позволяла себе улыбнуться, когда их взгляды встречались. Он работал в ночную смену и возвращался с фабрики, когда она только шла на работу. Однажды фабрику закрыли на один день из-за того, что несколько сотен человек отравились газом из прорвавшейся трубы. Нужно было собрать и вывезти мертвые тела. Это был чудесный день. Они с Прови встретились на дороге, он ей рассказал про счастливую случайность и предложил пойти погулять в долину кактусов.
Марипу в раздумьях посмотрела на солнце: на нем очень удачно и довольно благонадежно застряло густое облако. Ветра не было. На пару часов прохлады можно было спокойно рассчитывать. Правда, в животе что-то свело и не отпускало, видимо, от голода. Но братья все равно уже наверняка проснулись и доели похлебку. Лучше отвлечься прогулкой.

У них завязалась игра. Марипу пряталась от Прови за кактусы, зеленые, мохнатые, с лиловыми продольными змейками. Он искал, пытался сцапать ее, но она вывертывалась и упрыгивала за другой кактус. Она задыхалась, румянилась, смеялась по-детски, забывая все на свете: и голод, и то, что завтра на работу, и прожорливых братьев, и даже дряблую вечно молчащую мать. Она смеялась, жмурясь, содрогаясь всем телом, как будто пытаясь выжать из себя, как из половой тряпки, всё, что налипло и впиталось. Но выжимались только слезы.
Набегавшись, они останавливались у кактуса, протыкали его его же иголкой и подставляли языки под вяло стекающий беловатый сок, который вязал во рту. Один раз их языки случайно соприкоснулись, и Марипу как будто ударило током. Она покосилась на поросшее черной щетиной лицо Прови. Оно было так близко, что виднелись поры.
А потом Прови сказал:
-На что они похожи, кактусы?
Она задумалась:
– На бутылки?
– Нееет…
– На ракету?
– Нееет…
Прови был на 2 головы выше ее и в 2 раза шире. Его нос напоминал свиной пятак.
– Хочешь покажу?
Он поманил ее за широкий кактус, чтобы не было видно с дороги.
Домой она доплелась к вечеру, держась за стены бараков.
Мать вскрикнула. Ноги Марипу были в запекшихся кровяных пенках.

Прови больше не встречался по пути на фабрику.
Однажды, подмываясь, Марипу заметила, что потолстела, хотя ноги стали еще костлявее.
Есть было нечего совсем, потому что после того случая с Прови она провалялась дома неделю, изредка приходя в сознание, и эту неделю у нее вычли из зарплаты. До следующей никак не дотянуть. Но Марипу повезло.
Однажды на фабрике, проходя мимо курилки, она услышала разговор.
– Ну что, скоро возьмешь моего Крузика. Хочешь? Я-то себе новый Гелик заказал.
В густом, как сметана, дыму Марипу разглядела оспинное лицо управляющего заводом. Он хлопнул по плечу ошалевшего начальника цеха и радостно поработал локтями, как динозавр из мультика. Потом с вдруг овосковевшим лицом добавил:
– До конца месяца запустить новую линию.
Он приезжал редко и всегда накануне больших перемен. В прошлый раз, например, сократили ее мать.
Испуганная Марипу подошла после смены к начальнику цеха и умоляла ее не увольнять. Но он и не собирался. Более того, ей дали, кроме дневных, еще 2 ночные смены в неделю.
Вышло удачно. Удалось не только покрыть расходы, но даже и купить полкило говядины, которую они ели в супе целую неделю и, надо сказать, чувствовали себя превосходно. Марипу даже припрыгивала по дороге на работу, а, проходя мимо долины кактусов, вспомнила Прови и подумала, что, ни смотря ни на что, то был прекрасный день. И ее бездонные синие глаза снова открылись навстречу миру.
Только спина начала потягивать от растущего живота.

III.
Черноволосый брат сидел за своим макбуком и чистил почту. Столько спама! 1233 непросмотренных письма. Белесый декабрьский день уже гас, а он еще не вылез из своей шелковой постели. Сколько раз он себе говорил: проснулся, сразу встаешь, делаешь зарядку. Но выходило наоборот. Лайк, сообщение, ретвит, новая авка у малознакомой красотки, “а кто это на меня подписался?” – и увязал до вечера. Последнее время его стала мучать ломкая боль в спине. Врач сказал, что это от лежачего образа жизни. Надо двигаться. Хотя бы вставать с дивана каждый час и ходить по комнате. А вообще-то гулять по 2 часа в день. Но все это звучало как утопия. Вся его жизнь – и работа, и развлечения – проходила за компьютером. Отвлекаться было некогда. Да и скучно.
Сейчас, например, он смотрел новое видео любимой сестричкиной блоггерши. Та с блестящими, как будто залитыми паркетным лаком, губами, рьяно жестикулируя, подмигивая крашеными глазами и производя прочие ужимки, рассказывала про свои покупочки. Она рылась в огромном шкафу, в котором были спрессованы на вешалках тонны одежды, примеряла ее и рецензировала. “Какая обаяшка!”- подумал брат и невольно расплылся в мечтательной улыбке. В конце видео блоггерша делилась ссылкой на сайт, где она все это покупала. Он кликнул.
Это оказался тот же сайт, что показывала сестра. Цены поражали и разжигали аппетит. Модная полосатая шапочка – всего за 250 рублей. Вот это да! А ему как раз нужна такая. Старую уже стыдно надевать: вся в катышках. Ну-ка, а что еще здесь есть? Он поставил галочку на “men”. Какие классные рыжие ботинки! Правда, у него уже есть почти такие же. Но всего 700 рублей! Обуви никогда не бывает много. Мало ли, те протрутся. И что носить тогда? Нет-нет, нажимаем “купить”. А бегать в парке кстати?! Как врач советовал. Он, может, потому и не гуляет, что не в чем. Нужны кроссовки. И желательно – спортивный костюм…

Брат стал завсегдатаем сайта. Он уже не отслеживал, куда ставит галочки “купить”, а чувствовал себя свободным серфером на волнах покупок. Наметанный глаз в долю секунды ловил выгодное предложение, а указательный палец кликал точно в цель.
Вещи приходили почтой в больших ящиках. Он их бережно перебирал, ощупывал ткань и раскладывал на своем бирюзовом покрывале в форме человека. Так он компоновал новые образы, которые потом примерял и выкладывал в инстаграм.
С сестрой они, как заправские подружки, теперь щебетали о вещах. Правда, иногда он все же не выдерживал и вставлял свой очередной философский опус:
– Вот оно – общество изобилия, о котором всю историю мечтало человечество! Материальные ресурсы становятся безграничными. Человек – свободнее день ото дня. Когда-то одежда была всего лишь средством защиты тела. Теперь она – еще один повод для творчества. Появляются новые герои, как эта твоя блоггерша, честные, открытые. Они зарабатывают не на махинациях, не на нефти, а на своем обаянии, таланте. Прорекламировала сайтик – и всем хорошо. И ей, и сайту, и главное, – нам, покупателям. Где бы мы еще нашли такие цены? Как говорят американцы, win-win-ситуация – все в выигрыше.
Сестра благополучно пропускала это мимо ушей и смотрела на него своими глубокими, как море, и такими же безмятежными очами.

Однажды брат нарядился в черную шляпу, подтяжки и длинный плащ, как ганкстер из фильмов прошлого века, сфотографировал себя в зеркало и выложил в соцсети. Столько лайков не получало ни одно из его философских эссе. Друзья усердно комментировали и расспрашивали, где он добыл таких крутых шмоток.
На новогодней вечеринке все уже дарили друг другу вещи с сайта и тут же устраивали массовую примерку. Инстаграм в новогоднюю ночь пополнился десятками новых “луков”.
Так придумалось новое развлечение. Друзья собирались у кого-нибудь дома (а однажды даже в профессиональной фотостудии) и примеряли обновки.
Число подписчиков в соцсетях у брата быстро росло. Он каждый день менял авки – одна круче другой – и постил под ними всякие умные мысли типа:
“Каждый получает то, о чем мечтает” или
“Мысли позитивно! Мысли материальны!” или еще
“Нет никакой судьбы. Есть твои решения”.
Когда число подписчиков перевалило за 5523 человека, он создал сообщество “FashionParty” в Контакте и стал проводить примерочные вечеринки. Каждый желающий теперь мог заплатить 1499 рублей и в каждый раз новых потрясающих декорациях – то это скалы с пустынным пляжем, то старинный готический замок – примерять разные вещички, а профессиональный фотограф вас фотографирует. Это самая натуральная win-win ситуация! Вы получаете профессиональную фотосессию всего за 1499! Творческий человек фотограф – работу. А креативный предприниматель братец – неплохой бизнес. Чтобы купить билет на вечеринку, добавляйтесь в нашу группу! Где еще вы найдете профессиональную качественную количественную фотосессию всего за 1499 р. Всего 1499 р. – и ваша мечта иметь красивую авку исполнится! Мечтайте! Творите! Всего за 1499 р. (если у вас есть промо-код, введите его в поле для промо-кода).
IV.
Марипу посмотрела на свои руки: между пальцев почернело. А сами пальцы скукожились и высохли, как корни женьшеня. Невыносимо клонило в сон. Она работала уже вторые сутки. Не помогал ни кофе, ни благосклонно подаренный начальником цеха энергетик. Начальник цеха на удивление принимал в ней участие. Пока Марипу шлепала брошки на розовые кофточки, он, проходя мимо, раздобревший после плотного обеда, шлепнул ее по заднице. Она, правда, даже не почувствовала. У нее перед глазами стояла ее железная расстеленная кровать. Еще 2 часа вытерпеть и провалиться в нее с головой. Ни скрежета конвейера, ни этой толстой рожи. Какое счастье!
Но выспаться не удалось. Ночь пронеслась как мгновение. Она только закрыла глаза и тут же открыла, ничуть не отдохнувшая. И нужно было опять идти шлепать брошки на розовые кофточки. У нее уже выросла мозоль на большом пальце. А розовый цвет резал глаза.
– Как ты не устаешь? – спросила она бодрую девушку-соседку по конвейеру, которая методично отточенными движениями наклеивала рюшечки. Та не сразу пришла в себя. Она медленно, как будто, просыпаясь ото сна, повернула голову к Марипу. Глаза ее, все в морщинках, как у 70-летней старухи, были широко открыты и восторженны. Она механически улыбнулась, оголив бурые останки зубов.
“Странно, – подумала Марипу, – а на вид молодая”.
После смены соседка поманила ее за угол. Уже стемнело и фонарь здесь был разбит. Поэтому охранник, прогуливавшийся вдоль колючей проволоки вдалеке, не мог их видеть. Соседка достала откуда-то из-под штопаной юбки наперсток, заткнутый жеваной жвачкой. По запаху и едко-зеленому цвету Марипу определила Хубу-бубу, которую привозили в том году белые в качестве гуманитарной помощи.
Соседка откупорила наперсток. Внутри был белый порошок. Она облизала свой скукоженный палец, больше похожий на кость, обмакнула в порошок и поднесла к губам Марипу.
– Открой рот.
Та послушалась. Соседка влезла своим пальцем ей под верхнюю по-детски пухлую губу и развозюкала порошок по десне.
– А теперь можешь идти просится на ночную смену.
Марипу почувствовала холод, который пробирается от десны через зубы, нёбо и горло к мозгу. Он рос и разбухал. Усталость вышла вместе с потом, в который ее резко бросило. Ноги стали такие легкие, что захотелось подпрыгнуть и хлопнуть ими в воздухе. Как-то само засмеялось. Даже тяжелый живот больше не тянул вниз. Только бултыхался как желе, пока она бежала обратно на фабрику проситься на ночную смену.
V.
– Когда ты приходишь в бар, ты же не возмущаешься, что рюмка рома стОит как в магазине бутылка. Вот и у нас так же будет. Примерил вещь на вечеринке? Понравилась? Пожалуйста, можешь купить прямо тут же. Ну, конечно, не за 300 рублей, а тысячи за полторы. Да и вообще надо убрать ссылку на шмоточный сайт с нашего. Мы не скрываем, но и не афишируем.
Партнер брата, рыжий юноша с желтыми зубами и стеклянными глазами, внимательно кивал.
Затея сработала. Прибыль поднялась в 2,4 раза. Особенной популярностью пользовалась новая модель – нежно-алый суит-шот с винтажной янтарной брошкой и смешливыми рюшечками на горле. Они разлетались, как розовые фламинго после заката. Братец заказал сразу фургон и под это еще и выбил скидку у сайта. В итоге штука обходилась 100 рублей в закупке, а продавалась по 2499.

Братец купил мерседес и стал читать лекции для молодых предпринимателей.
– На нас держится мир, – просвещал он молодежь. – Вы читали книжку “Атлант расправил плечи”? Вот обязательно прочитайте! Надо просто брать и делать. Вы читали книжку “Берись и делай”? Вот обязательно прочитайте. Понимаете, мир так устроен, что достаточно послать запрос во вселенную, и она тебе все даст. Вы читали книжку “Секрет”? Вот обязательно прочитайте!
Братец удивлялся, как мог он раньше быть таким унылым мизантропом. Целыми днями лежать на кровати, философствовать всякие глупости. Со стыдом он вспоминал свою детскую теорию, которую нашел в старой тетрадке. Там он рассуждал о смысле жизни. Что жизнь нам дается, чтобы успеть до смерти отточить свою душу. И верил же в эту ахинею.
Только сейчас он понял, что сильно отставал от своей сестры в ее возрасте. Она в теме. Она в курсе событий. А он витал в облаках.
Кстати, надо ее отблагодарить. Если бы она не открыла ему тот чудесный сайт, сейчас бы ничего не было. Он нажал на тормоз. Его железная акула переливающегося серого цвета подплыла к магазину. Через минуту он вернулся с новеньким айфоном последней модели, и мерседес сорвался с места в направлении дома сестрицы.

VI.
Работы прибавлялось с каждым днем. Начальник цеха поставил теперь план в 1666 кофточек в день на человека. Чтобы его выполнить, приходилось спать только 2 ночи в неделю. Это были ночи ада. Это были те ночи, когда заканчивалось действие порошка, Марипу забиралась в самый дальний угол в лачуге и тряслась так, что билась затылком о стену. Глаза, казалось, сейчас выпадут из глазниц. Во рту было так сухо, что вдыхаемый воздух рашпилем скреб горло. Через несколько часов Марипу удавалось забыться, и она так и застывала на полу с открытыми глазами до утра.
Проснувшись, она едва заметно поднимала руку, и кто-нибудь из братьев плескал ей в лицо воды, чтобы смочить высохшие за ночь до сморщивания и почти ослепшие глаза. Марипу приходила в себя, начинала через боль моргать, прозревала и снова шла на работу.
Последние дни после нее на полу оставалась кровяная лужа.

Первые схватки Марипу почувствовала, стоя на конвейере. Она почувствовала их как что-то далекое, больно зовущее из глубины. Она настолько автоматизировалась, что собственный организм для нее стал чем-то чужеродным и докучливым. Поэтому первые полчаса она с раздражением не замечала эти позывы. Но проходивший мимо начальник, как всегда, после плотного обеда хотел ее шлепнуть по попке. Он уже занес руку и тут увидел под Марипу лужу какой-то слизи, в которой плавали кровавые сгустки.
– Быстро уведите ее! – крикнул он охранникам. Они подхватили Марипу под руки и понесли. Но положить ее было некуда. В цеху не было ни лавки, ни кресла. Единственной горизонтальной поверхностью оказался временно остановленный конвейер с готовыми розовыми кофточками. Навернув пару кругов по цеху, охранники устали и положили ее прямо на конвейер.
Лицо Марипу, уже давно больше походившее на череп, теперь побелело, как слоновий бивень. Глаза закатились и выставили на показ оранжеватые белки. Плечи дергались, рот приоткрылся и пухлые когда-то, а сейчас ввалившиеся синие губы, съехали на бок. Изо рта исходил какой-то жутко кислый бензиновый запах.
Кровь Марипу залила весь конвейер и вязко стекала на пол. Делая вдох, за которым не последовало выдоха, она вспомнила самый счастливый в ее жизни день – в долине кактусов.
Ребенок так и не родился. Хоронить не стали. Слишком дорого. Просто закопали за деревней.
Испорченные кровью кофты начальник цеха приказал постирать и запаковать в контейнер. Но он ушел домой, а кто это должен был сделать, неясно. Явно, не охранники. Работникам было тоже не до этого, им план выполнять надо. Кофты за ночь высохли, а утром их так и запаковали в контейнеры.

VII.
Сестре подарок понравился. Какое совпадение: она как раз хотела себе новый айфон. Братец прямо угадал, проявил чудеса проницательности.
– Так, а кто машиной будет хвастаться! – толкнула его в грудь сестрица.
Они спустились во двор, осмотрели лоснящийся агрегат со всех сторон, посидели за рулем, брат обещал поучить ее водить. А потом хлопнул себя по лбу.
– Что у меня в багажнике есть!
Он распаковал ящик и достал ей новенький суит-шот.
– Вауууу! – воскликнула сестра. – Твой культовый нежно-алый суит-шот! – она повертела его в руках. – Только почему-то он темно-алый.
Брат взял его в руки и стал осматривать.
– Много красителя бухнули что ли…
– А мне так даже больше нравится. У меня будет эксклюзив эдишн. Кроваво-красный.
Они засмеялись. Сестра скинула куртку, – благо, на улице уже была весна, пели птицы, пахло талым снегом, – надела новенький суит-шот, достала новенький айфон и стала фотографироваться на фоне новенького мерседеса.
Лайки сыпались как из рога изобилия.
Эпилог.
Брат на радостях выпил с сестричкиным папой и остался у них ночевать.
Тощая девочка с большими синими глазами, как у его сестры, только не безмысленными, а бездонными, держит на своих плечах огромную деревянную танцплощадку. Он чувствует за нее. Он чувствует, как площадка давит ей на острые лопатки, сплющивает их. Ему больно. Но он видит и, что делается на танцплощадке сверху. По ней расхаживают пузатые важные мужчины в костюмах и с часами на золотых цепочках. Задатые женщины, обвешанные сверкающими в кромешной тьме, которая – вокруг, бриллиантами заносчиво виляют бедрами. Девочка изо всех сил пытается держать равновесие, пока они ходят сверху. Жилы на шее ее чуть не прорывают кожу от напряжения. Начинаются танцы. Мужчины и женщины скачут, бешено стуча каблуками по дереву. Некоторые, подустав, садятся за столы и сальными ртами впиваются в куриные ноги с кровью, а потом целуются. Несколько мужчин похудее поднимают себе на плечи одного особо толстого, и он каким-то невиданным манером прямо у них на плечах выплясывает гопака.
Из тьмы появляются новые гости и присоединяются к трапезе.
Вдруг он слышит хруст и чувствует невыносимую боль. Хрустят, ломаются, вылетают из суставных сумок ее суставы. Девочка падает на подломленные колени, но продолжает держать. Сверху доносится недовольный стук каблуков и крики.
Она изо всех сил пытается держать, но больше не может, ломается позвоночник, и площадка сминает ее своей тяжестью.
Брат проснулся в ледяном поту.
Он попытался вдохнуть, но вместо воздуха – какой-то железный оседающий в легких яд. Он ринулся к окну с кружащейся головой и увидел вчерашний суит-шот. Им прикрыли батарею, чтобы не так жарило. Он открыл настежь окно, высунул голову, лег на спину и в полузабытьи не мог надышаться чистым воздухом.
В комнате тепло. В комнате стоит ржавый запах крови.

Loading Likes...

4 комментария

  1. Сильно. Понравилось. Эпилог, наверное, можно было бы сделать более обличительным и символичным: на стол навалилась огромная масса народу, вещи, автомобили, магазинная снедь; сделать более открытую и явную сатиру на “атланта, расправившего плечи”, совсем вывернуть наизнанку образ нью-йоркской скульптуры этого самого атланта.

  2. В комнате тепло. В комнате стоит ржавый запах крови. // Вот это просто отличная концовка. И фраза отличная. Для меня она вообще вытаскивает рассказ. Потому что он показался мне несколько затянутым, особенно конец. ГГ как достал эту кофточку, я поразилось, как им в нос не ударил запах крови. Если свитшот лежал в упаковке… Списала на запах талого снега и свежесть воздуха.

    Надо вычитать текст, потому что много пропущенных запятых и местами тся-ться, но это мои личные придирки.

    Не могу сказать, что рассказ сильный. По крайней мере, впечатление сильного на меня не произвёл, хотя замысел и посыл такими вроде как должны являться. Но в новостях и жёстче контрасты показывают порой.

    Вот момент с курицей и сырым мясом – сильный. Момент с кактусами, которые похожи не на бутылки, – тоже.

    Но бедными африканцами и алчными белыми, пожинающими плоды чужого труда, уже не удивить. Я не говорю, что тема плохая или не надо об этом писать, но, когда история двух людей из разных миров идёт в подобной параллели, сразу становится ясно, что Марипу плохо кончит. Тогда где какая-то интрига? Кроме трагедии и дидактики должна быть искорка/ниточка, которая будет вести читателя от строчки к строчке, лишь усиливая интерес по мере прочтения.

    Но критиковать, конечно, легко :)

  3. Спасибо, Сергей! Про то, что в конце – это Атлант, вывернутый на изнанку, даже не подумал. Это был совершенно бессознательный образ. Интересное наблюдение. Может, тогда вообще название поменять на что-то типа “Атлант сжимает плечи”?…

  4. Мне кажется, что название подходящее, т.е. оно может восприниматься как ироничное. Но для большей выразительности, м.б., надо как-то подчеркнуть это: напр.: “И все в выигрыше”…
    На мой взгляд, чего сильно не хватает, это большей эмоциональной напряжённости. Текст эмоционально кажется очень ровным. Даже в последней сцене с Марипу или эпизоде сна. С одной стороны, это может восприниматься как приём, авторская отстранённость: судите сами, я просто изложил факты. С другой, кажется недоработкой. Тут уж автор мог бы хоть немного выразить своё отношение…
    Мне показались очень интересными с точки зрения символизма сюжет сна и задумка про окровавленную кофточку. Тут вспоминаются архаические “Они работают, а вы их труд ядите” и сон в радищевском “Путешествии…”:
    “Одежды мои, столь блестящие, казалися замараны кровию и омочены слезами. На перстах моих виделися мне остатки мозга человеческого; ноги мои стояли в тине. ”
    И, наверно, лучше было бы как-то явно показать, кто на самом деле этот “атлант”. Не капиталистический сверхчеловек, а измождённые скелеты третьего мира.
    Всё это имхо)

Оставить комментарий