Апрель

Позвонила Ксюха со своим обычным: «Как дела». Ну а как могут быть дела, второй час ночи. Говорю ей, что уже сплю. А она типа такая: «Ну ладно, чё, спи дальше. Не буду тебе мешать». Молчу в ответ и слышу, она трубку не вешает. Тоже молчит. А потом такая: «Я вообще-то тут одна сижу, сестра к друзьям свалила. Так что, если хочешь, приезжай». Чтобы вы понимали, Ксюха живет со старшей сестрой в двушке на Сходне. Двушка двушкой, но если Ксюхина сестра дома, там уже не зависнешь. Вот и думаю, метро уже закрыто, а на такси может не хватить денег.
— Слушай, Ксюха, — говорю, — мне завтра с утра на работу надо. Давай в другой раз, — а сам в джинсы лезу деньги проверить.
— Знаешь что, — шипит она в трубку, — мне вообще все равно.
— Ладно, ладно, не ворчи, через полчаса буду. Не усни там.
Вот так и поговорили, специально скинул вызов, чтобы она еще чего не выдумала. Быстро оделся, накинул бомбер, но только в прихожей завозился с ботинками. У меня со шнурками с самого детства как-то не заладилось. И тут как раз из кухни высунулся отчим. Он был по классике — в трусах и майке.
— Ты куда намылился?
— В гости пригласили, — и чтобы увести разговор в другую сторону, сам спросил. — Дядь Борь, а вы-то чего не спите?
— Так, — отмахнулся он. — У тебя же завтра смена, куда ты на ночь глядя?
— Да не, не надо мне никуда, отгул взял.
— Подожди тогда, не убегай, — дядя Боря тихо прошмыгнул в спальню и скоро вернулся. — Держи, — он протянул мне тысячу. Вот как он узнал? Я поблагодарил и сунул купюру в карман на рукаве.
— Ну все, я потопал, — говорю.
— Давай там осторожней, — отчим закрыл за мной дверь.
Отчим — мужик что надо, и не потому что иногда подкидывает денег. Вообще дядя Боря по факту мне даже не отчим, они с мамой не расписаны. Но кажется, мама с ним счастлива, хотя черт их разберет.
Пока спускался в лифте, проверил свой нож. У меня широкий монтажный с желтой пластмассовой ручкой и выдвигающимся лезвием. Это все потому что работаю в строительном гипермаркете и целыми днями отгружаю со склада тюки с каменной ватой или собираю штакетник в пачки по десять штук, в общем, всякое такое. А без ножа в этом деле никуда. Меня устроил туда отчим, он там вроде начальника. Так что с дядей Борей мне прям реально повезло. Правда его иногда замыкает, сидит по ночам на кухне вот как сегодня и думает о чем-то. Но это у него просто баг такой.
Вообще работа в гипермаркете порой подбешивает, так что это так, только чтобы перебиться. Опять же деньги какие-то. Летом буду в институт менеджмента поступать. Мама даже засунула меня на подготовительные курсы. Так что все серьезно. Кстати, Ксюха тоже на эти курсы ходит, а то где бы мне еще с такой девчонкой познакомиться?
По ночам на площади возле метро всегда таксисты дежурят, так что я двинулся туда. Снега почти не было, только черные островки грязи еще держались по обочинам и на клумбах.
Электронные часы над павильоном метро показывали без четверти два, а под часами таксисты о чем-то громко спорили. Меня они не заметили. Потом один все-таки вышел ко мне и спросил:
— Чего надо?
— До Сходни за четыреста.
— За четыреста пешком дойдешь.
Я так понял, цена его не устроила. Но он не вернулся к спорщикам, а начал торговаться, запросил в два раза больше. Тут уже другой таксист подошел к нам и сказал, что отвезет за пятьсот. Естественно, победило лучшее предложение. Когда мы уже шли со вторым таксистом к машине, первый крикнул нам:
— У него резина лысая! Гроб на колесах!
— Не обращайте внимания, — сказал мой таксист и назвал своего коллегу как-то не по-русски. Но вы бы и сами догадались как это переводится. Мы сели и поехали. По дороге таксист все время болтал.
— Понимаете, — он обращался ко мне на «вы», — муж у моей дочери, зять, решил бизнес делать. А сам вот такой, — таксист показал мизинец. — Худой как глист. Квартиру дай, дачу дай, на море два раза в год дай. Сам у моего брата помидорами торгует. И тут он мне говорит: «Папа, — а какой я ему папа, — дайте мне, — говорит, — начальный капитал. Я с Артурчиком буду бизнес делать». А я говорю: «Э, ты себя в зеркало видел? Какой ты собрался бизнес делать?» А он говорит: «Мы с Артурчиком будем в новостройках батареи отопления спиливать, а потом через строительные бригады их обратно продавать». «Все, — отвечаю, — наконец у меня в доме появился приличный человек».
Таксист оказался веселый, на вид ему было лет шестьдесят. Когда он смеялся, его огромное брюхо тряслось, упираясь в руль. Живот был настолько большим, что он мог бы при желании вести автомобиль без рук.
— А куда вы едите, разрешите поинтересоваться? — он упорно продолжал обращаться ко мне на «вы». Прям заявка на звание самого воспитанного таксиста в городе.
— В гости пригласили, — отвечаю.
— О, понимаю, да, — таксист подмигнул мне, его лицо дернулось, и он одарил меня слащавой улыбочкой. Вот это мне уже не понравилось, даже решил, что сейчас он выдаст одну из тех шоферских историй, я уже такие слышал. Там обычно таксист подбирает ночью на трассе одинокую девушку, а потом оказывается, что ей нечем заплатить. А дальше они все в подробностях рассказывают, ну вы поняли. К счастью, в этот раз времени на такую историю не хватило, потому что мы уже приехали. Он остановился у подъезда и включил в салоне тусклый свет.
— У вас с тысячи будет? — спросил я и понял, что забыл сразу предупредить, что у меня нет без сдачи. Все думаю, сейчас он начнет делать мне мозги. А мелкими деньгами у меня было всего четыреста, плюс проездной на метро.
— Конечно, дорогой, — таксист заулыбался, и моя тысяча исчезла в его руках. — Сейчас найдем.
Он открыл барсетку, выудил оттуда пятисотенную и сунул мне. Я убрал деньги, попрощался и вылез. На улице шел редкий снег. Таксист еще пытался вдогонку пожелать мне хорошего вечера, но я забежал в подъезд.
Перед лифтом я достал купюру и рассмотрел ее на свету. Она была фальшивой. Это было ясно и на ощупь. Сверху шла надпись “билет банка приколов”. Я выругался. Только не подумайте, будто это со злобы или от обиды. Мне на самом деле было все равно. Знаете как бывает, отматывая назад понимаешь, что по-другому просто быть не могло. То что таксист меня кинет, я понял уже когда садился к нему в машину. Так что я убрал фальшивку к остальным деньгам и поднялся на Ксюхин этаж.
Ксюха-Ксюха, меньше всего хочется называть ее так. Я бы звал ее Ксения, а может как-то совсем коротко, например, Ксю. Но я упрямо говорю ей «Ксюха», и ее это страшно бесит. Я вообще строю перед ней «пацана с района». Хотя в моем случае можно и не стараться. С моей бритой башкой, берцами, бомбером и шапкой на затылке во мне вряд ли можно предположить будущего студента института.
— Здарова, Ксюха! — как можно развязнее сказал я, когда она открыла дверь.
— О, думала, ты уже не придешь, — Ксюха впустила меня и тут же убежала на кухню. В прихожей висело зеркало. Я был какой-то опухший, точно меня осы покусали. Это мы вчера с Витьком напились.
— Чего застыл? Раздевайся давай. Тапки сам знаешь где, — крикнула Ксюха.
— Да я тут с каким-то гоблином сцепился, пока до тебя ехал. Пришлось ему вмазать. А он здоровый, зараза, тоже мне навешал, чуть челюсть не сломал, — я потрогал себя за подбородок.
— Дай посмотрю, — Ксюха пришла с кухни и внимательно осмотрела мою челюсть, даже потрогала. А потом взяла и чмокнула меня в губы. — Синяка нет, жить будешь. Пойдем, я тебя накормлю.
У Ксюхи была такая особенность, она постоянно меня кормила. Да и не только меня, вообще всех. Даже на курсах у нее с собой всегда были домашние пирожки или какие-нибудь завитки со сладкой начинкой, и она всех угощала. Так она проявляла заботу о мире. А у самой фигура как у фотомодели, и ростом выше меня. Я вспомнил, как таксист показывал своего худого зятя, оттопырив грязный мизинец с длинным мутным ногтем. Едет сейчас где-нибудь с моей тыщей, гадина.
Есть не хотелось, но однажды я уже отказался от Ксюхиной стряпни, ни чем хорошим это не закончилось. Знал бы что она позвонит, не ужинал бы дома. А теперь вилку в руки и вперед. Пока я добирался до нее, она успела пожарить две говяжьих котлеты, сварить ведро макарон и еще порубить овощной салат с майонезом. А я напоминаю, на часах полтретьего ночи. Она села напротив и стала смотреть, как я изображаю аппетит. Потом спросила, как у меня дела на работе. Пришлось с полным ртом что-нибудь придумывать. Потом она рассказала про ссору с сестрой. Тоже мне новость, они ругаются каждый день. Сестра у нее психованная. В этот раз они доскандалили до того, что она среди ночи свалила к каким-то друзьям. Когда я затолкал в себя последний кусок котлеты и собрал помидорно-майонезную жижу со дна салатника с помощью куска хлеба, мне было позволено встать из-за стола. Мы переместились в ее комнату, оставив грязную посуду на столе. Она разложила диван и включила ночник.
— Уже поздно, а тебе завтра на работу, — сказала она и разделась, оставшись в коротких шортиках и майке. Но это только на мгновение, потому что она тут же нырнула под одеяло. — Ой, холодное, — засмеялась она, а потом сразу и без предупреждения: — Иди ко мне.
Эх ты, разожравшийся кабан. От пережитого ужина слегка подташнивало, последние силы ушли на то, чтобы стянуть джинсы и лечь рядом. Она раскрыла свой ноут и поставила его ко мне на живот, потому что хотела показать какое-то смешное видео. Я смотрел не очень внимательно, кровь отлила от головы и устремилась к месту основной битвы в районе желудка. Ксюха нашла еще несколько дурацких видео, похожих одно на другое. Наконец она выключила свет, убрала ноут и повернулась ко мне спиной. Я осторожно обнял ее.
— Снег идет, — тихо сказала она.
Я скользнул рукой чуть выше и коснулся ее груди.
— Не надо, — попросила она, и я вернул руку на место. После паузы она сказала: — Тебе надо выспаться, скоро уже светать начнет.
Я закрыл глаза и подумал, что может оно и к лучшему, с полным желудком мне и вздохнуть больно, не то что… В коридоре щелкнул замок.
— Сестра пришла, — прошептала Ксюха и сняла мою руку с талии. Под дверью загорелась полоска света. — Черт, забыла посуду помыть, — буркнула она. Тут дверь в комнату распахнулась, и Ксюхина психованная сестра выдала без предисловий:
— Срач убери за собой! Слышь чё?
— Ща! — огрызнулась Ксюха и вылезла из-под одеяла. Я остался один. На кухне полилась вода, сестры начали тихо переругиваться. Вообще у нас с Ксюхой один раз уже было, когда
я впервые попал к ней в гости. Но потом каждый раз когда до этого доходило, нам что-то мешало. Или ей не хотелось. Или то и другое сразу, как сегодня. Но я все равно решил дождаться ее и не засыпать. Проще сказать чем сделать, верно?
Вот зачем я соврал, что у меня смена? Теперь уже и не объяснить, что это у меня такой юмор дебильный. Еще решит, что я хочу прогулять из-за нее работу. Поэтому когда утром меня растолкали, я покорно встал и оделся. Ксюха встала еще раньше, если вообще ложилась. Мои тапки куда-то пропали, под диваном нет, за шторой нет. Босиком дошлепал до кухни, чтобы выпить воды. Там в нише между холодильником и столом сидела ее психованная сестра с кофе. По ней тоже нельзя было сказать, что она ложилась.
— Приветики, — произнес я так, что ее всю перекосило.
— Стакан помыть не забудь, — сказала она, когда я налил себе воды из чайника.
Оставаться дольше не было смысла. Еще Ксюха всучила мне пластиковый контейнер с обедом. А я только попросил какой-нибудь пакет, чтобы нести было удобней. С пакетом под мышкой я побрел к метро.
Доехав до своего района, я позвонил Витьку, и мы договорились встретиться на хоккейной коробке. Сколько себя помню, коробка стояла на своем месте, ни разу ее никто не заливал. Она сама по себе иногда покрывалась коркой льда, если после оттепели ударяли морозы. Кто-то даже пытался там кататься на коньках. Но сейчас внутри коробки стояла вода, большая грязная лужа. Я уселся на скамейке для зрителей под покосившимся навесом и стал ждать Витька. В руках я крутил контейнер с едой. От того что ночь выдалась короткая, я был какой-то охреневший. К счастью Витёк принес пиво. Мы всегда пили на коробке, потому что это место не просматривалось из соседних домов, а люди почти не ходили мимо. Как итог: нас ни разу не забирали отсюда за распитие. Я рассказал Витьку по ночного таксиста.
— Косарь?! Лучше бы мне отдал. Ну как так? — история с фальшивкой сильно задела Витька. Я перевел разговор на вчерашний футбольный матч, но он то и дело возвращался к моей тысяче, озадаченно кивал головой, воздевал руки к небесам и восклицал: “Ну как так?” Пиво быстро кончилось, и мы пошли в магазин, потому что у меня все еще оставались какие-то свои деньги. И вот когда мы спустились в наш подвальный магазинчик, в очереди на кассу я увидел своего таксиста. Я дернул Витька и знаком показал, чтобы мы вышли на улицу, а там уже все ему объяснил. Это было невероятно. Дальнейший план родился сам собой.
Я показал Витьку нужную машину, припаркованную возле магазина, а сам спрятался за углом дома. Когда таксист вышел, я дал Витьку знак, и он стал голосовать прямо перед его тачкой. Естественно, жирдяй клюнул. Они быстро сторговались и сели в машину. Витёк уселся сзади. Мы договорились, что он попросит водителя подождать еще одного человека. Поэтому я спокойно пошел к ним и влез на переднее сиденье.
— Все, поехали, — Витёк хлопнул водителя по плечу. Таксист завел двигатель и вырулил на дорогу. Он, похоже, бомбил всю ночь. «Ничего, скоро отдохнешь», — подумал я. В этот раз он вел машину молча, может устал, а может и меня узнал. Я все крутил в руках контейнер с обедом. Таксист то и дело поглядывал на него, точно ждал от контейнера какой-то подлянки. А может он просто хотел сожрать мой обед.
Поскольку платить мы не собирались, Витёк зарядил на полную, послал таксиста в какую-то глушь за МКАДом. Навигатора в машине не было, так что когда мы съехали с окружной, Витёк стал сам показывать дорогу. Мы ехали мимо каких-то складов, миновали гаражный кооператив. Витёк уверенно подсказывал где сворачивать. Я посмотрел на нашего таксиста, тонкая водолазка на нем потемнела от пота. С него текло точно мы в сауне. Машина свернула в редкий лесок. Дорога с каждым метром становилась все хуже. В лесу еще лежал снег. Я оглянулся назад, большие складские ангары уже пропали за деревьями. Тут машина дернулась, и я влетел в лобовое стекло. Это таксист дал по тормозам, хорошо что на раскисшей дороге скорость была небольшой. Таксист сунул руку под сиденье, но я оказался быстрее. В руках у него что-то блеснуло, но я одним коротким движением выдвинул лезвие и черканул его. Он выронил блестящий предмет и хлынула кровь. Я попал по тыльной стороне ладони, точно по венам, пропорол на всю глубину. Витёк сзади тоже не тормозил. Он одним рывком выдернул свой ремень, накинул его на шею таксиста через подголовник и что есть силы уперся коленями в спинку кресла. Между ног у таксиста торчало то, что он доставал из-под сиденья, короткая металлическая бита. Я убрал нож и выдернул биту.
— Ты что — рэпер? — спросил я и со всей силы зарядил ему в пах его же битой, но кажется не попал. Он задергался, пытаясь выскользнуть из ремня на шее, но Витёк надежно зафиксировал его. Хлестала кровь. Я бил его бейсбольной битой по ногам и животу, не знаю сколько раз. Огромный живот защищал его промежность, и меня это бесило. Он хрипел и целой рукой пытался защищаться. Но ремень на шее его быстро вымотал. В машине было не развернуться, я нагнулся и открыл дверь с водительской стороны.
— Пусти его, — сказал я Витьку. Витёк выпустил один конец ремня, и таксист выпал из машины головой вниз прямо в снежную жижу. Я вылез с другой стороны и обошел машину, я собирался обработать его берцами. Вот сколько нужно секунд, чтобы обойти машину? Вот и представьте теперь мое удивление, когда таксиста возле машины не оказалось. Вместо него перед машиной зияла окровавленная вмятина в снегу, целый снежный кратер, в который угодил мясной метеорит. А таксист пропал. Выскочил из машины Витёк. С него сваливались штаны, а он все не мог вдеть сзади ремень и топтался в снегу как дебил. Да уж, выдернуть ремень из штанов гораздо проще, чем засунуть его обратно.
— Он в лес побежал, — сказал Витёк, хотя и так было ясно. По сырому нетронутому снегу между деревьев виднелись следы. Я двинулся в лес. Снег оказался глубоким. Я пролезал быстро и все смотрел вперед. Лес просматривался далеко, но таксист похоже убежал еще дальше. Зато через равные промежутки рядом с ямками от его шагов яркой меткой вспыхивали лужицы ледяной крови. Таксист все время бежал по прямой, но потом видимо схватился за ствол дерева и повалился в снег. После этого следы повернули налево. Не знаю откуда у него взялось столько сил, но даже я выдохся, пробираясь через сугробы. Когда я сам споткнулся и упал, стало ясно, что надо поворачивать обратно.
— Догнал? — спросил Витёк, когда я вернулся. Он сидел на водительском месте и слушал радио. Я только махнул рукой. Мне было холодно, я вымок, в ботинках хлюпал растаявший снег. Пока я шлялся по лесу, Витёк успел обчистить машину. Он честно предложил мне половину ночной выручки таксиста, но я взял только свои пятьсот рублей. Никто из нас не умел водить, и Витёк предложил сжечь машину. Он даже нашел в багажнике для этих целей банку с растворителем и кусок газеты. Растворитель тут же был вылит на водительское место. Хорошо, что я успел вспомнить про контейнер, который остался в салоне. Ксюха бы меня убила. Наконец Витёк скрутил из газеты жгут, поджог его и положил на сиденье. Газета быстро вспыхнула и прогорела, по салону стали летать серые хлопья, но кресло не загорелось. Тогда Витёк поднес горящую зажигалку к самой обивке.
— Может оно огнеупорное? — спросил я.
— Поучи еще, — огрызнулся Витёк.
Мы догадались распороть обивку на кресле. Плеснули туда остатки растворителя и подожгли. Теперь все загорелось как надо.
Потом мы долго шли обратно, мимо гаражей, мимо складов. Я думал что сдохну от холода, так меня пробрало. Но мы нашли остановку, откуда нас забрал автобус. Хорошо что там работала печка. Я сидел и дрожал, засунув мокрые ноги прямо под решетку из которой шел теплый воздух. И тут позвонила Ксюха.
— Привет, как дела? Ты еще не обедал? — спросила она.
— Нет, но сейчас уже пойду.
— Тогда приятного аппетита, не буду отвлекать. Я тебе еще позвоню потом, ладно?
— Хорошо.
Она повесила трубку.
— Что, Ксюха достает? — поинтересовался Витёк. Я мотнул головой.
— Жрать хочешь? — спросил я.
— Хочу.
— Тогда подключайся.
Я раскрыл контейнер, и мы стали есть прямо руками. В одной руке я держал котлету, а другой загребал холодные макароны. Витёк делал так же. За окном лежал грязный снег. Автобус ехал. Было начало апреля.

Loading Likes...
Запись опубликована в рубрике ПУБЛИКАЦИИ. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

One Response to Апрель

Добавить комментарий