Светлана Соколовская. Уикенд для холостяка. Часть вторая

Часть II «Понедельник всё равно наступит»

Суббота

Прошло несколько лет…

От каменных сводов веяло красивыми легендами.
Массивные камни, сложенные в арки, восхищали рукотворной невесомостью и радовали глаз своим совершенством.

Джеффри Ллойд ощущал в груди лёгкое волнение и гордость, когда проходил вдоль аркады. Это был не просто красивый замок. Это был его собственный замок.

Он мог бы прогуливаться здесь часами, но он спешил.

Нужно подняться вверх по стёртым мраморным ступеням к фонтану. Там его терпеливо ждут. Мужчина и женщина, окутаные мелкими водяными брызгами, словно кисеёй. Лица их нечётки. Они будто стёрты влажной дымкой. Ещё несколько шагов – и эти неясные черты станут узнаваемыми.

…Внезапный поток яркого света и прекрасный замок исчезает. Как дымка. Как красивый сон.

Не открывая глаз, Джеффри Ллойд понял, что просыпается. Какая досада! Ему не хватило лишь одного мгновения, чтобы узнать, кто стоял у фонтана.

 

Просыпание после сладкого сна похоже на изгнание из рая.

Реальность врывается в сознание вместе с головной болью

и горящей огнем обезвоженной гортанью.

Накануне он пил много виски и по-шотландски запивал его пивом. Ему необходимо было как следует напиться, чтобы заглушить ощущение парализующей паники.

Гай Престон, вхожий к президенту компании, шепнул ему на ухо, что в понедельник Совет директоров может решить вопрос о назначении директора по маркетингу не в его пользу, если он не предпримет срочные меры.

Причина? Особое мнение президента компании. «Руководителем высшего уровня не может быть холостяк. Только тяготы семейной жизни приучают мужчину к настоящей ответственности за порученное дело. Любовь к семье вдохновляет мужчину на каждодневную битву за ее благополучие. Компания – та же семья, только большего масштаба. Холостяк – одиночка, растрачивающий силы ради собственного благополучия. Личный интерес у него превалирует над общим. А значит, в критический для компании момент этот интерес может войти в противоречие с ее целями».

Наверняка, Президент вещал что-нибудь в этом роде, как истинный динозавр. «А вообще-то ему пора пересаживаться из президентского кресла в кресло-каталку»- зло подумал Ллойд.

Злость накрыла волна ярости. « Остановить падение продаж – это ли не подвиг в эпоху экономического кризиса? Поднять продажи – удел лишь гения. А я, между прочим, поднял их на целых 5%! И использовал простой маркетинговый ход. Больше скидок, больше бонусов на новые покупки экономным покупателям. Но они предпочли женатого Джонсона, который и в лучшие-то времена добивался подъема продаж не более чем на 10%.Это откровенный маразм и дискриминация!» Обида вместе с отравленной алкоголем кровью пульсировала в висках и разъедала сосуды.

Стоп! Никто ещё ничего не решил.

Президент желает в директора солидного женатого мужика?

У него есть два дня на то, чтобы им стать.

Ллойд с показной бодростью соскочил с узкой кушетки, на которую упал под утро, не раздеваясь. Моложавый мужчина мельком глянул на себя в зеркальную дверцу шкафа. Он не был любителем смотреться в зеркало и примерно представлял, что там может быть после ночи бурных возлияний. Но то, что он там увидел, вынудило его задержать взгляд.

Вдоль гладкого лысого черепа тянулась синевато-красная борозда от набухшего сосуда.

«Допился, подлец. Это наверняка аневризма. Тебе не под венец, а в госпиталь прямая дорога». Перспектива валяться на больничной койке в самый ответственный момент жизни показалась хуже скоропостижной смерти. « Ладно! Пробегусь по парку, приму душ, выпью аспирин. А там видно будет, покойник я или жених » – подбодрил гуляка себя и дернул дверцу шкафа. Вместо одежды хозяин шикарной квартиры увидел безупречно ровные ряды DVD-дисков.

Он всё время путался. Один шкаф был похож на другой как гиппопотам на бегемота. То, что на одной зеркальной дверце был изображен Майкл Джексон анфас, а на другой – Альберт Эйнштейн с высунутым языком, не облегчало ситуацию. Портреты были на всех дверцах. Они повторялись, отражаясь в зеркальных дверцах других шкафов. А несколько рядов подобных шкафов делили его квартиру – студию на отдельные жилые зоны. Словом, кошмар шизофреника.

Зато очень модный и авторитетный журнал признал интерьер его жилища интерьером года.

« Им бы сначала пожить здесь с недельку, а потом рейтинг расписывать»- раздраженно бурчал владелец шедевра.

Более или менее Ллойду нравилась в его квартире латунная ванна. Она стояла посередине кухни напротив окна-витрины. Вечером, лежа в ней, можно было любоваться закатом над Темзой. Это было здорово!

Изнутри ванна была украшена щербинками, нанесенными шляпкой обычного гвоздя. Этот титанический труд проделал собственными руками Рич Балантай, восходящая звезда современного дизайна, лично спроектировавший интерьер его новой квартиры

Ллойд не особенно хорошо разбирался в современных стилях, но знающие люди убедили его в том, что Ричу присущ незаурядный взгляд на вещи. Ему, в отличие от простых смертных, дано умение понимать новые черты красоты и гармонии. Правда, при этом природа посмеялась над ним самим, наделив внешностью беспородного пса. Рич был невысок, коротконог и при этом широк в кости: идеальные данные для фермера-арендатора. Как истинный эстет, он был геем, а неказистая внешность являлась предметом его горьких, скрываемых от внешнего мира, переживаний.

Ллойд согласился на карт-бланш для Рича только из-за Сары. Чего не сделаешь ради любимой девушки? Особенно если она доктор истории искусств и редактор одной из программ ВВС.

Ллойд считал себя цивилизованным человеком, поэтому сексуальная ориентация Рича его нисколько не смущала. Он наивно полагал, что геи влюбляются только в «своих». Вот почему он не обратил внимания на приподнятое настроение Рича и на его окрыленное вдохновение.

Рич выдавал одну оригинальную идею за другой и сиял как хромированный плафон от торшера, если Ллойд одобрительно кивал в ответ.

Ллойд кивал из вежливости и целиком полагался на вкус и пожелания Сары. Он надеялся, что его девушка решится, наконец, съехаться с ним, если новая квартира ей понравится.

Рич намекал на то, что готовит для Ллойда сюрприз. И вот этот особенный день настал. Отделочные работы и обстановка квартиры были практически завершены.

Получилось фешенебельное « гнездо эгоиста», пригодное для комфортного житья одного или, в определенных случаях, двух трудоголиков.

Ричу достигнутого результата оказалось мало. Его творению требовалась заключительная эффектная точка. И он задумал «интерьерный апофеоз».

В кухонной зоне, ближе к окну, маэстро поместил латунную ванну классической удлиненной формы.

Когда Ллойд приехал взглянуть на это чудо, оно уже было наполнено водой. Несколько белых и бордовых лепестков розы меланхолично плавало по зеркальной глади, создавая настроение покоя и неги. Нужно было быть законченным мужланом, чтобы не оценить всю эту красоту.

Рич считал визуальное впечатление недостаточным. Чтобы оценить его подарок по достоинству, Ллойд непременно должен был получить тактильные ощущения.

Рич настаивал на том, чтобы его клиент улегся голым в ванну. Ллойд не имел ничего против того, чтобы подыграть творцу. Он сбросил одежду прямо на эксклюзивную итальянскую плитку и с удовольствием погрузился в теплую воду. Вода источала незнакомый тонкий аромат. Но не это было главным.

Когда Ллойд откинул голову на упругий подголовник, взгляд его невольно устремился на вид из окна. В огромном, похожем на витрину окне румяное солнце дарило последние золотисто-розовые лучи разомлевшей Темзе. Город волшебным образом пропал из виду, и Ллойд очутился на лоне поэтичной природы. Он искренне разразился комплиментами. Это действительно было ново и восхитительно.

Рич, польщённый словами Ллойда, скромно молчал и счастливо улыбался. Пока Ллойд плескался в ванне, он разлил в высокие хрустальные бокалы французское шампанское. Поставив бокалы на овальный металлический поднос, он предложил усилить впечатление элитным напитком.

Ллойд, отпивая шампанское и не задумываясь о последствиях, сказал: « За тебя, Рич!»

На что Рич с повлажневшими глазами ответил: « Нет, милый, за тебя. Ты – самое прекрасное, что только есть на этом свете».

Ллойд по рассеянности пропустил признание в любви мимо ушей.

И Рич воспринял это как знак к продолжению. Он отставил бокал в сторону и нервными пальцами коснулся затылка, а потом мускулистых плеч возлюбленного, при этом он горячо прошептал ему в ухо: « Мой Адонис!».

Реакция Ллойда была неожиданной. Он с ужасом ощутил, что его крайняя плоть напряглась. В следующую секунду он выскочил из ванны и, как обезумевшее от страха животное, заметался по кухне. Он искал, чем можно прикрыть своего «предателя». Под руку ему попалось маленькое кухонное полотенце. Кое-как замаскировав свой срам, Ллойд бросился бежать. Рич последовал за ним. Он умолял Ллойда остановиться и выслушать его.

– Прости меня, Джеф. Я поторопился. Я понимаю, все получилось слишком неожиданно и пугающе для тебя. Конечно, тебе нужно все спокойно обдумать.

-Что обдумать?- пришел, наконец, в себя Ллойд.- Я не гей, Рич! И никогда им не стану. Ты понял меня? Никогда!!!

-Но твоя плоть думает иначе. Почему ты боишься узнать новую грань любви? Ведь она может оказаться прекрасной. Доверься мне, Джеф. Я буду любить тебя очень нежно. Я все для тебя сделаю. Я с ума по тебе схожу!

Рич неумолимо наступал. Деваться Ллойду было некуда. Даже в окно не выпрыгнешь. Неизвестно, как оно открывается…

Его юношескую честь спасла Сара. Она случайно заехала к Ллойду по дороге на телестудию.

Ллойд кинулся к ней, как покупатель к товарным полкам в первый день рождественской распродажи. Одна его рука неловко придерживала на животе льняное полотенце, другой он обхватил талию Сары.

– Дорогая, как я соскучился по тебе!

Ллойд торопливо припал к губам девушки.

Сара очень удивилась, увидев Ллойда голым:

-Чем вы тут занимаетесь?

Рич легко мог разрушить их отношения в тот момент, но в порыве благородства не стал этого делать. Он надеялся по-честному завоевать любовь своего ненаглядного. Дрогнувшая плоть Ллойда внушала ему большие надежды. Но влюбленный маэстро горько ошибся. Очень скоро сердце его было жестоко разбито. Он узнал, что Сара срочно переехала к Ллойду.

 

Ллойд нашел кроссовки, но вспомнил про туалет.

Санузел находился рядом с кухней за матовой стеклянной дверью, единственной в его модной квартире, если не считать входной.

Итак, господин Президент, мистер Ллойд почти женат. Правда, его совместная с любимой девушкой жизнь мало соответствует вашим обывательским представлениям о браке.

Он видится с любимой редко. Оба помешаны на работе. Вместе проводят лишь уикенды. И то не всегда. Сара часто уезжает в командировки. Она не готовит ему ужины и не машет старательно тряпкой, борясь за чистоту. Это делает приходящая домработница.

У них до сих пор нет общего кошелька. Зато во многом совпадают взгляды на жизнь. Сара, как современная женщина, предпочитает оставаться финансово независимой. Она прекрасно образована, сексуальна и у нее потрясающее чувство юмора.

Ллойд не имеет ничего против того, чтобы жить с женщиной под одной крышей. Ему претят лишь все эти старомодные формальности: свадебные церемонии, лимузины, поздравления напившихся «на халяву» гостей. Брак – это юридический акт, который нужно оформлять тихо и без суеты. Ллойд был уверен, что Сара разделяет его матримониальные воззрения.

Они познакомились на съемках телепередачи.

Ллойд сильно нервничал: ему впервые предстояло давать интервью перед миллионной аудиторией. Он сидел в гримёрной и стоически терпел процесс нанесения на лицо жидкой гадости, называемой тональной пудрой. В этот не самый лучший момент жизни над его ухом раздался дерзкий звонкий голос:

-Энни, не забудь на темечко накапать. Иначе будет прикольно отсвечивать.

Ллойд открыл глаза, увидел вздёрнутый нос и мгновенно влюбился.

Ллойд боялся, что Саре будет неуютно в квартире с панорамными окнами. Проснувшись первый раз в «гнезде эгоиста» и глянув на западную часть Лондона, она философски заметила:

– Знаешь, а закат удобнее, чем восход.

Но со временем Сара привыкла. Помогли гости, которые приходили и неизменно цокали языками, осматривая апартаменты.        Сара оказалась тщеславной девушкой.

Ллойд был уверен, что Сара не заговаривает о свадьбе из-за женского самолюбия и ждет момента, когда он сам сделает это. Что ж, он готов сделать предложение, причем немедленно.

Одна беда: будущей невесты нет сейчас в Лондоне.

Вчерашней эсэмэской Сара сообщила, что летит в Милан делать передачу о высокой итальянской моде. Она вне себя от радости, поскольку сбылась её заветная мечта.

– Ничего!- успокаивал себя Ллойд.- Когда она узнает, что её в Лондоне ждет обручальное кольцо, она примчится быстрее болида. Сейчас пробегусь по парку, приму душ, выпью кофе и позвоню ей в Милан. Вперед на свежий воздух! Пробегу сегодня 3, нет, 5 миль. А в 10 утра позвоню Саре.

… Он выдохся на второй миле. Грудь бешено вздымалась под мокрой футболкой. Пот катил градом. Ноги мелко дрожали. Такого позора с ним раньше не случалось.

Ллойду хватило сил только на то, чтобы принять горячий душ и упасть назад на кушетку. Он мгновенно провалился в глубокий сон.

В час дня его разбудил голодный желудок.

– Чёрт! Чёрт!! Чёрт!!!

Ллойд бросился к сотовому телефону и набрал номер Сары. Абонент был недоступен. Через минуту он повторил свою попыт-

ку. Через 30 минут всё оставалось по-прежнему: Сара не брала трубку. Ллойд отправил ей эсэмэску: «Срочно перезвони». Безрезультатно.

Тогда Ллойд от злости зашвырнул телефон в другой

конец квартиры. Выпустив пары, он начал думать.

Так может продолжаться до вечера. Девушка наверняка занята съемками и поэтому не берёт трубку. Она же не знает, какую радостную весть собирается ей сообщить Ллойд.

« Ты идиот! Надо лететь к ней. Надо подарить ей кольцо на фоне Миланского собора, а не ныть в трубку: «Выходи за меня!» Слава богу, что она не взяла трубку».

Ллойд воспрянул духом, быстренько побросал вещи в дорожную сумку и вызвал такси до Хитроу.

За окном такси уже мелькали пригороды, когда машина начала сбавлять скорость. Сначала скорость автомобильного потока упала до отметки 20 миль в час. А потом поток машин наглухо встал.

Почти успокоившись во время движения, Ллойд опять почувствовал тревогу. Он забронировал билет на ближайший рейс. Не хватало еще опоздать на самолёт.

Сара пока не в курсе, что он собирается лететь в Милан. За прошедший час она прислала единственное сообщение: «Я занята. Извини. Перезвоню».

В голову Ллойда начали заползать нехорошие мысли. Еще вчера он бы не задал себе дурацкий вопрос: а любит ли она меня?

Бросит ли она съемки для того, чтобы немедленно с ним расписаться?

Ллойд пытался себя образумить и даже посмеяться над своими страхами. Он вспомнил, как совсем недавно Сара сладко постанывала в постели и тесно прижималась бедрами к его ягодицам. Мысли о сексе ненадолго отвлекли его от грустных переживаний.

Поток машин продолжал безнадежно стоять. Таксист-пакистанец cамозабвенно подпевал родной песне, льющейся из 8 колонок. Его беззаботность вызывала зависть. Конечно, как тут не петь, если ты сидишь в настоящем английском жестяном кэбе и катишь по самому гладкому в мире шоссе.

Сквозь тягучую, как мёд, восточную мелодию Ллойд едва расслышал звонок своего телефона.

– Сара!- радостно завопил он. Но на другом конце провода ответил

насмешливый мужской голос:

– Это всего лишь Фред. Я, кажется, сильно тебя расстроил, братишка?

-Привет! Ты не расстроил, ты убил меня, парень.

-Не печалься, дружище. Я уверен, ты найдешь девчонку получше. Уж не собрался ли ты лететь из-за нее на край света? Боюсь, старик, у тебя ничего не выйдет.

– Почему, чёрт побери?

– Я еду из Хитроу. На подъезде к аэропорту магистраль перекрыли

феминистки. Они устроили акцию протеста. Их там целая сотня и настроены они агрессивно.

-Fack!

-Во-во…Этого как раз им и не хватает.- Фред заржал, довольный собственной остротой.- Тебе, старик, придется полдня стоять. Полиция с ними обращается типа корректно. По одной сажает в полицейские кареты.

-Что же мне делать?

-Полетишь вечерним рейсом. А сейчас пересаживайся ко мне. Поверни голову направо и увидишь мою рыжую «мазду».

А ведь он прав. Можно и позже улететь. Или не лететь вообще? Об этом стоит подумать более обстоятельно.

Ллойд протянул таксисту деньги за двойной счетчик. Тот продолжал во все горло тянуть свою песню и благодушно улыбаться. Ему было все нипочём. Ну, хоть кто-то сегодня счастлив.

-Тебя-то что занесло сюда, бродяга?- вместо приветствия спросил

Ллойд.

– Да вот свояченицу встречал. Прилетела погостить.

– Откуда прилетела?

– Из Австралии…

Ллойд выразил свои эмоции длинной нецензурной фразой, которая отражала одновременно его неважное настроение, удивление и зависть.

Фред сделал страшные глаза и прошипел сквозь зубы:

– Потише, парень.

Он сделал головой едва заметное движение в сторону заднего сидения.

За спиной Ллойда мило хихикнули.

-О! Простите, мисс…День у меня сегодня не задался, вот и не сдержался. Тысяча извинений.

– Бывает.

Свояченица из Австралии оказалась симпатичной девушкой с веснушками.

Всю дорогу Ллойд развлекал ее разговором и откровенно пытался понравиться. Фред снисходительно ухмылялся. Они с Ллойдом были друзьями и работали в одной компании. Карьеристские замашки Ллойда ни сколько не раздражали Фреда. Он был младше Ллойда, но уже дорос до начальника транспортного отдела. Фред прекрасно понимал, что несмотря на то, что он неплохо управляется со своим отделом, никому наверху и в голову не придёт продвигать в топ-менеджеры специалиста по логистике. Черная кость – не то что умница Ллойд, гений маркетинга и стратегии.

Фред Каллаген большую часть своей жизни прожил в родной Америке. Прославился он как энтузиаст брачных отношений. Он постоянно на ком-то женился. Сначала на однокурснице. Потом

на мексиканке, своей домработнице. Потом на филиппинке, также поначалу занимавшейся его домом. Дамы успевали вести незамысловатое хозяйство Фреда и одновременно получать высшее образование за его счёт. Получив дипломы, жены Фреда неизменно заявляли, что хотят заниматься карьерой, а не мытьём полов, и без долгих душевных терзаний разводились с ним.

Фред от природы был очень добродушным малым, к тому же оптимистом. Он не потерял веру в человечество и не стал

женоненавистником. Напротив, очень скоро он познакомился с

Мелани ,100%-ной англичанкой, изучающей историю в магистратуре Гарвардского университета, и в очередной раз женился.

Мелани поставила условие: переезд в Англию.

Теперь у Фреда двое детей и небольшой дом в пригороде Милл-Хилл. «Счастливый брак – это как выигрыш в лотерею»- частенько повторял Фред за бокалом эля.

– А поехали к нам обедать, Джеф,- предложил Фред.- Я тебя познакомлю с женой. Твоя новая приятельница Лиззи приготовит нам чай с молоком. А, Лиззи?

Небольшой дом в викторианском стиле с ухоженным садиком. В садике, как полагается, фигурка садового гнома, площадка для барбекю и даже маленькая беседка. Чудесное семейное гнёздышко. Немного тесноватое. Но жена Фреда из тех редких женщин, которые говорят: «Мне не нужны хоромы, дорогой, мне и здесь хорошо».

Мелани получила дом по наследству от любимой бабушки. В детстве он казался ей сказочным замком. Теперь Мелани хотела, чтобы и её дети испытали похожие ощущения.

Приезд папы с гостем вызвал восторг.

Хозяйка симпатичного домика с младшим ребенком на руках и старшей девочкой, держащейся за подол маминой юбки, щедро раздала поцелуи и приветствия. Ллойду тоже досталось.

У Мелани были очаровательные ямочки на круглых щечках и большая полная грудь. От её обаяния и женственности у Ллойда защекотало возле сердца.

Милый семейный трёп и совместные приготовления к обеду наконец-то отвлекли его от личных проблем. Он даже с аппетитом съел нехитрый куриный суп и салат.

Лиззи украдкой бросала на него заинтересованные взгляды. Когда Ллойд ловил её взгляд, она густо краснела. Это забавляло Ллойда. «Неужели ей 25? Краснеет как пятиклассница. Интересно, в постели она такая же скромница? Пожалуй, в кровать я бы смог её уложить не позже полуночи. А отвести под венец?» Он задержал взгляд на свежем бесхитростном личике девушки. Лиззи на этот раз не стала отводить глаз, и Ллойд без труда разглядел в них начинающуюся романтическую влюбленность.

«Нет, не стоит пользоваться её слабостью. Она, кажется, ещё не растеряла большую часть своих иллюзий по поводу мужчин. На ней нужно по-настоящему жениться, а не фиктивно. Стоп! А при чём здесь фиктивный брак? А при том, что это тоже вариант».

Ллойд почувствовал, что начинает возвращаться в шкуру зако- ренелого прагматика. Правда, от поездки в Милан он так и не отказался. Просто теперь это был не единственный, а один из возможных вариантов решения проблемы.

-Скажи, Фред, а Лиззи замужем?

-Нет. А что?

– Ничего. Я просто так спросил. А на Мелани ты давно женат?

-Шесть лет. А что?

-Да ничего такого, парень.

Тем не менее, Фред, внимательно присмотревшись к нему, продолжил:

– Понимаешь, Джеф, я вырос в многодетной семье. Мне нужно, чтобы дом был полон людей. Я начинаю выть от тоски, если меня

несколько дней подряд никто не встречает у дверей и не вешается мне на шею. Привычка, парень.

-Что ты оправдываешься, чудак. У тебя замечательная семья. Настоящему мужику нужны нахлебники. Это хороший стимул для роста.

– Ты меня удивляешь сегодня, старик. Ты говоришь правильные слова про жизнь.

– Ты сказал: «старик»?

– Не придирайся к словам. Это просто фигура речи. Слушай, а может ты остепениться надумал? Про Лиззи справки наводишь…

Ллойд не успел ответить. Женщины вернулись из кухни с яблочным пирогом. Фред издал вопль молодого лося.

К компании в столовой присоединился полуторагодовалый малыш. Пока взрослые болтали вовремя обеда, он успел вздремнуть.

После сна дети похожи на растрепанных ангелов.

Томно облокотившись на ручку своего креслица, малыш вдумчиво изучал лица взрослых. Свою лучезарную улыбку он подарил самому угрюмому человеку за столом – Ллойду. Наверное, он решил его подбодрить.

– А вы нравитесь детям,- со значением сказала Мелани.

«Сейчас она будет сажать ребенка мне на колени,- с неудовольствием подумал Ллойд.- Безнадежного холостяка необходимо хоть на время привлечь к семейным ценностям».

Но Мелани не стала перегибать палку. Молодая мама занялась своими привычными обязанностями: она принялась кормить малыша фруктовым пюре. Ллойд попытался представить, как выглядит её обнаженная грудь во время кормления младенца. От «невинных» фантазий его отвлек маленький Ник.

Карапуз послушно и добросовестно открывал рот, когда мама подносила к нему ложку. В какой-то момент ему надоело глотать фруктовое пюре, и он выплюнул его изо рта вместе с разжёванным печеньем. Бесформенная масса некрасиво вывалилась на белоснежный слюнявчик.

Ллойд ощутил непроизвольный спазм желудка. Организм был еще слишком слаб и не готов для такого неаппетитного зрелища.

-Туалет там, за кухней,- крикнула ему в спину Мелани.

Все засуетились и с сочувствием заахали. Фред достал из комода полотенце. Лиззи бросилась заваривать мяту. Только Ник заливисто смеялся, радуясь новой игре.

Ллойд вернулся за стол с побледневшим лицом.

-К этому надо привыкнуть, парень,- изрек Фред и, желая загладить неловкую ситуацию, предложил:- Пойдем, я покажу тебе наши чемпионские кубки. Я ведь неплохой бейсболист. А Мелани классный стрелок из лука.

Ллойд только и смог проблеять:

-Пойдём…

Он отер со лба холодный пот и уже набрал полные лёгкие для того, чтобы с облегчением вздохнуть, как в уши его ворвался пронзительный крик.

Фред бросился наверх в детскую. Ллойд, плохо соображая и морщась от резкого звука, потащился за ним.

В детской оглушительно визжала и разбрасывала по углам игрушки пятилетняя девчонка.

-Сьюзи, в чем дело?- попытался её перекричать папа.

Крик усилился. Ллойд в ужасе заткнул уши.

-Сьюзи, дорогая! Если ты не прекратишь так кричать, у тебя лопнут барабанные перепонки. И нам с мамой придется тебя отдать в школу для глухих детей.

Наступила тишина. Ллойд подумал, что теперь точно знает, что такое настоящее счастье.

-А Ники тоже отдадут в школу для глухих?- с надеждой спросила ясноглазая крошка.

-Нет. Он останется дома. Он не орёт без всякой причины, как ты.

-Неправда! У меня есть причина. Ваш противный Ники опять разбросал мебель в домике моей куклы.

Сьюзи жалобно захныкала.

-Не плачь!

Рыдания против всякой логики усилились, грозя снова перейти в крик.

– Хорошо! Я дам тебе поиграть на play station. Десять минут…

Девчонка моментально замолчала. Получив игровую приставку, она, как ни в чем не бывало, плюхнулась на пол, на диванную подушку.

Ллойд с мольбой в глазах и почему-то шёпотом попросил Фреда вызвать такси. Пора было ехать в Хитроу.

 

 

Он допивал уже третий бокал пива, сидя за барной стойкой в аэропорту. Новый билет до Милана он пока не купил.

Обреченно глядя на телефон, Ллойд набрал номер Сары. Сразу пошли длинные гудки, и сердце Ллойда застучало быстрее. Ответил мужской голос, звучащий на фоне веселой шумной вечеринки. Рука Ллойда поспешно нажала на отбой. «Я не буду напиваться по этому поводу» – строго наказал себе он.

Поставив пустой бокал, Ллойд попросил счёт.

 

 

Чёрный кэб бесцельно колесил по Лондону. Старый таксист уже заметно нервничал. Клиент ему нравился всё меньше.

На вопросы «куда ехать?» он повторял одно и тоже:

-Вперед, пожалуйста.

В районе Сохо клиент неожиданно попросил притормозить у паба. Плата за проезд и чаевые окончательно убедили видавшего виды пожилого лондонца в том, что его пассажир ненормальный.

Не успел Ллойд вылезти из кэба, как тот, стремительно набрав скорость, исчез. Думать о том, какая муха укусила старикана, не было сил. Мочевой пузырь вопил от избытка чувств. Ллойду срочно нужно было в туалет. Попавшийся на глаза паб был очень кстати. Он рванул в дверь, даже не взглянув на вывеску.

Сосед справа, типичный ботаник, в футболке с надписью «Highway college»,болезненно морщился, пуская струю в писсуар. Ллойд раздраженно подумал, что тот, видимо, подхватил триппер. На всякий случай Ллойд прислушался к своим ощущениям: никакого дискомфорта не было. Хотя его проблема не шла ни в какое сравнение с триппером, быть на месте студента-очкарика ему не хотелось.

Фиктивный брак по Интернету как вариант был отметён ещё в такси. Кто знает, вдруг президенту компании вздумается пригласить его куда-нибудь с супругой. Зам. директора по персоналу как-то рассказал ему, что мистер Рид позвал одного из претендентов на должность топ-менеджера вместе с женой в Королевскую Оперу. И только после этого принял окончательное решение.

Хорошенькая получится ситуация. Нет, ему нужна женщина, которая хотя бы немного его знает. Придется обзвонить бывших

подружек. «Я с радостью это сделаю», – мстительно подумал Ллойд, вспомнив бессердечную мисс Томпсон. Старый сотовый телефон с приличным запасом женских имен в «телефонной книге» тихонько полёживал в кармане одного из твидовых пиджаков. Он не бабник, но, как у всякого хорошего автомобиля, у него есть подушка безопасности.

Оставалось отдать монетку бармену и возвращаться домой.

Ллойд был совершенно поглощен своими мыслями. К тому же   бейсболка сползла ему низко на глаза. Наверное, поэтому он не сразу заметил идущего впереди человека и невежливо толкнул его.

Парень едва не упал. Ллойд подхватил его на лету, обратив внимание на растаманскую расцветку его рубашки и нелепые дрэды. Нелепые, потому что парень был белым.

– Извини, братан,- вежливо сказал Ллойд, не собираясь нарываться

на ссору. Он даже предупредительно поднял упавшую сумку-рюкзак и протянул её владельцу. Его глаза поймали растерянный

взгляд потерпевшего.

-Что это вы здесь делаете, мистер Ллойд? Не успели забрать смокинг из химчистки?- вместо благодарности сказал парень мелодичным девичьим голосом.

– А ты что, записалась в ансамбль ямайской музыки? – мгновенно

парировал Ллойд и, наконец, прозрев, воскликнул – Мисс Маргарет Хейг!

-Если ты про дрэды, то я их одолжила у подруги – эскимоски. И почему так официально? Я что, осталась должна тебе денег?

Они не виделись больше пяти лет. Из своих бывших подружек

Ллойд меньше всего хотел бы повстречать Пегги Хейг.

Это была странная история. Честно говоря, Ллойд даже стыдился о ней вспоминать. Пегги не было и 17 лет, когда она поселилась под его крышей. С помощью Ллойда она сбежала из дома.

Ллойд не собирался жить с ней вместе. Но так получилось…

 

Получился «театр абсурда».

Джеффри Ллойд сверился с Википедией. Там говорилось, что абсурд – это совокупность алогичных, бессмысленных фактов, не поддающихся объяснению.

Всё было именно так.

Около пяти лет назад он ехал на восточное побережье, чтобы купить белоснежную красавицу-яхту, в которую влюбился с первого взгляда. С хозяином яхты, Диком, он успешно общался несколько дней поИнтернету.

Дик Сандер работал ведущим технологом в компании «Sunseeker International». Яхты этой компании имели особую репутацию. Они использовались при съёмках фильмов о Джеймсе Бонде.

Дик был квалифицированным специалистом в области производства супербыстрых морских судов. Но в душе оставался подростком. На своей страничке в Facebook он выложил фото рядом с яхтой, сделанной по его собственному проекту, а также с автомобилем «астон-мартин» 2002 года.

Дик, по семейной традиции, всегда голосовал за либералов. Он не имел ничего против прогресса и международного сотрудничества. Однако после покупки компании китайцами он решил продать свою любимицу. Цена была несколько завышена, что отражало не жадность, а эмоциональную взвинченность продавца.

– Знаю я, что теперь начнется. Это… как его?

– Новые хозяева начнут сокращать издержки производства,- подсказал подкованный покупатель.

– Именно. Теперь будем гнать дешёвый ширпотреб по указке долбаных коммунистов. Вместо карельской березы – пластик. Вместо белой кожи – искусственные тряпки. Я не смогу смотреть после этого на «Бриджет» и не мечтать о саботаже.

Ллойд был твердо намерен «прогнуть» продавца процентов на 15, не меньше. Но вмешался абсурд. По странному стечению обстоятельств мистер Ллойд не смог встретиться с Диком Сандером.

Дик расценил срыв сделки по-своему. Он не только не отменил её, но, напротив, предложил Ллойду более выгодную цену. Но покупатель говорил о новой встрече уклончиво. В результате Дик Сандер, скрепя сердце, продал яхту за бешеные деньги саудовскому принцу.

Ллойду он звонил еще несколько раз, сожалея о том, что тот не стал хозяином его «малышки».

Около пяти лет назад вместо документов на чудо-яхту Джеффри Ллойд вез в Лондон внучку Сэмюэля Хейга. Человека, который был виновником дорожной аварии и поломки его нового автомобиля.

Пять лет назад по дороге в Лондон он твердо решил, что девчонка заслужила хороший бонус. « Она держала меня за яйца и отпустила. Она могла выпотрошить меня, как тряпичную куклу, и стать богатой самостоятельной женщиной. Но не сделала этого».

Когда дед Пегги поймал его на выходе из офиса, Ллойд от неожиданности слегка струхнул, но быстро взял себя в руки. Он поведал мистеру Хейгу о том, что его внучка хорошо учится и приезжает к нему в гости на выходные. Он рассказал деду о том, что заботится о девушке как родная мать: кормит по утрам блинчиками, обсуждает школьные проблемы. А недавно даже водил её к гинекологу по поводу предменструального синдрома. О том, что он периодически спит с ней, Ллойд благоразумно умолчал.

Ллойду самому было противно себя слушать. На месте мистера Хейга он бы пустил в ход трость и проучил лжеца.

Но мистер Хейг терпеливо выслушал его болтовню и обратился к нему с проницательным вопросом:

-Вы, надо полагать, не собираетесь жениться на Пегги?

– Мы просто друзья, мистер Хейг. Маргарет собирается поступать в Лондонский императорский колледж. Она очень способная. Разумеется, я оплачу её обучение. Когда она станет студенткой, она переедет в общежитие.

– Весьма щедро с вашей стороны, мистер Ллойд,- сдержанно поблагодарил пожилой джентельмен и, придав голосу необходимую жесткость, добавил.- Постарайтесь не забыть о своем обещании. А то, как бы вам горько не пожалеть об этом.

Ллойд тысячу раз пожалел о том, что связался с малолеткой.

Много раз он говорил Пегги, что не считает её своей девушкой, хотя порой она и залезает к нему в постель.

Он предупреждал её о том, что у него есть другие женщины. И что же? Ему пришлось встречаться с подружками в будни. Потому что в субботу, столкнувшись с его новой пассией на кухне, наглая девчонка ехидно бросила:

-Неважный выбор, старичок. Что, ничего получше не подвернулось?

Ллойд хотел оторвать ей уши, но в результате вынужден был

в качестве отступного вести старлетку в ночной клуб.

Он таскался вместе с ней по киношкам и по кондитерским. А когда она несколько дней в месяц валялась на кровати, скрючив-

шись от боли,  покупал в аптеке прокладки и лакричные пастилки.    Она завалила его квартиру компакт-дисками с попсой и мягкими игрушками.

Ни одна другая женщина не сумела задержаться в его доме дольше двух дней, а уж тем более сделать из него свою няньку.

А всё потому, что Ллойд боялся. Вдруг «нимфетка» одумается, и к нему на квартиру нагрянут судебные приставы.

Впору было возненавидеть весь мир, в особенности семейство Хейгов. В такие тяжелые минуты он вспоминал своего деда.

После гибели родителей дед не отправил его в частную школу с глаз долой, а сам занялся его воспитанием. Маленький Джеф порой был неуправляем. За серьёзные провинности дед оставлял внука ночевать на улице. Когда дед в первый раз захлопнул перед его носом дверь, Джеф остался ночевать на пороге. Следующий раз, спасаясь от холода, он пролез через слуховое окошко в дровяной сарай. Там было темно и сухо. В углу стояла трехъярусная этажерка для посуды. Джеф набросал на верхнюю полку старую одежду и улёгся там, свернувшись калачиком. Места было мало, но десятилетний Джеф чувствовал себя уютно, прямо как котёнок в лукошке. В темноте хорошо думалось, особенно о папе с мамой. В раннем детстве легко забываются обиды. А в 16 лет, поссорившись с дедом, он не стал залезать в сарай. Он сел в первый же поезд, который остановился возле их маленького городка и, как оказалось, уехал навсегда.

Если бы ему предложили выбор: вернуться к деду или остаться с Маргарет Хейг, он, не раздумывая, выбрал бы деда.

На деле всё складывалось гораздо запутаннее.

Деда больше не было в живых, а в девчонке обнаружилась любовь к чистоте. Она регулярно наводила порядок в холостяцком доме Ллойда и отлично завязывала галстуки. Ллойд любил чистоту и обожал новые галстуки. Всё бы ничего. Если бы не вызовы в школу и жалобы учителей на поведение его подопечной.

Эти вынужденные визиты в школу ясно демонстрировали всю нелепость его отношений с девушкой-подростком. В такие моменты Ллойд принимал твердое решение больше не пускать девчонку на порог, съехать с квартиры и поменять место работы. Но пока он добирался до дома, ярость и злость остывали. И ему приходилось честно признаваться себе в том, что Пегги Хейг имеет над ним безусловную власть. К счастью сожителя, сама школьница об этом не догадывалась.

С подружками Ллойда девчонка вела себя развязно и напористо. Но подобная тактика не сработала с Сарой Томпсон. Сара оказалась ей не по зубам.

Ллойд две недели встречался с Сарой по будням и, наконец, решился пригласить её на выходные. Сара была в курсе его щекотливой ситуации. Но, похоже, её это мало смущало. Снисходительность Сары вдохновила Ллойда на решительное объяснение с Пегги. Обучение в школе закончилось. Девушка поступила в колледж и могла прекрасно устроиться в студенческом общежитие.

Он репетировал вежливую и твердую отповедь весь вечер пятницы, затем из гуманных соображений перенес её на утро субботы…

 

-Тебе нравится с ним спать?- Сара без намека на ревность и гнев обратилась к Пегги, которая по-хозяйски развалилась на кровати Ллойда. Не дожидаясь ответа, Сара продолжила – Мне тоже нравится. У него потрясающие ягодицы: гладкие и шелковистые. Я люблю их ласкать языком. А ты лижешь ему ягодицы?

Пегги вылетела из кровати, словно её ошпарили кипятком. Хотя девчонка и смотрела тайком от Ллойда его компакт-диски с порно, она сделалась пунцовой от смущения:

– Гадость какая!

Сара расхохоталась и на правах победительницы улеглась на её место

Пока девочки развлекались разговором, Ллойд прилежно поливал комнатные цветы. Он всё отлично слышал. Ему оставалось только добить Маргарет Хейг. Он собрался с духом для последнего решительного удара. Ощущение внутреннего торжества почему-то отсутствовало.

Пегги была в сильном замешательстве и обозвала Сару «бесстыжей сучкой». Еще бы! У неё отобрали главный козырь. Обычно дамочки, узнав истинную подоплеку их с Ллойдом отношений, в возмущении бросали его.

Пегги попыталась наябедничать Ллойду, но в ответ услышала:

– Мне тоже нравится спать с Сарой. Она не бесстыжая сучка, а моя девушка. Тебе придётся уйти, детка. Собери, пожалуйста, свои вещи. Я уже заказал для тебя такси.

От тихо произнесенных слов Ллойда Пегги как-то вся обмякла и словно потерялась. Она хотела что-то сказать в ответ, но слова

застревали у неё в горле. Смирившись, она побрела в свою комнату, косолапя больше, чем обычно, на правую ногу.

Ллойд последовал за ней, настороженно следя за каждым её дви-

жением. Было от чего насторожиться. Во время последней встречи мистер Хейг между прочим сказал, что мать его внучки отравилась после того, как её бросил сожитель. Трёхлетняя Пегги сумела вызвать полицию. Она не побоялась пробыть с матерью-самоубийцей полдня.

Ллойд надеялся на то, что девушка снова проявит характер и не наделает глупостей.

Но та бестолково слонялась по комнате и, как слепой котёнок, натыкалась то на стул, то на стеллаж.

Несколько раз Пегги принималась вытаскивать разные вещи из комода и из гардеробной, хватала без разбору флаконы и фотографии в рамочках и бросала всё это на кровать.

Под кроватью валялась спортивная сумка. Пегги принялась впихивать в неё весь этот беспорядочный набор ненужных вещей.

При этом она тоскливо подвывала как уличная собачонка и часто всхлипывала. Но слёзы так и не капали из её глаз. Это был дурной знак.

Жалобные звуки надрывали Ллойду сердце. Вернее, часть сердца. Его сердце словно раздвоилось. Одна половинка кровоточила от жалости, а другая оставалась спокойной, уверенной в своей правоте.

«Нужно купить ей чемодан побольше»,- промелькнуло у него в голове, но он тут же себя мысленно одёрнул. Вырвав из рук Пегги сумку, Ллойд начал сам собирать её вещи. Всё самое необходимое на первое время: стопка трусиков, пара бюстгальтеров, любимые джинсы, свитер, косметичка, бумажные носовые платки и, конечно, гигиенические пакеты. По его подсчетам, скоро должны были наступить «критические дни».

Пегги обулась в летние босоножки на массивной платформе и

продолжала тихо скулить. Ллойд с отвращением стащил с неё обувь. Эти уродливые «копыта» он люто ненавидел. Он обул девушку в удобные кроссовки. Натягивая на неё джинсовую куртку, он с сожалением подумал: «Будь она на пять лет моложе, я бы просто удочерил её». Когда Пегги оказалась, наконец, одетой, он вдруг вспомнил:

-Чёрт! Я забыл купить тебе лакричных пастилок.

Услыхав будничное и привычное – «лакричные пастилки», Пегги словно очнулась от забытья. Глаза её сверкнули тихой яростью. Она распрямила плечи и из побитой собачонки превратилась в разозлённого сорванца.

Измерив Ллойда уничтожающим взглядом, отвергнутая пассия развернулась и схватила с полки горшок с фиалками. Её   поза недвусмысленно свидетельствовала о том, что она не собирается уйти по-тихому. На прощание скандалистка готовилась метнуть свой снаряд в оконное стекло.

Ллойд среагировал мгновенно. Он ухватился за горшок и попытался вырвать его из рук девицы, но ему помешала кровать. Он споткнулся. В результате и он, и Пегги, и цветочный горшок повалились на стеганое покрывало с изображением длинноволосой Рапунцель.

Несколько минут оба яростно боролись за горшок. Наконец, Ллойду удалось вырвать его из цепких рук хулиганки. Почти половина содержимого горшка просыпалась на постель, на голову Пегги и новую рубашку Ллойда.

Возня с горшком нисколько не утомила дерзкую девчонку, а, напротив, раззадорила её. Она прицелилась и ловко запустила свои мстительные ноготки в лицо предателя, оставляя царапины на память.

Ллойду пришлось пойти на крайние меры, чтобы спасти свой экстерьер. Он лягнул Пегги в живот. Беззлобно. В полсилы.

От неожиданности девушка ослабила хватку. Следующим толчком Ллойд сбросил её с кровати. Падая на пол, Пегги задела плечом стеллаж и на неё сверху посыпались фарфоровые и стеклянные статуэтки жаб: её любимая коллекция из 50 штук.

-Сейчас же убирайся из моего дома, наглая соплячка, – не на шутку рассердился Ллойд.

Но Пегги как будто этого только и ждала.

-С огромным удовольствием! Видела я таких, как ты, плешивых уродов, у негра в заднице.

Ллойд опешил. Пегги никогда раньше не ругалась как уличная девчонка. Он хотел её по привычке одёрнуть, но осёкся на полуслове. Он больше не собирается учить её хорошим манерам и политкорректности. Баста!

Ллойд уселся на пол как человек, подкошенный непосильной ношей. С его головы и новой рубашки на пол сыпались жирные черные крошки земли. Под левым глазом кровоточила глубокая царапина.

Пегги стояла в боевой стойке, грудь её тяжело вздымалась. Она была готова продолжать битву.

Но Ллойд даже не смотрел в её сторону. Глаза его взирали на белый потолок, словно искали там спасения.

Как явный победитель, Пегги бодро закинула забитую до отказа сумку на плечо и с гордо поднятой головой собралась выйти из комнаты. Взгляд её задержался на плакате с изображением рыжего жеребца, победителя прошлогоднего дерби. Она небрежно, словно мешок со старыми надоевшими игрушками, перешагнула через бывшего сожителя. Осторожно отделила плакат от стены. Несколько секунд восхищенно любовалась лошадиной мордой. Скрутила плакат аккуратной трубочкой и только после этого покинула комнату.

Ллойд слышал, как девчонка, насвистывая, скачет по ступенькам лестницы. Потом хлопнула входная дверь и …Пегги Хейг исчезла.

В груди у Ллойда кто-то неведомый зажал в кулаке аорту. Стало трудно дышать…

Сара появилась на пороге комнаты лишь спустя некоторое время. В одной руке она держала аптечку, а в другой – стакан с виски.

-Нынешние дети совершенно неуправляемы,- сказала новая подруга.- Скажи спасибо, что она не проломила тебе голову.

 

Прошло около пяти лет. Они случайно столкнулись в пабе. Чужие и далекие друг для друга люди.

Ллойд, скорее всего, после нескольких вежливых фраз попрощался бы с ней. Но его покоробил внешний вид девушки.

Мешковатые поношенные джинсы, цветастая рубашка с чужого плеча и дрэды не вязались с прежней девчонкой. Она, конечно,

была той ещё занозой. Но раньше она лучше одевалась.

-Что ты тут делаешь? – Ллойд не заметил, как перешёл на менторский тон.

-Отдыхаю вместе с друзьями, а что?- в её голосе не было вызова, как в прежние времена, скорее удивление от несообразительности собеседника.

– Пинту тёмного, пожалуйста,- привычно и буднично заказала мисс Хейг.

– С каких это пор ты полюбила пиво?

– Я уже давно не пью лимонад, Джеф. – Бывшая подружка отвернулась от Ллойда, давая понять, что её не особенно интересует разговор с ним.

«А ведь девчонка меня посылает»,- усмехнулся Ллойд. Его это не обидело.

Он проследил глазами за тем, куда она направилась.

Разномастная компания парней и девушек, одетых как попало. Один из парней, натуральный выходец с Ямайки, с такими же, как у Пегги дрэдами, особенно не понравился Ллойду. Уж больно он смахивал на уличного наркоторговца. Навидался Ллойд в свое время таких деляг.

«Не скажешь, что у неё дела идут отлично. Наверняка и марихуаной балуется. А, может, и чем-нибудь покруче…»И тут Ллойда осенило: «У таких девиц в голове постоянно должна сидеть мысль: где бы по-легкому срубить капусты. Вряд ли она обидится, если я предложу ей за деньги побыть моей фиктивной супругой. Я для неё сейчас – забытое приключение. Почему бы ей на мне не подзаработать?»

-Пегги, можно тебя на минутку?- Ллойд галантно взял девушку под локоток.

Пегги неохотно оставила свою компанию и села с Ллойдом за отдельный столик. Она вежливо, не перебивая, выслушала бывшего дружка.

– Ну, ты и фрукт!- возмутилась она.

-Согласен. Моя просьба звучит цинично. У вас, женщин, отношение к браку – как к священной корове. Но для мужчин важнее дело. Вернее, достижение поставленной цели.

-Цель оправдывает средства? Ты хочешь надуть Совет директоров и просишь меня помочь в этом. Ну и дела!

-Я считаю, что со мной поступают несправедливо. Мое семейное положение никак не сказывается на моих профессиональных достоинствах. Я подвергаюсь дискриминации и фиктивный брак – это форма моего пассивного протеста.

-Почему ты просишь об этом меня? Почему бы тебе просто не жениться на Саре…

-Видишь ли, я с удовольствием бы это сделал, будь она сейчас в Лондоне…

-И как она отнесётся к тому, что ты фиктивно женишься на мне?

-Пегги, она взрослая женщина и всё поймёт. Она, как и я, умеет разделять личные и деловые отношения.

– Мне надо подумать.

-В том-то и фишка, что думать некогда. В понедельник – Совет директоров. Чёрт бы его задрал!- Ллойд порывисто сжал руку Пегги.- Я прошу тебя выручить меня. Это просто удача, что я встретил именно тебя. Ты одна можешь мне помочь.

Он не постыдился заглянуть ей в глаза.

Поскольку девушка молчала, он поскорее выписал чек и торопливо сунул его в карман цветастой рубашки.

-Пожалуйста, купи себе платье и приезжай завтра в 10 часов утра в регистрационную контору Нокленда.

 

 

 

 

Воскресенье

 

Проблем с оформлением брака не было. Один из партнеров Ллойда по покеру готов был оплатить свой долг таким своеобразным способом. Всё уже было оговорено. Оставалось дождаться невесту.

Ллойда терзали поздние сомнения. Появится ли она вообще?

Ей ничего не стоит кинуть бывшего бойфренда. Кругленькую сумму она уже получила. Нет, она не такая, она приедет. Хотя бы из любопытства. А если приедет, то в чём? В платье и дрэдах? Зачем он сказал ей про платье! Как-то он попросил её сменить джинсовые шорты на юбку. Она надела юбку, но длиной  два дюйма ниже лобка. А, в общем, какая разница? Было бы от чего переживать. Она ведь не настоящая невеста.

Вокруг Ллойда раздавалось радостное жужжание будущих супругов и их гостей. Вся эта праздничная суета не могла не поднимать настроение, но у Ллойда на душе было так же тяжело, как у большинства членов палаты лордов во время обсуждения закона о запрете охоты на лис.

«Почему я не встретил другую женщину? Почему я сделал это предложение именно ей?» Он мог так изводить себя ещё долго. Невеселые думы прервал знакомый девичий голос:

– Мог бы все-таки принести букет. Как-никак свадьба.

Перед Ллойдом стояла красавица с гладко зачесанными назад белокурыми волосами, в бледно-лимонном платье-футляре и нежно голубых туфлях на высоком каблуке. Тонкую шейку обвивала белая атласная ленточка с хрустальной хризантемой на боку.

Дорогое платье и изысканные аксессуары дополняла безупречная осанка. Это был тот особенный штрих, который превращает женщину из разряженной куклы в «леди Совершенство».

Ллойду понадобились доли секунды, чтобы это увидеть и оценить.

– Подожди.

Он шагнул на клумбу, разбитую перед входом в регистрационный офис, и нарвал белых нарциссов.

– По-моему, в тон платья.

-Ты с ума сошел!- Пегги сделала страшные глаза. – А если бы тебя увидел полицейский?

-Но ведь не увидел…

Во время скучной церемонии оформления брака Ллойд был очень рассеян и иногда отвечал невпопад. Мысли его занимала рядом стоящая девушка, которая умудрилась удивить его дважды в

течение одних суток. Ллойду хотелось как следует её рассмотреть, но порядок требовал, чтобы он смотрел на чиновника, который задавал ему дурацкие вопросы насчет препятствий к браку.

Когда Ллойду удавалось исподволь взглянуть на «невесту», он не верил собственным глазам. Перед ним была тонкая и гибкая девушка-смычок, способная извлечь стоны любви даже из старого контрабаса.

 

-Итак, босс, работа сделана. Как насчёт моего гонорара? Вчера был, как я понимаю, аванс.

Она собиралась получить чек и уйти.

-Вы превосходно выполнили свою работу, мисс Маргарет.- Ллойд выдержал театральную паузу, чтобы оправится от замешательства. – И заслужили не только гонорар, но и специальный бонус.

-Что ещё за бонус?

-Если быть точным, мисс, то несколько бонусов,- смущённый «босс» импровизировал на ходу.- Первый бонус – праздничный ланч с начальником в самом лучшем ресторане Лондона. Лимузин уже ждёт у подъезда.

– Хорошо, я приму этот бонус. Но не вздумай ко мне клеиться, Джеф.

По дороге в Лондон, Ллойд заскочил в цветочный магазин и вышел оттуда с целой охапкой белых гладиолусов.

-Церемония ведь закончилась?- удивилась Пегги.

-Это от профсоюза брачных аферистов.

Ллойд старался сосредоточиться на дороге. Но это было не так просто. Салон машины был заполнен тонким ароматом дорогих

духов и волнующей аурой цветущей молодости и красоты. Сидящая рядом девушка была так хороша, что Ллойд, словно неловкий подросток, не знал, как к ней подступиться.

-Красивое платье,- наконец выдал он.- Александр Маккуин или Стелла Маккартни?

– Конечно, Стелла Маккартни.

«А Сара тащится от Маккуина», – некстати вспомнил новобрачный.

– Необычное сочетание: бледно-лимонное и голубое. У тебя есть личный стилист?

-Угу. Подруга – эскимоска.

-Та, что одолжила тебе дрэды? Слушай, а твой шикарный наряд не превратится в полдень в растаманскую рубашку и поношенные джинсы?

-Почему в полдень? В сказке говорится о полуночи.

-Значит, после полуночи у тебя снова вырастут на голове дрэды?

Пегги снисходительно усмехнулась:

-Не исключено.

 

Пегги предложила поехать в один из самых модных ресторанов. Ллойд не ожидал, что она знает о таком. И, как оказалось, не понаслышке. Когда они входили в зал, метрдотель приветливо с ней поздоровался. Ллойду предстояло сегодня ещё не раз удивиться.               Метрдотель проводил их за один из самых удобных столиков.

-Ты бывала здесь раньше?

-Да.

-С кем, если не секрет?

-Не секрет. С мужем.

-?!

-Бывшем мужем. Мы развелись год назад.

-Ай-я-я-й…Как же так?

-Не сошлись характерами.

Ллойд почувствовал себя задетым. Нелогично ревновать девушку, которую несколько лет назад сам выставил за дверь. Но мужская логика отдыхает при взгляде на молодую упругую грудь. Голос его приобрел нотки игривости с оттенком сальности:

-Выходит, ты теперь порядочная женщина с прошлым. Для мужчин это большой соблазн…

-Насколько я помню, тебя соблазняют старлетки,- поставила его на место Пегги.

-Ну вот, любезностями мы обменялись. Теперь можно заказать еду.

-Я буду ростбиф с кровью,- не глядя в меню, заявила девушка.

-Ты стала уважать традиции,- сьехидничал Ллойд.

-Не вижу в этом ничего плохого,- парировала мисс Маргарет – Я хочу хороший кусок мяса. Здесь его готовят классно.

– Тогда я из солидарности закажу яичницу с беконом.

Дама шутку не оценила и пропустила мимо ушей.

Ллойд почувствовал себя участником «свидания вслепую», сообразившим, что перепутал столик, но не находящим вежливого повода, чтобы смыться.

– У тебя изменился вкус. В прежние времена ты бы заказала пиццу и пять порций мороженого. Неужели ты разлюбила мороженое? Раньше ты была настоящей обжорой по части мороженого. Как-то раз ты умудрилась слопать…

-Не надо о прошлом,- нелюбезно оборвала «жениха» соседка по столику и поторопилась переменить тему:

– Ну что, теперь с твоей карьерой будет все в порядке?

-Не факт. Кто-то ищет повод сбросить меня с дистанции. Моя задача понять: кто? Возможно, тогда я выиграю. Есть вероятность, что мне ещё раз понадобится твоя помощь.- Ллойд осторожно заглянул в лицо собеседницы.- Наш Президент-любитель почудить. Он может, например, пригласить меня с «супругой» в Оперу или на вечер поэзии Джона Китса. Старый маразматик…

-Зачем ты так…Он не чудит,- неожиданно оживилась девушка.- Наоборот, это очень мудро. Светское мероприятие позволяет понять, насколько органично претендент вписывается в новый социальный круг. Топ-менеджер, который чувствует себя не в своей тарелке на светском мероприятии, способен завалить порученное дело.

«Однако! Где она такого нахваталась? Точно не у дедушки в деревне».

-Маргарет, а твой бывший муж случайно не младший брат мистера Рида?

-Нет. Но он играет с ним в гольф в одном из закрытых клубов.

А что?- Маргарет заговорила заносчиво.

Как всякий плебей, Ллойд остро реагировал на снобизм.

«Надо признать, муж научил её кое-чему. Сидит не сутулясь. Ведёт себя раскованно в дорогом ресторане. Умеет носить платье от известного кутюрье. Жаль только, что этот урод сделал из милой девочки кичливую гусыню».

-Невеста сегодня напряженная какая-то. Колючая… Скажи мне честно, зачем ты согласилась на моё предложение? Ты разодета как подруга русского олигарха. Что, решила приколоться от нечего делать?

Пегги заёрзала на стуле совсем как несколько лет назад.

– Джеф, ты не один такой меркантильный. Я согласилась из-за денег.

Ллойд с подозрением уставился на неё.

-Не надо на меня так смотреть. Денег всегда не хватает. Ты предложил сделку, я согласилась. Больше мне ничего не нужно.

Живи на здоровье со своей Сарой.

– При чём тут Сара?

Ллойд говорил слишком громко. Клиенты из-за соседних столиков

начали оглядываться.

-Джеф, здесь не принято устраивать семейных сцен,- сердито прошипела Маргарет, забыв о светской сдержанности.

Ллойду не пришло бы в голову повышать голос на Сару. Все недоразумения они решали по-взрослому, интуитивно определяя границы дозволенного. С Пегги они всегда ссорились бурно.

Начиналось всё, как правило, с наезда старшего «друга».

Но девчонка быстро научилась отвечать криком на крик и бранью на брань. Никто из сожителей не собирался уступать, поэтому первые секунды ссоры они орали друг на друга, захлёбываясь от эмоций. Конечно, это неприлично, но после таких ссор всегда так сладко мириться…

Ллойд поймал себя на том, что ему хочется выплеснуть накопившуюся досаду, а потом попросить прощения в виде поцелуя в хрупкий девичий загривок. Но увы! «Невеста» полна презрения и холодна как лед.

-Джеф, мне пора уходить,- «новобрачная» произнесла убийственную для его самолюбия фразу, пряча глаза.

Интонации в голосе девушки, однако, предательски обнажали скрытое сомнение в собственных намерениях.

Это походило на бегство.

Как опытный ловелас, Ллойд почуял, что ледяная броня дала трещину. Он внутренне подобрался. Девушку надо удержать на месте во что бы то ни стало. Они вели себя как настоящая, а не фиктивная супружеская пара. Ллойд понял, что Пегги это тоже заметила.

Необходимо было на время отступить от опасной темы.        Требовалась нетривиальная идея. И Джеффри Ллойд её нашел.

-А как же второй бонус, мисс?

-?!

– Я предлагаю прогулку по Темзе.

Пегги сделала скучную мину.

-На пиратском корабле.

– Какое отношение пиратский корабль имеет к Темзе?

-Вот и мне хочется узнать – какое?

На выходе из ресторана Ллойд вдруг притормозил и с грустью констатировал:

– Ты такого низкого мнения обо мне. Ты считаешь, что я жадный и эгоистичный. И по этой причине рвусь наверх. Это не совсем так. Да, мне нужны деньги. Как верно подмечено, их никогда не хватает. А я хочу построить самый лучший в Британии дом для одиноких стариков, бывших военных. Это моя тайная мечта. До сего дня я об этом никому не говорил. Ты – первая.

 

Бонус смахивал на авантюру.

Ллойд прочитал бесплатное объявление в Интернете, и оно его зацепило своей нелепостью. К тому же компания, предлагавшая аттракцион «Прогулка с Веселым Роджером», вызывала недоверие слишком низкими ценами. Но Джеффри Ллойд решил рискнуть, чтобы развеселить мисс Маргарет.

Команда на посудине, отдаленно напоминавшей пиратский фрегат, больше походила на сборище уголовников, чем на ряженых актеров.

Капитан «пиратов», чернявый малый с вороватыми глазами, говорил на ломаном английском. Ллойд с трудом разобрал его рассказ о предстоящей прогулке.

Остальные «пираты», такие же чернявые, лениво развалились на верхней палубе в шезлонгах.

Ллойда мало волновала программа поездки, ему важно было знать, могут ли они предложить приличное шампанское. Капитан сказал, что могут, но при этом он настороженно оглянулся назад.

Ллойд подумал, что это наверняка албанцы или румыны, и у них нет лицензии на продажу алкоголя. Стучать на них Ллойд не собирался. Он попросил остудить пару бутылок. Холодильник у «дельцов», слава богу, имелся.

Шампанское должно было снять напряжение с очаровательной мисс Маргарет. Не то чтобы он хотел её напоить…Так, слегка ослабить узду.

У Ллойда вертелись на языке вопросы, от ответов на которые девушка пока умело уклонялась. Тем не менее, выпускник престижной школы бизнеса верил в свои недюжинные способности переговорщика, и ещё на удачу.

Пегги не испугали сомнительные пираты. Она попросила капитана показать корабль. И всю дорогу беззаботно щебетала.

На верхней палубе внимание девушки привлекла старинная пушка.

-А она настоящая?

Капитан утвердительно кивнул.

-И она стреляет?

-Стреляет.

-Маргарет, я надеюсь, ты не собираешься с боем брать Парламент?

– Посмотрим,- Пегги загадочно сощурила пронзительно зелёные глаза.

Паруса развернулись с громкими хлопками и моментально надулись ветром. Снасти тоненько заскрипели. Пить шампанское под их аккомпанемент было очень романтично.

Пегги была довольна поездкой. Но ей не сиделось. Она то и дело вскакивала со своего места и о чём-то шушукалась с капитаном. Он всякий раз кивал, но в последнем случае задумался.

-Нас могут оштрафовать, мисс.

-Брось, Лука! Не парься! Я оплачу штраф.

-Что ты там собираешься оплачивать?- всполошился Ллойд.

-Так, безделица…- пьяненькие глазки мисс Маргарет озорно блеснули. – Я заказала салют.

-В честь чего?

-В честь сегодняшней свадьбы.

Здесь был явный подвох. Девушка с вызовом наблюдала за своим спутником. Тот не подкачал:

-Нет уж, позволь мне его оплатить.

-Ты согласен?

-Желание дамы – закон.

Он не верил в то, что ржавая доисторическая мортира способна на выстрел. Но чернявый капитан кликнул своих матросов, и они начали обстоятельно, со знанием дела готовить пушку к стрельбе. «Я понял. Она хочет упрятать меня в тюрьму».

В повседневный гул постиндустриального города скромно вписался хлопок старенькой пушки. Никто из горожан не обратил особого внимания на ещё один громкий звук.

После произведенного выстрела капитан Лука и его подельники

торопливо развернули корабль и бросились наутёк за пределы

Лондона.

Пегги, сбросив туфли, прыгала на носу корабля и радостно визжала. Ллойд присоединился к ней и по-разбойничьи засвистел.

Катер речной полиции, бросившийся за ними вдогонку, добавил

адреналина.

Формальности с полицией были решены довольно быстро.

Пушка стреляла холостым зарядом. Обошлось без жертв. «Пиратский» капитан умудрился убедить полицейских чиновников в том, что случайно сработала обыкновенная хлопушка китайского производства. Благодаря его сообразительности, ощущение настоящего приключения не было испорчено затянутым общением с блюстителями порядка.

Ллойд чувствовал себя обновлённым. В его груди несколько часов назад распахнулось окно, в которое стремительно врывались потоки свежего речного воздуха. Они выдували застоявшуюся внутри, прокисшую духоту. Лже-новобрачный наблюдал внутренним зрением, как его тело с каждой секундой наливается бодростью и молодой силой. Виновница этого сквозняка сладко спала, уронив голову на боковое стекло автомобильной дверцы.

Джеффери Ллойд смотрел на спящую девушку, и сердце его наполнялось нежностью. Ему было хорошо с ней, так же хорошо, как несколько лет назад. Они не стали чужими. Близость вернулась сама по себе, стоило им побыть вместе несколько часов. Но к этому добавилось очень опасное обстоятельство. Мисс Маргарет стала привлекательной и соблазнительной как никогда. Скрывать от самого себя жгучее желание расчетливый карьерист считал бесполезным. Но как об этом сказать девушке, с которой заключил сделку? Хотя она уже совсем взрослая и даже была замужем, она запросто обвинит его в сексуальных домогательствах. Если бы не эта чёртова сделка, он объяснил бы ей, что незапланированный дружеский секс между бывшими любовниками – нормальное дело.

-Пегги, проснись – Ллойд легонько тряхнул девушку за плечо. Она, не открывая глаз, недовольно пробурчала:

-Джеф, не будь свиньей. Дай поспать…

-Пегги, куда тебя везти? Где ты живешь?

Она что-то невнятно пробормотала, пытаясь снова заснуть.

-Пегги, просыпайся! Пора домой.

Вместо ответа прелестная барышня лягнула его по ноге.

-Ах, так! Тогда я еду к себе. И не вздумай потом говорить, что я тебя заманил туда.

Ллойд зашел в вестибюль своего подъезда с драгоценной ношей на руках.

Из-за конторки тут же выскочил консьерж, голубоглазый гигант по имени Фёдор.

-Мистер Ллойд, добрый вечер! Вам помочь?

-Привет, Фьёдор!- Ллойд старался произносить имя консьержа по-русски.- Не стоит беспокоиться. Эта ноша мне рук не оттягивает. Будь другом, поставь машину в гараж.

-О, кей!

Русский консьерж, заменивший собой африканца, был весьма расторопен и не приставал с лишними вопросами, как его предшественник.

Пока лифт поднимался, Ллойд пытался сообразить, чистое ли постельное белье лежит у него на кровати. Поскольку последние две ночи он по-холостяцки спал на кушетке, а рабочий день у домработницы Ванды был в пятницу, значит, бельё чистое. Ещё Ллойд думал о том, что не изменял Саре за последние годы ни разу. Мальчишник в прошлом мае не в счёт.

Поначалу Пегги показалась Ллойду лёгонькой как ребенок.

Но последние шаги до кровати стали серьёзным испытанием.

Дело в том, что Рич устроил спальню на чердачном этаже. Чтобы добраться до кровати, нужно было преодолеть пару десятков ступеней.

С трудом переводя дыхание, Ллойд, наконец, опустил свою ношу на черные шелковые простыни. Они у него считались парадными. С какой стати Ванда их застелила? Чёртова полька! Если Сара увидит эксклюзивное бельё, она будет задавать неудобные вопросы.

Злость моментально прошла, как только он взглянул на спящую гостью. Её прическа растрепалась, и волосы красивыми волнами разметались по подушке. Ллойд залюбовался чудесной картинкой.

Тонкая обнаженная шея так и напрашивалась на поцелуй. Собрав волю в кулак, Ллойд взялся за молнию и расстегнул платье. Красавица осталась в лифчике и трусиках. Глаза не выдержали сияния её наготы. Ллойд поскорее прикрыл девушку одеялом и спустился вниз.

Он был уверен, что не сможет заснуть. Сердце громко ухало в груди, разгорячённое грешными мечтами.

Можно было попробовать испытанное средство: ледяную ванну. А потом врубить спортивный канал. Так он и сделал.

Не досмотрев исход второго сета между Надалем и Федерером, Ллойд заснул.

 

 

     Понедельник, который уже наступил

 

Будильник зазвонил, как дисциплинированный клерк, вовремя. Ллойд дал себе еще несколько секунд, потом открыл глаза. Первое, что он увидел, было слово «понедельник», мигающее на экране дисплея вместе с датой и цифрами 7.00. А ещё на экране будильника была пометка «Совет директоров».

Срочно: душ, кофе, костюм с галстуком и флэшка с презентацией будущего топ-менеджера.

В 7.20 уже в костюме Ллойд бросил критический взгляд на родное гнездо. На кофейном столике он заметил что-то

лишнее. Это было недорогое обручальное кольцо и два выписанных его рукой чека…

Как капсула пневмопочты он взлетел на чердачный этаж. Кровать была аккуратно застелена. Ллойд глянул с чердака вниз. У него под ногами, в центре полупустой гостиной, меланхолично плавали экзотические рыбки. Аквариум был вмонтирован прямо в плиточный пол. Еще одна гениальная задумка Рича, чтобы разбавить «хай-тек» элементом живой природы. Мисс Маргарет исчезла…

 

Гай Престон был единственным парнем в секретариате президента компании. Остальные секретари были женщинами.

Это были холёные сучки, которые считали взгляд в спину продолжительностью более трех секунд сексуальным домогательством. Чтобы не тронуться умом, Гай периодически находил себе поручения за стенами хоум-офиса. Сегодня он появился в кабинете Ллойда в 9.05 утра.

– Привет, чувачок! Клёво мы с тобой бухнули в пятницу. У меня голова до сих пор трещит.

Гай, субтильный с виду, считал, что подростковый сленг позволяет ему выглядеть более брутально.

– Ну что, мошонка трясется от страха? – спросил он вместо приветствия и протянул руку.

Ллойд пожал его руку в ответ. Гай ойкнул как девушка.

-Что это за фигня у тебя на пальце?

– Обручальное кольцо моей жены,- Ллойд показал мизинец.

– Не понял…Ты что, женился?

-Да, чувак. Я женился.

О том, что «жена» сбежала от него, Ллойд трусливо умолчал.

-На ком, баранья задница?

-На самой красивой девушке Лондона…

-Круто! С тебя виски…Но только не сегодня. Надо дать печени прийти в себя. Вообще-то я к тебе с благой вестью. Вопрос о назначении нового директора по маркетингу переносится.

-То есть?..

-Прикинь: Джонсон заболел ветрянкой, заразился от своего ребенка. Говорят, он похож на трусы в горошек.- Гай захихикал.

Ллойду было не до смеха.

-Короче, чувак. Расслабься. Поезжай со своей молодой женой на Мальдивы.

-Куда?

-На Мальдивы, – Гай мечтательно закатил глаза.- Это райский уголок для молодоженов. Там можно трахаться без перебоев. Арендуешь бунгало на отдельном острове и вперед.

В 9.15 утра позвонила Сара.

-Милый, я приехала. Я из аэропорта сразу на работу. Что ты молчишь? Не дуйся! Я была на вечеринке, когда ты позвонил. Но я там была по делу. Трубку случайно, понимаешь, случайно взял Тео. Он работает моделью у дизайнера, сделавшего сенсацию на нынешней неделе моды. Представляешь, он не гей. Оказывается, среди мужчин-моделей это не такая уж редкость. Он студент архитектурного колледжа и так подрабатывает. Что случилось? Ты позвонил мне 21 раз.

-Сара, я женился…

-Что значит – женился?! На ком?

-Ты её знаешь. Это моя бывшая подружка, Маргарет Хейг.

В трубке недоуменно замолчали, потом из неё выплеснулось:

-Мудак!

Сара отключила телефон.

Ллойд сморщился. Он терпеть не мог, когда женщины грязно ругаются. «Могла бы и полегче послать на прощание. Мы все – таки прожили вместе больше пяти лет».

В 9.20 утра зашла его секретарша Пола.

-Мистер Ллойд, я принесла ваше расписание на понедельник.

-Пола, отмени, пожалуйста, все встречи и совещания. Это первое.

Второе: закажи для меня на сегодня два билета на Мальдивы и бунгало. Главное, чтобы это было единственное бунгало на острове. Я беру отпуск на три дня.

Пола посмотрела на своего босса как на безумного. Это был

первый отпуск за три года.

-Что-нибудь стряслось, мистер Ллойд?

-Да. Я женился.

-Поздравляю,- Пола растерянно заморгала густо накрашенными ресницами.

-Спасибо, Пола. Я всегда очень высоко ценил ваши деловые качества.- Это был первый комплимент за несколько лет.

Лицо секретарши покрылось пятнами. Она в панике схватилась за дверную ручку и поспешила исчезнуть.

Покинутый босс подошёл к окну или стеклянной стене (кому как больше нравится) и с высоты 21 этажа посмотрел на огромный многолюдный мегаполис.

«Теперь осталась самая ерунда: найти место пребывания законной супруги». Полу, к сожалению, в этой ситуации не привлечешь на помощь.

Идей было немного.

Джеффри Ллойд вернулся к длинному стильному рабочему столу, на котором, кроме жидко-кристаллического монитора, ничего не было. Компьютер принимал голосовые команды. Для начала он залез в популярную социальную сеть и отыскал страничку Маргарет Хейг.

Управляющему отделом крупной компании не составило особого труда взломать страницу в Твиттере. Он набрал в окошке «пароль» слово «пароль» и страница открылась. Краем сознания новобрачный одобрил выбор супруги. Всё-таки прикольнее, чем «123456».

«Я сегодня буду осматривать чемпиона породы! Всем привет! Ищите меня в клинике Беккета».

Администратор клиники, беспечный олух, даже не поинтересовался, кто он такой. Тут же пригласил практикантку к телефону.

-Пегги, это Джеф. Нам нужно срочно встретиться.

-Я не могу. У меня учебная практика.

-Постарайся вырваться.

-А что, собственно, случилось?

– Это не телефонный разговор. Возникли непредвиденные обстоятельства.

– Хм…Опять какие-нибудь грязные делишки, мистер Пока Ещё Не Директор? Ладно. В 11 часов будет перерыв. Подъезжай.

Стоянка перед клиникой Беккета была забита седанами и кроссоверами вперемежку с фургонами для перевозки лошадей. Со всех сторон раздавалось беспокойное ржание. Ллойду пришлось уступать дорогу породистым жеребцам, которые явно никуда не спешили.

В клинике фиктивный супруг не застал фиктивной второй половины. Однокурсницы сказали, что к Пегги приехал знакомый, и они пошли прогуляться по парку.

Ллойд скоро их нагнал.

Молодые люди шли, тесно обнявшись. Широкая пятерня парня по-хозяйски лежала на ягодицах Пегги. Большим пальцем он зацепился за пояс её джинсов с сильно заниженной талией. «Ещё немного – и этот паскудник засунет свой палец ей в анус»- разъяренно подумал Ллойд. Вслух он беззаботно позвал:

– Пегги!

Главное сейчас было не спугнуть голубков.

Пегги повернулась, увидев Ллойда, она состроила недовольную мину и… отпрянула от приятеля в сторону.

Её знакомый оказался внушительных размеров: больше 6 футов. Широкие плечи, накачанный торс, а лицо – как у младенца, круглощекое и губастое. Обут парень был в сапоги для верховой езды и краги. Из-за голенища эффектно выглядывал кончик хлыста. Рост конкурента Ллойда немного смутил, но лицо «губошлёпа» его развеселило и поэтому рассеяло ненужное напряжение.

Высокий парень не понял, чему так радуется нарисовавшийся кадр.

-Привет, дорогая!- игнорируя переростка, произнес Ллойд.

-Тебе чего, папаша?- пробасил приятель Пегги

-Извини, забыл представиться. Джеффри Ллойд, муж этой молодой

особы.

-Так ты и есть тот долбаный козёл?

-Не понял…- в голосе Ллойда зазвенел металл.

-Вали отсюда, жертва глобализма.

-А ты, надо полагать, антиглобалист.

Пегги решила вмешаться, хотя особого беспокойства по поводу возникшей перебранки не проявляла:

-Эндрю, полегче на поворотах.

Ллойд осмотрительно проигнорировал брошенный вызов. Ещё не время было пускать в ход кулаки.

-Пегги, нам нужно поговорить.

-Говори. У меня от Эндрю секретов нет.

По выражению глаз и позе Ллойд понял, что она не уступит.

-Нет, милая. Я не могу говорить об этом при посторонних. Это слишком интимное…

-Что, Сара надавала тебе пощёчин? Она требует, чтобы ты срочно

развёлся?

-Ты никакой не муж. Ваш брак – фикция, – решил заявить о своей осведомленности Эндрю.- Вали отсюда, череп. Она не хочет ничего о тебе знать.

-Пегги, где ты откопала это сокровище?

В глазах Эндрю появился холодный блеск. Он презрительно смерил 5 футов 89 дюймов роста Ллойда и демонстративно

начал разминать правый кулак.

-Эндрю, она дурачит тебя как лоха. Наш брак – не фикция. Хочешь, я скажу, какая у неё татуировка внизу живота?

Глаза Эндрю стали наливаться нехорошей краснотой. Кулаки сжались, превратившись в две сорокафунтовые гири.

Ллойду надо было, чтобы этот забияка обязательно ударил первым.

-Я тебя урою, говнюк!- заревел Эндрю, широко замахиваясь правой рукой.

Ллойд легко, как кузнечик, ушёл от его сильного, но бесполезного удара. Он ответил стремительно и резко – в солнечное сплетение. Грязный уличный приём. Но кто сказал, что это дуэль благородных джентльменов?

Эндрю замер на месте, потеряв способность дышать. Следующий удар прямо в подбородок не оставил ему никаких шансов. Всем своим могучим весом он рухнул на газон.

Пегги закричала:

– А-а-а!!! Ты убил его!

– Ещё чего!- хмыкнул Ллойд.- Я его просто на время отключил, чтобы не мешал разговаривать.

Он тяжело дышал. Кисть от удара в чужую челюсть саднила. Все – таки 37 лет это не 20…

-У нас мало времени. Через два с половиной часа улетает наш самолет на Мальдивы.

У Маргарет Хейг кончик носа побелел от возмущения.

-Ты сказал «у нас»?.. Я никуда с тобой не полечу.

-Тогда объясни, зачем ты согласилась на мое предложение? Ты ведь вернула чеки.

-Я просто пожалела тебя. Ты был похож на избалованного ребенка, у которого отнимают любимую игрушку.

-А я думаю по-другому. Ты все ещё без ума от меня.

-Что!! Как тебе такое только в голову пришло? Да ничуточки я не влюблена.

Пегги говорила как плохая актриса, не очень убедительно.

Она вдруг начала истерично звать на помощь. На её зов тут же откликнулась пара пожилых «божьих одуванчиков».

-Что случилось?- закудахтали старички. Такое впечатление, будто они поджидали в кустах.

Супруги подошли к бездыханному телу Эндрю и одновременно ахнули. Ллойд, опередив Пегги, застрочил, словно автомат в руках новобранца:

-У парня, кажется, приступ эпилепсии. Моя жена очень испугалась. Я вызвал скорую помощь, но мы не можем ждать: у нас самолет улетает через два часа. Мы только вчера поженились.   Едем на Мальдивы на медовый месяц. Вы не могли бы побыть с беднягой некоторое время?

Пожилые супруги заулыбались и дружно закивали головами.

-Конечно, конечно. Поезжайте. Медовый месяц пропускать обидно. Мы справимся. Я знаю, как ухаживать за такими больными. Наш старший племянник страдает эпилепсией,- старушка наклонилась к Эндрю. – Бедный мальчик! Несчастный, беззащитный лосёнок!

Пожилая дама уверенным движением повернула голову «несчастного лосёнка» набок и, обратившись к Ллойду, окинула его откровенным раздевающим взглядом.

– Вы не могли бы снять пиджак, молодой человек. Нужно положить под голову что-то мягкое, – вкрадчиво попросила она.

Ллойд безоговорочно стянул с себя костюмный пиджак стоимостью вполовину собственной месячной зарплаты.

– Да, пожалуйста. Это должно помочь ему прийти в себя.

– Здесь недалеко ветеринарная клиника, – добавил он на прощание.- Если что, зовите на помощь. Не переживай, дорогая. Он обязательно поправится. Какая ты у меня впечатлительная!

Ллойд, не переставая говорить, тащил Пегги в сторону автомобильной стоянки. Она упорно пыталась вырваться и с чувством повторяла:

-Бездушный карьерист! Бандит…

Наступил критический момент. Ллойду необходимо было без лишнего шума усадить её в машину.

-Пегги, знаешь, почему Эндрю потерял сознание? Я сказал ему, что ты бреешь ноги.

Пегги опешила. Потом у неё задрожали губы, и она расстроено пролепетала:

-Какой же ты, мерзавец! Говорить о таком вслух…

-Не плачь, дорогая! У меня тоже волосатые ноги. Я же так не убиваюсь!

-Значит, ты знал, что я пользуюсь бритвой?

-Конечно! Я никогда не говорил тебе об этом, чтобы не расстраивать. Я обзывал тебя «ёжиком». Помнишь?

-У тебя ничего не получится. Ты не сможешь силой посадить меня в самолёт.

-Почему ты решила, что я буду действовать силой?

Ллойд благополучно выехал со стоянки и направился в аэропорт.

-Только представь: мы три дня будем жить в бунгало на берегу океана и целый день заниматься любовью.

– С тобой – никогда!

-Хорошо! Я буду заниматься любовью с дельфинами в море, а ты будешь радоваться за меня на берегу.

Оставив, наконец, дурашливый тон, Ллойд серьезно добавил:

-Пойми, мы теперь с тобой муж и жена. Согласен! Мы поженились не лучшим образом. У меня были проблемы на работе. Я был не в себе. Да, я карьерист…Прости меня! Я всё исправлю. То, что мы встретились в Сохо – это судьба.

У стойки регистрации Пегги неожиданно заявила сотруднице

аэропорта:

-Скорее позовите полицию. Этот мужчина – опасный террорист.

Регистраторша потеряла дар речи.

Ллойд осклабился:

– Ну что вы, мисс! Моя жена шутит. Мы просто немного повздорили.

-Он опасен,- настаивала Пегги.

Окружающие начали коситься в их сторону.

– Господа!- громко воззвал к залу Ллойд.- Мы только вчера поженились. Поздравьте нас, пожалуйста.

Не дожидаясь ответа от недоумевающих прохожих, он сунул регистраторше билеты и прильнул к губам Пегги.

За этот поцелуй, при другом раскладе, он мог бы получить премию «Оскар». Все женщины вокруг с восхищением охнули.

Ллойд не выпускал Пегги из объятий, пока у неё не подкосились ноги. Тогда он отпрянул и, не переводя дыхания, спросил регистраторшу:

– Я могу взять билеты?

Девица стояла, приоткрыв сочный, соблазнительный рот. Ллойд забрал документы и на бис не менее чувственно поцеловал и её. От приятного занятия его в буквальном смысле оторвали ревнивые женские руки. У Пегги было не на шутку злое лицо.

-Обещаю, что больше никого, кроме тебя, целовать не буду, если ты будешь паинькой и спокойно сядешь в самолёт.

-Ненавижу…

-Вот и договорились.

В первом классе самолета Пегги поскорей уселась в кресло и отвернулась к окну.

Ллойд внимательно осмотрел салон. Кроме них, здесь ещё присутствовал какой-то нервный господин, судорожно вцепившийся в свой кейс из крокодиловой кожи.

В салон вплыла стюардесса, похожая на диву с обложки журнала мод. Она лучезарно улыбнулась Ллойду. Тот не менее лучезарно улыбнулся в ответ и, взяв её под локоток, отвел в сторону. Несколько секунд он что-то горячо шептал ей прямо в ушко и при этом обнимал за талию. Стюардесса пыталась возражать, но, в конце концов, сдалась. Её высокая грудь начала учащенно вздыматься.

-Ну, хорошо, я попробую.

Если бы Пегги повернулась, она увидела бы любопытную сцену.

Стюардесса подошла к третьему пассажиру и, наклонившись, что-то тихо сказала ему. Мужчина покорно встал и вышел из салона.

-Наконец-то мы одни,- тоном рокового соблазнителя произнес Ллойд.- Детка, глянь, сколько здесь мягких, широких кресел. Выбирай любое и поскорее садись ко мне на колени.

– Гамадрил…

Чувственное возбуждение в глазах Ллойда померкло. Он некоторое время просидел на подлокотнике кресла, потом поднялся и, засунув руки в карманы, вышел вон.

На табло загорелась надпись «пристегните ремни».

Пегги послушно пристегнулась и приготовилась к взлету.

Ллойд не появлялся.

Самолет могучим рывком оторвался от взлетной полосы и стал набирать высоту.

Сначала Пегги с досадой подумала: «Ну, где его носит?». После того, как лайнер набрал высоту, и табло погасло, она усмехнулась:

«Он что, выбросился из самолета?». Через полчаса она начала себя ругать: «Наверное, я перегнула палку. Зачем я сказала ему про гамадрила?»

Стюардесса вкатила в салон сервировочный столик с обедом.

– Суп из черепахи, спаржа с телятиной, черная икра. А это подарок от нашей авиакомпании: «Дом Периньон» и цветы. Поздравляем с законным браком!

– Простите мисс, а вы не видели …э-э-э,- Пегги запнулась.

– Вашего мужа, – помогла ей стюардесса.- Он просил не говорить, где он. Он готовит вам сюрприз. Он у вас такой душка. Такой классный…

– Он в самолете?

– Разумеется. Вы его надолго не выпускайте из виду.

Стюардесса лукаво улыбнулась.

Пегги ни к чему не притронулась. Она вертелась в кресле и поминутно оглядывалась на вход. И всё равно она пропустила момент, когда появился Ллойд.

Пегги обернулась в очередной раз.

Ллойд стоял на одном колене рядом с её креслом. Вид у него был довольно глупый.

– Где ты был?

– На репетиции.

– Не валяй дурака, Джеф!

– Я репетировал предложение руки и сердца одной симпатичной недотроге.

– Со стюардессами?

– Ну да! Девчонки они бывалые. Подсказали, как это нужно делать.

Ты позволишь мне начать?

Не дождавшись ответа, Ллойд нарочито громко откашлялся и торжественно произнес:

– Дорогая Маргарет! Выходи за меня и пройди со мной по жизни

и в горе и в радости, пока смерть не разлучит нас.

Он протянул ей бархатную коробочку.

– Что это?- недоверчиво глянула на коробочку Пегги.

– Открой и увидишь…

– Где ты взял это кольцо?

– Украл.

– Не паясничай!

– Я его купил. На борту любого приличного лайнера, летящего на Мальдивы, есть бутик «Chopard».

– Опять врёшь…

– Это мой секрет. Примерь.

Кольцо было восхитительно и сверкало россыпью бриллиантов. Пегги вертела его в разные стороны, любуясь игрой света. Подавив вздох, она вернула его Ллойду.

– Ты отказываешься?.. Но почему?!

– Ты не сказал самого главного, Джеф. Странно, что стюардессы, бывалые девчонки, тебе не подсказали.

– Что же я забыл? Постой… Про венчание на берегу океана я тебе

говорил? Помнишь, несколько лет назад ты мечтала о свадебной церемонии на берегу океана? И чтобы священник был обязательно чернокожим. Всё так и будет.

– Не то, Джеф…

– Проблема в платье?.. Ланче?..

Пегги с грустью смотрела ему в глаза.

– Это нужно обязательно сказать вслух?

– Да, Джеф, это очень важно сказать вслух. Ты мне этого ни разу не говорил.

– Неужели?! Вот засранец! Ну, хорошо… Я люблю тебя…

– Я тебе не верю!

– Пегги, это уже слишком!- Ллойд поднялся с колена и непроизвольно отряхнул брюки.- Я чуть ли не писаю кипятком ради тебя…Хорошо! Я открою тебе страшную тайну. Все эти годы я помнил о тебе. А накануне нашей встречи ты мне даже приснилась. Ты и твой дед стояли у фонтана и ждали меня.

– Правда?- глаза девушки увлажнились.- Ты не представляешь, как это важно.

Пегги вскочила с места и с прежним пылом кинулась на шею любимого мужчины, повиснув на нем как обезьянка.

– А тебя не смущает, что сегодня понедельник?- подхватив невесту снизу за маленькие упругие ягодицы, спросил Ллойд.

– Нет, нисколько.

– Не люблю понедельники. Говорят, что это несчастливый день.

Я никогда раньше не начинал никаких дел по понедельникам.

– Зря! С понедельника начинается новая неделя. Совсем неплохо начать новую жизнь в понедельник. Как будто с чистого листа.

 

 

 

 

 

 

 

ЭПИЛОГ

 

 

 

Новобрачной не спалось. Последние дни были такими напряженными и нервными, что организм забыл о том, что можно расслабиться. Кто сказал, что свадьба – это праздник? Это тяжёлый труд сродни работе кассира из закусочной «Макдональдс».

В аэропорту столицы Мальдив Мале они пересели на катер. Оба едва держались на ногах после бурного секс-марафона в туалетной кабинке самолета. Джеф с помощью стюардессы выжил из салона первого класса единственного, кроме них с Маргарет, пассажира. Но в салоне авиалайнера заниматься любовью постеснялся. Он предложил уединиться в более укромном местечке. Невеста была согласна на всё, даже на анальный секс.

Сверкающий белизной катер за полчаса доставил влюбленных

на остров умопомрачительной красоты.

Бунгало стоял на сваях прямо над бирюзовой водой. Вокруг стелился серебристый, нежно скользящий под ступнями песок и благоухала сочная тропическая зелень.

Только океан и они.

Темнокожий священник опоздал на церемонию венчания на два часа, так как сезон свадеб был в самом разгаре.

У невесты под сумасшедшим южным солнцем обгорели плечи и нос. Но была и хорошая новость. Заказанное вслепую подвенечное платье пришлось впору.

Жених оказался на высоте. Он произнёс клятву в стихах, сочиненных самостоятельно. Невеста от изумления позабыла свой текст, и поэтому произносила клятву под диктовку священника. Поскольку тот говорил на английском с ужасным акцентом, клятва получилась немного невнятной. Новобрачный деликатно сделал вид, что не обиделся.

В остальном всё было как обычно. Арка из экзотических цветов. Свадебный ужин в беседке на берегу океана. Огромное сердце на брачной кровати, выложенное из лепестков ярко-красных роз.

 

Молодая женщина посмотрела на свои предплечья со следами

синяков и дотронулась до вспухших от засосов губ. «Можно подумать, что подруга Сара не давала ему несколько месяцев подряд. Дорвался до тела, бедняга!» Эти не слишком лестные слова относились к новобрачному, который сладко спал, раскинув своё мускулистое тело на ширину всей кровати.

Этот голый самец был героем её девичьих грез. И вот цель достигнута.

Дело не в том, что она разочарована. Это скорее пресловутое чувство опустошения, которое испытываешь, достигнув долго, слишком долго ожидаемой цели.

С разумной точки зрения, она давно должна была его возненавидеть.

Зачем она согласилась сесть в его шикарную машину? Всё просто. Он был живым воплощением «рыцаря-спасителя».

Вернее, в первую минуту знакомства Джеф был всего лишь проголодавшимся водителем, который случайно остановился около ресторана «У Люка».

«Рыцаря» привлекли божественные запахи. Ещё бы! Мистер Люк готовил на славу, особенно итальянскую пасту с морепродуктами. А она работала в ресторане официанткой. Точнее, подрабатывала. Ей было почти 16 лет. Чтобы выглядеть постарше, Пегги подкрашивала глаза и губы, прячась в дамском туалете

Школьница может работать не более 2-х часов подряд. Но в пятницу был большой наплыв посетителей, и её попросили ещё немного поработать. Смена закончилась позже, чем обычно.

Как правило, её подвозил домой дедушка. Но в тот день у него подскочило давление, и он не смог приехать за внучкой.

Тратить заработанные деньги на дорогущее такси ей очень не хотелось.

И тут появился Он.

Его холёный вид и столичный говор располагали, более того – вызывали восхищение. Она объяснила ему, что свободных столиков, к сожалению, нет. Зато в соседней деревне есть неплохой паб с традиционной английской кухней. В ответ на любезность столичный житель предложил подвезти.

Конечно, она сама виновата. Нечего было терять голову, даже если незнакомый мужчина похож как две капли воды на голливудского красавца. Из-за начавшейся грозы им пришлось припарковаться.

Дождь лил сплошной стеной. Он, как будто нарочно, укрывал их от посторонних глаз.

И зачем она ляпнула ему про голливудского актера прошлого столетия Пола Ньюмена? Хотя комплимент ему явно польстил.

Новый знакомый решил доказать, что он простой парень, а не киношный красавчик, и снял бейсболку. Его голова оказалась безобразно лысой. Отвращение и разочарование молоденькой официантки были такими явными, что попутчик не на шутку расстроился. Ей захотелось его утешить. И она неосторожно положила руку на его колено…

Незачем закатывать глаза.

К брутальной лысине, как оказалось, можно привыкнуть.

Случайный знакомый был деликатен и нежен с ней. Она не сказала ему, что она девственница. А он этого не понял, так как её девственная плева была очень эластичной. Боли она никакой не почувствовала. Но и ничего особенно приятного не ощутила. Так, немного стыдно и неловко от того, что тебя раздевает чужой взрослый мужчина.

Неглупая от рождения девочка сразу поняла, что не стоит настаивать на продолжении отношений. Новый знакомый сам попросил у неё номер телефона.

Это что-нибудь да значило.

От пережитой метаморфозы грудную клетку распирало чувство ликования. Ужасно, что некому рассказать о том, что она стала женщиной. Дедушка не в счёт. Заранее ясно, что эта новость его не обрадует. Зато теперь у неё есть своя личная тайна и любовник, который обещал позвонить.

Дни шли унылой чередой, складывались в недели и месяцы. Пегги убедила себя в том, что Джеф потерял её телефон и только поэтому не звонит. Как же сильно ей хотелось исправить ситуацию и повторить ему номер своего телефона!

Раз он не может с ней связаться, нужно самой поехать в Лондон и найти его. Как? Это неважно. Главное – туда попасть.

Все последующие месяцы Пегги лелеяла мечту о будущей поездке и встрече с любимым.

Как-то, перебирая ящик с нижним бельем, она наткнулась на старые, застиранные трусики – и обомлела. Это были трусики, которые она надевала во время «критических дней». Пегги не смогла вспомнить, когда делала это в последний раз.

Однажды в школьном туалете она подслушала разговор старшеклассниц.

– Смотри, не давай ему без резинки. Усекла? А то залетишь.

Что такое «резинка», она знала ещё с 5 класса.

В лагере скаутов её вместе с толстощекой девчонкой из параллельного отряда просветила бойкая 12-летняя деваха по имени Эмми.

– Если скинетесь по 50 пенсов, покажу одну прикольную штуку,- по-деловому начала разговор Эмми и, не увидев энтузиазма на лицах своих товарок, добавила.- Этой фиговиной пользуются взрослые дядьки, когда занимаются сексом. Мне старшая сестра рассказывала.

Запретное и пугающее слово «секс» заворожило обеих пятиклассниц.

Эмми вытащила из кармана яркий целлофановый пакетик и надорвала его. На свет божий вывалилось нечто бесцветное и вялое.

–   Ну и что? – возмутилась толстушка, заподозрив надувательство.- Я такие резинки видела в кабинете стоматолога.

–   Дурёха! У стоматолога перчатки из такой резины. А это вот чего.

Эмми нахально вырвала надкушенный банан из рук вечно что-то жующей толстушки. Ловко натянула на него резинку и продемонстрировала презерватив в его прикладном качестве.

Хозяйку банана стошнило.

Пегги сдержалась, но она до сих пор испытывает легкое отвращение к безобидному фрукту.

«Неужели я залетела?»- с ужасом подумала девушка.

Так это или нет, ей сможет разъяснить только врач.

К счастью, дедушка время от времени говорит ей о необходимости посетить гинеколога. «С определенного возраста это должна делать каждая разумная девушка», – повторяет он как заклинание.

Прежде Пегги отнекивалась, ссылаясь на то, что ей еще рано думать об этом. А теперь, как видно, поздно.

Она сильно расстроилась, когда узнала, что её будет осматривать мужчина-гинеколог. Она и так стеснялась предстоящего осмотра, а тут ещё… По наивности ей не приходило в голову, что врач – это существо без пола. Хотя почему же без пола? Куда же девается его пол во время осмотра?

Суровый на вид гинеколог окинул её недружелюбным взглядом и принялся за дело без ненужной деликатности.

– Половую жизнь ведёте, мисс Хейг?- бесцеремонно раздвигая нежную плоть, спросил врач.

– Да.

– Регулярно?

– Один раз.

– Когда была последняя менструация?

– Не помню.

Врач резким движением сдёрнул с рук резиновые перчатки, нервно швырнул их в мусорную корзину и уткнулся носом в компьютер. О его возмущении также красноречиво свидетельствовали ушные раковины. Они становились от каждой новой строчки в медицинской карте краснее.

Про первое знакомство с гинекологическим креслом Пегги не любит вспоминать. Она едва не свалилась на пол, слезая с него.

– Вам необходимо сделать УЗИ, мисс Хейг. Перед процедурой выпейте 2 литра воды. Пока осмотр не закончится, в туалет ни ногой. Знаю, это нелегко, но придётся потерпеть.

Под конец приёма гинеколог попросил пациентку встать на весы.

– Ваш вес, мисс, чуть больше 21 фунта (примерно 49 кг.), а рост – 5 футов и 6 дюймов (171 см).

– Я беременна?- решилась, наконец, озвучить свои подозрения девушка.

– Причём тут беременность?- изумился гинеколог.- У вас, голубушка, нехватка жировой ткани. Это привело к аменорее. Если вы не выбросите из своей легкомысленной головы бредни по поводу привлекательности худобы и не начнёте нормально питаться, менструации вообще прекратятся.

Пегги почувствовала невероятное облегчение. Как будто с плеч сняли мешок с мокрым песком. Мир начал приобретать знакомые и приветливые очертания. Даже у гинеколога обнаружилось подобие человеческого шарма. Хотя его глаза по-прежнему мерцали тускло, словно зрачки давно пойманной рыбы.

Жизнь начала возвращаться в привычные рамки. Настало время спокойно оценить всё, что случилось за последние несколько месяцев. «Терпеть столько унижений только ради того, чтобы существо мужского пола несколько минут потыкалось у тебя между ног? Этому больше не бывать. Никогда!»

 

Пегги Хейг мечтала после школы заняться лечением лошадей. Ни морских свинок, не попугайчиков, а благородных и прекрасных созданий, участниц знаменитых дерби.

Она изучала болезни ног скаковых лошадей, сидя на диване в дальнем углу гостиной. «Энциклопедический словарь ветеринара», который она отыскала в Google, был для неё самым увлекательным чтением.

Как жаль, что она не учится в частной школе «Dulwich College». Эта школа даёт хороший трамплин для её будущей профессии. Девушка мечтательно вздохнула и представила, как входит в одну из лучших конюшен Англии, расположенную на территории знаменитого колледжа. Её мечтания нарушил голос деда.

Дедушка говорил непривычно торопливо и заискивающе. Он обращался к молодому мужчине, который явно слушал его в пол уха и был чем-то сильно недоволен. Спортивный торс незнакомца обтягивала дорогая фирменная майка-поло. Половину лица закрывала бейсболка. Руки были глубоко засунуты в карманы слаксов, но на предплечье была хорошо видна татуировка морского пехотинца.

Пегги сразу узнала лаконичную, неброскую татуировку. В дедушкиной гостиной расхаживал её случайный любовник, который не давал о себе знать больше года.

В черепной коробке провинциальной мечтательницы произошел нейронный взрыв. Ударная волна мгновенно прошла по всему телу, скрутив в жгут кишечник и обездвижив конечности. Девушка ощутила сладкую боль внизу живота. Впервые в жизни она познала силу сладострастия. Оглушительное, жгучее желание не поддавалось контролю. С губ сорвался слабый стон.

К счастью, неприличный звук никто не услышал. Дедушка трещал как сорока и не давал гостю опомниться. А гость искал глазами выход.

Пегги почувствовала себя набедокурившей малолеткой. И ещё – отупевшей коровой. Она тысячу раз прокручивала в голове свою «случайную встречу с ним». Что и как она ему скажет. Спокойно. Холодно. Равнодушно. И вот властитель её грез здесь. А ей хочется только одного – провалиться сквозь землю.

Дед, наконец, вспомнил о существовании внучки.

У машины мистера Ллойда разбита фара.

(Сколько шума из-за жалкой ерунды.)

Срочно требуется помощь автослесаря. Но в деревне нет автомастерской.

Подумаешь! Зато есть Гарри-Умелые руки. Она с удовольствием сбегает за ним. На свежем воздухе будет легче собраться с мыслями. И буря в паху уляжется. Может быть…

Гарри выронил из рук джостик, когда красотка Пегги Хейг словно на метле влетела в его дом. Он от неожиданности захлопал несуразно длинными и слишком густыми для мужчины ресницами. Одет Гарри был по-домашнему просто – в ярко-красные боксеры с портретом человека-паука на причинном месте. Дотянуться до джинсов он не посмел.

– Что ты можешь сделать для любимой девушки?- с ходу спросила девушка-ракета и посмотрела на хозяина дома в упор.

– Всё, – не раздумывая, ответил Гарри.

– Даже разбабахать битой свой супер-компьютер?

Вместо ответа парень обречённо взял в руки бейсбольную биту, которая, неизвестно почему, валялась на журнальном столике вместе с остатками пиццы.

– Я пошутила,- спохватилась Пегги и тихо добавила.- Дурачок.

– Нужно разобрать одну дорогую тачку. А через сутки (не раньше!) её собрать. Справишься?

– Легко.

– Ну, тогда по рукам. – Пегги тряхнула белокурыми прядями и кокетливо заправила одну за ухо. Гарри перестал дышать.

В качестве поощрения гостья щелкнула онемевшего сообщника по носу.

Ну что же! Несколько часов у неё точно есть для того, чтобы поговорить по душам с…(как его назвал дед?)… мистером Ллойдом?

Ллойд… Офигеть, до чего солидно звучит.

 

 

Не было никакого «коварного» плана. Да, она хотела, чтобы Джеф задержался у них в доме, и подговорила Гарри разобрать «Ягуар». Это была вынужденная мера. Мистер Ллойд нервничал и мечтал поскорее смыться.

Ей с большим трудом удалось остаться с любимым наедине. Престарелые кокетки путались под ногами. Каждой местной матроне не терпелось произвести впечатление на молодого лондонца. Пришлось действовать решительно.

Юная провинциалка жаждала объясниться с бывшим любовником. Но ни о каком судебном разбирательстве она всерьез и не думала. И женить его на себе пригрозила в шутку. А он принял всё за чистую монету(вот глупый!).

Господа! Прошу обратить внимание. Мысль о побеге произнес вслух осмотрительный мистер Ментор. А не она.

Поначалу мистер Ллойд держался несколько заносчиво.

Гарри припечатал к нему нелестный ярлык – «мужик на понтах». Так и есть, но потом… У неё до сих пор щемит сердце при воспоминании о том, как жестко и смело Джеф пообещал разобраться с её обидчиками. Пожалуй, он и в драку бы из-за неё полез…

Обида мгновенно улетучилась. Пегги простила своего «принца» за то, что тот при встрече не узнал её.

После его задиристых обещаний в животе сделалось холодно и сладко. Как от трех порций сливочного мороженого.

Джеф не был бессердечным эгоистом. Гарри ошибся.

Самоуверенный лондонец напомнил ей, когда она, упиваясь чувством свободы, жадно глотала глазами проносящиеся мимо «Ягуара» указатели «на Лондон», что нужно связаться с дедушкой.

Как она могла забыть о нем?

Эйфория от удачного побега из дома на время лишила её совести.

«Приняли в частную школу. Мистер Ллойд согласился туда подвезти. Думает, ты в курсе. Не злись. Со мной всё о. к. ».

Это была лицемерная, но спасительная эсэмэска. Без неё дед точно бросился бы вдогонку.

Мысли о брошенном дедушке разрывали грудь. Из-за любовника она сделала больно самому близкому на земле человеку. Простит ли он неблагодарную внучку?

Джеф словно подслушал её терзания.

«Твоё сообщение наверняка огорчит старину Хейга. Возможно, он даже поссорится с тобой. Но это не навсегда. Потом он всё обдумает и успокоится. Иногда нам приходится поступать жестоко с близкими людьми». Его слова были полны горьковатой на вкус житейской мудростью.

« Не забудь, Маргарет, попросить у деда прощения. Вот я, например, не успел это сделать. В 16 лет я тоже убежал от своего старика. Я дал о себе знать только после окончания университета. До этого писал ему письма и рвал. Поумнел, когда получил диплом. Но было поздно. Некому больше похвастаться своими успехами. Ты плачешь? Не надо, Маргарет. Всё наладится».

Ей было так одиноко в большом и чужом городе. На выходные все ученики частной школы разъезжались по домам. Ей не к кому было идти, кроме него. Лучше бы она этого не делала.

В школе он вдохновенно врал о том, что она его дальняя родственница. Его спросили о том, будет ли он забирать её на выходные или наймет тьютора. Конечно же, он заявил,

что подыщет тьютора. Но пока тьютора не было, она оставалась в его доме.

Они провели вместе несколько упоительных дней. Прогулки по Лондону и поездки в пригороды, ужин в итальянской пиццерии…

Джеф, наконец, доверился ей и рассказал о себе. Оказывается, в юности он бродяжничал. Чтобы не умереть с голоду, воровал в супермаркетах.

«В большом городе прокормиться не проблема. Заходишь в большущий магазин, желательно гипермаркет, в котором толпа покупателей. Берешь тележку. Кидаешь в неё все подряд. Для отвода глаз. И начинаешь незаметно метать еду в рот. Потом оставляешь тележку где-нибудь в углу и выходишь, сытый и безнаказанный». «И тебя ни разу не поймала охрана? Кругом же камеры». «Я попался случайно. Подхватил какую-то заразу. Сильно подскочила температура – и я отключился. Меня нашли в магазине между полками с хлебом. Отправили сначала в больницу. Я долго болел. Потом был интернат для трудных подростков. После интерната я подписался на службу в армию. Служил во флоте. Даже медаль схлопотал! Там же и лысеть начал. Бедные белокурые кудряшки! Да-да. Я был кудрявым, как игрушечный пупсик. Но служба в армии это такая штука… Короче, она избавила меня от идиотских завитушек на затылке и от других завихрений в башке. Об этом я точно не жалею. Потом я поступил в университет. Я ведь в школе неплохо учился. В конце концов, своевольный бродяга стал уважаемым человеком».

Джеф невесело ухмыльнулся.

Она почувствовала разлившуюся в груди гордость, и жалость, и безмерную нежность. Поздно вечером, лежа в постели, Пегги не могла сдерживать этот поток чувств и зашла к « потрёпанному жизнью принцу» в спальню. Она отдалась ему, такому мужественному и несчастному, без колебаний.

Кто сможет ей объяснить, почему после всего этого «принц» так предательски обошелся с ней? «Иногда нам приходится поступать жестоко с близкими…» Это неправильно. Близких нужно беречь.

В одну из пятниц девушка вернулась из школы и не застала сожителя. Она терпеливо поджидала его, коротая время у телевизора. Но школьница очень сильно устала за прошедшую учебную неделю и заснула. Утром её разбудил игривый женский смех.

Они сидели на кухне полураздетые и кормили друг друга виноградом.

Пегги показалось, что кто-то нанес ей колющий удар между лопаток. Боль и жар прилили к голове. Ей хотелось унестись отсюда в другую вселенную. Но вместо этого она открыла дверь в кухню.

Словно другая девушка, а не она, брала с тарелки блинчики, засовывала их себе в рот, нахально наливала в чашку кофе, не обращая внимания на немую сцену. Потом эта девушка развязно спросила: «Неважный выбор, старичок. Что, ничего получше не нашлось?»

Никто и никогда в жизни на неё так не орал. Ей было страшно. Она сжалась в комок. Сожитель назвал её неблагодарной тварью, которая в ответ на гостеприимство хамит хозяевам. Он сказал много обидных слов. Самое ужасное из них было «убирайся!»

Схваткообразный приступ боли внизу живота заставил её сложиться пополам. Это была хорошо знакомая боль, которая жестоко мучила её несколько дней каждый месяц. Но на этот раз она дала о себе знать раньше срока.

-Ну, чего расселась?- грубо спросил «принц».

Несколько секунд Пегги хватала воздух приоткрытым ртом, потом, когда боль ненадолго отпустила, проговорила:

-Пожалуйста, принеси мне лекарства. Они в сумочке. Ничего страшного. Это случается со мной каждый месяц. Я немного посижу и уйду.

Лекарства не особенно помогали. На лбу выступили капельки

пота, черты лица заострились.

-На, проглоти. Это хорошее обезболивающее. Тебе надо полежать.

Поедешь позже.

Сожитель помог ей подняться на ноги и добраться до кровати. Вечером он заглянул в спальню.

-Ну, как ты?- в голосе больше не было злости.- Я принес тебе лакричные пастилки. Когда меня сильно колбасит, они мне скрашивают жизнь. И, чёрт знает почему, дают облегчение.

Она, слабо улыбнувшись, поблагодарила.

В следующую пятницу Джеф заехал за ней в школу.

-Я так и не нашел тьютора. На работе завал дел, ни минуты свободной. Поживешь пока у меня.

С тех пор она ни с кем по субботам не сталкивалась. Обида мало-помалу утихла. Но остались подозрения и жгучая ревность, которые очень мешали учёбе. Приходилось даже прогуливать школу, чтобы следить за тем, кого он приводит в дом в её отсутствие.

К горькому сожалению, подозрения оправдались.

Новая пассия Джефа оказалась ужасной неряхой и белоручкой. Куча грязной посуды валялась по всей кухне. Девица даже постель не удосужилась перестелить. Когда Пегги намекнула «этой ленивой кошке» про бельё, та лишь усмехнулась. Её интересовала не чистота в спальне, а нечто иное.

-Тебе нравится с ним спать?- глаза новой «мисс» сверкнули от жадного любопытства.

Настоящая извращенка. Неужели он не понимает, с кем связался?

Больше она этого терпеть не будет. Хватит!

Ей раньше казалось, что она физически не сможет пережить разрыв с любимым человеком. Это будет невыносимо больно. И она тут же умрет. На его глазах.

Да, действительно, больно. Но белый свет не померк перед глазами. Теперь она просто презирает его. А как ещё можно относиться к мужику, который позволяет командовать собой такой развратной твари?

Пегги плюхнулась на заднее сидение такси. В этот момент айфон, подаренный бывшим сожителем в честь окончания школы, звякнул, извещая её о пришедшем сообщении. «Как ты?»

«Не твоё собачье дело», – ответила она Джеффри Ллойду. И с тоской посмотрела на его фотографию. Пронзительно синие глаза весело глядят из-под низко надвинутой на лоб бейсболки. Как всегда неотразим. Подонок!

Пегги решительно открыла боковое стекло машины, но рука вместе с айфоном зависла над стремительно убегающей дорогой. Мужество иссякло. Слезы брызнули из глаз как теплая газировка.

 

Лишь самым недалеким было непонятно, почему лорд Беккет женился на молоденькой плебейке. Он просто влюбился как мальчик.

Одной из причин, заставившей «завидного жениха» обратить внимание на новую амазонку в конном манеже, было её упорство.

Девушка раз за разом посылала своего коня к препятствию, которое тот упрямо не желал преодолевать.

Лорд Беккет приезжал в манеж по субботам к 8 часам утра и был неприятно удивлен, обнаружив там еще одного всадника.

Он нахмурился и пригласил к себе главного менеджера.

Пока управляющий рысцой трусил к нему через весь манеж, лорд Беккет пригляделся к самозванцу. Белокурые пряди, выбившиеся из-под шлема, и хрупкая невесомая фигурка, так грациозно зависающая над седлом во время ускоренной рыси, заставили забыть о праведном гневе. Бывалому наезднику захотелось поделиться опытом с начинающей спортсменкой. Грустные зелёные глаза молоденькой амазонки свалили любимца британских аристократок наповал.

 

Это не был брак из мести или по расчету.

Лорд Беккет окружил Маргарет Хейг ненавязчивым ухаживанием и нежной заботой. Немного терпения – и заледеневшее сердце юной красавицы оттаяло.

Дедушка опять был недоволен. Ещё бы! Жениху минуло 58лет.

– Это мезальянс.

– Ты про возраст?

– Твой жених слишком знатен и богат. Ты ему не пара.

– Ну да! У него есть титул. Это прикольно. Но на самом деле тебя обламывает его возраст. Признайся.

– Не смей употреблять все эти подростковые словечки. Прикольно… Тьфу! Речь идет о будущей жизни, а она – «прикольно». Лорд Беккет весьма уважаемый человек, но…

– Обещаю, дэдди. Ты не останешься без внуков.

– Опять за свое? Не даёшь мне слово сказать. А почему? Потому, что чувствуешь себя не в своей тарелке. Маргарет, ты не любишь мистера Беккета.

– Ты не прав, дед. Гордон мне очень нравится. И он почти не раздражает меня.

– Я знаю, кто тебе до сих пор очень нравится. Пройдоха мистер Ллойд. Этот фанфарон, с которым ты сбежала из дома.

– Ой, какое смешное слово!- Пегги расхохоталась.

– Ха-ха-ха…- передразнил внучку мистер Хейг.- Маргарет, одумайся!

– Поздно, дедуля. Гордон явился в кампус верхом на белом коне в сопровождении роты шотландцев. Шотландцы своими волынками подняли на уши всю округу. На медвежьих шапках были приколоты слова «Маргарет, выходи за меня». Только представь себе, что устроила бы вся эта жадная до зрелищ свора, если бы я сказала «нет». Они засмеяли бы его насмерть.

– Смотри-ка, жалеет женишка…

 

Новобрачный не обращал никакого внимания на пересуды по поводу неожиданной женитьбы. Его репутация была непоколебима: вдовец, отец троих сыновей, успешный бизнесмен и уважаемый благотворитель. Он заслужил своё счастье.

Гордон Беккет принял мудрое решение увезти юную жену в Европу. Это был целый год абсолютно безоблачной эйфории.

Закончилось всё в один день среди альпийских лугов.

Крупный международный экономический форум подходил к концу. Все пленарные заседания завершились.

Юная красавица-жена сопровождала лорда Беккета по сложившейся между ними традиции на всех мероприятиях. Она слушала, затаив дыхание, его выступления. А потом непринужденно общалась в кулуарах с акулами бизнеса и политиками.

На одном из коктейлей миссис Беккет заметила воркующую парочку. Пара не скрывала своего нетерпения и желания остаться наедине. Чтобы не слишком эпатировать публику, они забились в угол и ласкали друг друга через одежду. Безупречной формы сексуальный череп мужчины то и дело склонялся над обнаженной шеей ухоженной стильной бизнес-леди.

Жена лорда Беккета окаменела с бокалом в руке. Она слишком пристально смотрела на то, как молодые гости форума милуются.

И поэтому не сразу услышала мужа, который мягко пожурил её за плохие манеры. На замечание лорда Беккета супруга отреагировала неожиданно резко: «Оставьте меня. Не мешайте мне смотреть на любимого мужчину».

Маргарет Хейг было наплевать, что великосветские кумушки говорят по поводу развода. Публика была заинтригована тем, что юная выскочка не взяла ни фунта из состояния бывшего мужа.

Лорд Беккет настаивал и даже умолял. Он не хотел, чтобы знакомые считали его пошлым скупердяем. Напрасно…

Единственное, на что согласилась мисс Хейг, это место ветеринара на конном заводе лорда Беккета. Но с оговоркой: после получения степени магистра и стажировки на лучших заводах Великобритании. Учёбу и стажировку она позволила оплатить.

Все следующие месяцы её можно было увидеть или на занятиях в университете или в конюшне.

Мистер Хейг с беспокойством заметил, что его внучка перестала улыбаться.

 

Пегги взглянула на бесстыдно выставленные голые ягодицы мужа и невольно залюбовалась ими.

– Ну, просто невинный младенец! Чего не скажешь обо мне…

Миссис Джеффри Ллойд не давали спать муки совести.

Уже было далеко за полночь. Волны океана и те притихли в чернильной темноте ночи. Стояла оглушительная тишина. Всё живое вокруг мирно спало.

Она, наконец, решилась и набрала телефонный номер. Несмотря на поздний час, на другом конце телефона тут же отозвались.

-Дэдди, это я…

-Привет, дорогая! Ну, как всё прошло?

-Всё прошло отлично…

-Я что-то не слышу радости в твоем голосе.

-Я просто сильно устала. Но, если честно, я не знаю, что делать дальше.

-Милая, все мы испытываем некоторое разочарование, когда наша мечта осуществляется. Это нормально.

-Дело не в этом. Я боюсь, что он разлюбит меня, когда узнает, что мы всё подстроили. Я хочу ему рассказать про наш план. Я не хочу, чтобы мой муж чувствовал себя болваном, с которым играют втёмную. Я не смогу быть счастливой, если между нами будет ложь.

-Дорогая, я знаю, что ты честный и смелый человек. Но послушай меня. Что ты считаешь ложью? Я передал Гаю Престону истинное мнение мистера Рида, моего однокурсника. То, что он посчитал это мнение опасным для карьеры Ллойда – целиком его заслуга. Этому парню свойственно создавать кривотолки. Не из-за подлости натуры, слава Всевышнему! А по легкомыслию.

Но в данном случае болтливость Гая была нам на руку. Это подтолкнуло мысли мистера Ллойда в нужном направлении. Согласись, он мог вообще не отреагировать на личное мнение президента компании. Он всегда отличался самоуверенностью. Твоя бабушка тоже пошла на хитрость, чтобы подтолкнуть меня к предложению руки и сердца.

-Вот как! Ты раньше об этом не рассказывал.

-Она сказала мне, что Клайв Тёрнер сделал ей предложение. Мы с ним были соперниками. Это меня подстегнуло. Я признался в своих чувствах и предложил твоей бабушке обвенчаться.

-Джеф мог жениться на своей подруге.

-Он мог это сделать и раньше, но не сделал. Сара всегда предпочитала Ллойду карьеру. И Ллойд об этом знал. Просто боялся себе в этом признаться. Мужское самолюбие…Пегги, детка, иногда судьбе нужно помогать.

-Дэдди, я не уверенна, что Джеф посчитает нашу затею безобидной. На самом деле он очень чувствительный человек, но скрывает это под маской карьериста. Знаешь, он всё еще остается бойскаутом. Простодушным и честным следопытом. Он до сих пор испытывает чувство обиды на своих родителей, которые уехали на горнолыжный курорт потихоньку, не простившись с ним. Больше он их не увидел – они погибли во время стихийного бедствия. К тому же его отец часто обвинял мать во лжи. Родители нередко скандалили при нем. Эти ссоры оставили в душе мальчишки глубокий след. Джеф как то сказал мне, что, наверное, они ругались, даже когда снежная лавина погребала их под собой.

-Всё это очень печально! Я ничего не знал о родителях Джефа.

– Как и я, дэди, не знала, что он долго помнит обиды …

– Хорошо! Ты признаешься ему во всём. А ты готова к тому, что муж в порыве негодования уйдет от тебя?

-Дэдди, я все обдумала. Остров, на котором мы сейчас находимся – идеальное место для выяснения отношений. Даже если Джеф захочет уехать, он не сможет этого сделать сразу. Катер сюда приходит раз в три дня. Всё организовано так, чтобы не нарушать уединения молодоженов. У меня есть шанс. Мы с ним столкнулись в пабе совершенно случайно. Джеф сам налетел на меня возле барной стойки. Дэдди, это совершенно невероятно! До этого я полдня тупо гонялась за ним на мотоцикле по окрестностям Лондона. Он, как суперагент, ускользнул от меня по дороге в Хитроу. Пересел из такси в «мазду» нелепого цвета и привет.

.    Правда, это мне помогло позже снова напасть на его след. Ты не представляешь, как сильно тряслись у меня поджилки, когда я под видом посыльного звонила в дверь дома, у которого стояла мандариновая «японка». Тогда мне не повезло. Джеф уже уехал. А в аэропорту мне не хватило смелости подойти к нему. Я упустила свой шанс. Я провалила наш план, дэдди. Мини-платье так и осталось спрятанным под джинсами Эндрю. Если бы не Захария… Помнишь, я рассказывала тебе о приятеле-однокурснике с Ямайки. Он позвонил мне и сказал, что «народ» завалился в паб в районе Сохо. Мне ничего не оставалось, как двинуть туда. Все произошло не по плану, дедуля.

-Пегги, вот что я тебе хочу сказать на прощание: тебе пора перестать испытывать чувство вины. Теперь нужно просто любить. Чем ты сейчас занимаешься? Болтаешь по телефону со старым дуралеем. А между тем твоя первая брачная ночь на исходе. Не теряй времени, детка.

И Сэмюэль Хейг отключил телефон.

Кругом всё ещё была ночь, но далеко-далеко на краю океана появилась чуть заметная бледная полоска.

Пегги почувствовала, что её веки становятся тяжелее с каждой секундой. Она посмотрела на мужа. Он лег на бок и скатился на самый край огромной кровати. «Теперь и я могу прилечь»- с облегчением подумала она и робко примостилась на краешке брачного ложа.

Loading Likes...

2 комментария

  1. Продолжаю заметки на полях.

    В первой части автор не только размял читателя, но и хорошо размялся(лась) сам(а).
    Сюжет развивается, слог улучшается)

    1. Чего стоит трёхстишие на первой странице:

    «Просыпание после сладкого сна похоже на изгнание из рая.
    Реальность врывается в сознание вместе с головной болью
    и горящей огнём обезвоженной гортанью»

    Блеск!

    2. Описание «звезды современного дизайна» отлично, а фраза: «Как истинный эстет, он был геем…» − просто шедевр)
    Над сценой с испытанием ванны смеялся до слёз)
    3. Фраза: «Ллойд нашёл кроссовки, но вспомнил про туалет» − хороша. Жаль, что висит в воздухе брошенной.

    Далее не буду разбирать подробно, дабы не отбирать хлеб у коллег по кружку)

    Автор сильно прибавляет в описаниях сцен и героев, особенно второстепенных, от чего текст наполняется новыми красками.
    Автор не чурается психологизма и хорош(а) в диалогах.
    Метафоры − одна из его(её) сильных сторон.

    Иногда создаётся впечатление, что автор кроме повторений побаивается причастий и деепричастий. Особенно деепричастий. От этого местами текст куцеват.

    Не могу не отметить некоторые перлы:
    1.«После сна дети похожи на растрёпанных ангелов»
    2. «Одна половинка кровоточила от жалости, а другая оставалась спокойной, уверенной в своей правоте»
    3. «Она распрямила плечи и из побитой собачонки превратилась в разозлённого сорванца»
    4. «В груди Ллойда кто-то неведомый зажал аорту»
    5. Прерву удовольствие на шедевре: «Как всякий плебей, Ллойд остро реагировал на снобизм»

    И так далее, и так далее…

    Кстати, понравилась разбивка на “главки” по дням, особенно «понедельник, который наступил».

    Сцена в аэропорту – класс!)

    Немного про эпилог.

    Понятно, что автор современна, продвинута и без комплексов, но акцент на анальном сексе несколько неуместен.
    Или уж, пожалуйста, все детали… с подробностями и в красках.)

    «Сверкающий белизной (как Гарри «натуральными белоснежными зубами» в первой части) катер доставил влюблённых на остров умопомрачительной красоты» − штамп-штамп.
    И далее, по тексту, почти рекламный туристический проспект.

    Процесс дефлорации Пегги описан по-канцелярски.

    Эпилог, на мой взгляд, можно немного подсократить, так как он в многом повторяет первую часть.

    Итог:)

    Шероховатости текста нисколько не повлияли на удовольствие от его чтения. Хороший сюжет, интрига, интересная история, лёгкий слог и добрый финал.

    Спасибо автору.
    Спасибо, Светлана Соколовская, за приятное чтение.

Оставить комментарий