Снежный сад

Когда ты истомлён негой, дремота побирается незаметно, как вор-карманник, как милиционер, этого вора ловящий. Волны и пласты сна бездонно в его глубь ведут. Мир реальный стерт в морковный салат и посахарен, и ты кушаешь его серебряной ложкой, и за щеками хрустит. Снов толкователь самый искусный сам бы не выдержал и откусил. От этого золотистого ароматного кекса. Сладко спать, Создатель, когда труды мирские на время отринуты, когда за окном по первому снегу прогуливают щенят, причём один из них твой, и писком своим разбудит тебя, как только вернётся с улицы!
И было три сна. И каждый из них был особенный. Каждый снился по-своему. Своеобразно удивлял порабощенное сознание.
Сновидение первое напомнило об одной школе, из которой меня когда-то выгнали. А я вырос, а я до сих пор хочу там учиться. Выгнали за курение. Ах, как там было здорово. Там не только разрешали это, но и прямо этому споспешествовали: там учили мечтать. Так хочется вернуть уважение тех благородных педагогов, этих сказочников и мастеров по части разных видов волнующего волшебства. Там мы всей нашей компанией могли петь песни под гитару с учителем вокала, там ты всё время что-то читал ночами, а на следующий просыпал свою остановку, согревшись в автобусе. Хоть бы и учителем когда туда вернуться, в дерзновенный уголок отрочества!
Тень воспоминания с налётом инея фантазии – рецепт хорошей дрёмы. Сон второй был бытовой. В жизни, в так называемой действительности, у меня не сработал только что купленный, свеженький контроллер – приспособление для обработки визуальной информации. Даже специалист не смог установить этот агрегат, этот скелет микросхем. Всегда очень переживаю, когда приходится защищать свои права потребителя, особенно если это приходится делать в условиях постсоветского совка. Совок этот и в том, что тебе подсовывают неполное или бракованное изделие, и тогда, когда автобуса ждешь минут двадцать, не добрым словом памятуя о лорд-мэре родного града. Господа из магазина дали мне упрятанный в радужно-зеркальном диске первый попавшийся им драйвер: на, отстань. Через неделю поеду с братом-компьютершиком к ним разбираться. Потому что контроллер с прибабахом, а драйвера явно не те. Во сне же продавец попросил меня прийти на тайную квартиру, взломать запечатанную коробку и там найти вожделенную штуку для перегонки фильмов. А туда ещё надо было особенно как-то – через туманы и тьму – ехать, как-то с приключениями, на лондонском автобусе. Какая чушь! Столько переживаний из-за ничтожной штучки. Эх, отечественный сервис, когда же ты будешь человеческим?.. – Не даёт ответа, хитрющий.
А какой же был третий сон?
Ну, а это было просто сказка. С чего бы таким вещам сниться? Там был сад, но только не зелёный и летний с цветами и солнцем, а снежный, белый и морозный, сад. Куски снега лапами лежали на елях. Снеговики выстроились в шеренгу, и у каждого по метле. Не комически, должен заметить, снеговики, не шутовские, но серьёзные, с лицами богатырей. Во сне играл Вальс Свиридова. Всё кружилось, металось. Снежинки блистали, улыбаясь единолично. Мчатся снежные бесы, Снежная королева подобрела. Меня ведёт Спутник. Это, кажется, наша соседка, тетя Невея. И уведут меня неведомо куда. Бревенчатые дома, это деревня вдали ожидает нас. Тропы в лесу не хожены, но это этого парадоксально широки. Наши следы как норки лисят. Снег хорош для лепки, сам скатывается. Берёзы лучще всего спрятались на местности, эх, только пятнышки выдают. С рябины птицы не доели рыжие ягодки, но сами улетели. Я так и не понял, можно ли человеку есть эти ягоды? Нам на перерез шли шаги лося, ритмично и косо петляя в чащу. Были сумерки. Было тепло в двух кофтах, а снаружи кусачий холодок. Ветер навивает душу. А Спутник что-то мудрое пророчествует:
– Мелочь, хватит спать, – будит меня старший брат, – эх, ты – сонное царство.
12-13 ноября 2006. Дмитрий Гендин. Москва.

Loading Likes...