Первый слон

Передо мной текст моего друга. Он его хотел уничтожить, но я сохранил на своей электронной почте. Теперь Эмов живёт где-то в Сербии с матерою. Нет с ним никакой связи. Только это, и пусть об этом узнают все.

Д.Д.Г.

Предисловие.

Любезному читателю, взявшемуся читать данный труд, предлагается одна картина, жизнь, мир, лежащий на трёх СЛОНАХ. Один мой знакомый — тёзка и пишущий юрист — сказал, что мои тексты напоминают ему «индийский чай со слоном». Всё та же любовь, та же история, тот же слон.

Эти откровенные с[ло]ны — попытка оправдать себя перед собой, возвращение к разным вещам и грёзам. Эти слоны голые, писаны духовным нагишом. Я ничего не скрываю от читателя, пускай явится ко мне как докучливый психоаналитик и поставит мне диагноз! Текст от этого не пострадает.

Я перед Вами, какой есть.

Моня Эмов.

Первый слон

1.

Уныние… Лежу, ночь. Слышу звуки гитары: соседи. Голова пустая. Даже слёз нет. Ничего полезного не сделал: ни написал, ни прочитал, ни снял на видео или фото. Ещё один день — зря. Скорей бы уже смерть. А что смерть? Что там — дальше? Многие лишь из любопытства кончают с собой. Каждый день одно и то же: To be or not to be? А тут ещё Фромм, этот психолог для отрочества, вопрос круто меняет: «Иметь или быть?» Мне лично деньги всегда «карман жгут». Трачу на всякую фигню: карты коллекционной карточной игры Гриши Волота, конструкторы «Лего» для моей детской студии анимации, настольные игры для детей из 9-ой Детской Городской Клинической Больницы.

Когда начинаешь описывать уныние, то выходит, что не всё ещё так плохо: ты анализируешь, сравниваешь, ты дашь это почитать. Вот тебе и товарищ нашёлся.

Блин. Беспокойство о будущем ещё всегда пугает. Думаешь, что не получится, не сделаешь. Всё это со школы — надрессировал себя. А судьи надо мной кто: нет их. Никому ничем не обязан. Первая любовь оказалась какой-то расхлябанной. Я не обязан никому, я не обязан работать. Все только и говорят: работа, работа. А я живу уже в коммунистической формации: государство мне платит по моим скромным потребностям, а я делаю то, что просит душа-христианка. Только когда над тобою никто не висит, возможна нравственность. Ну, перестанет меня государство содержать, что буду делать? Ну… Короче планы такие: возьму со всех контор, где появляюсь, положительную о себе характеристику и пойду в школу преподавать Мировую Художественную Культуру. Только нафига эти планы?

А без вещей жить нельзя. Должно быть что-то только твоё. В чём твоя радость.

Вот друг один. Работает как проклятый, деньги гребёт лопатой. А куда, зачем на что? Я куплю «Лего» на 1000, а он на 10 000. Он украсит стол, я сниму мультфильм.

Студия. Не могу я с детей деньги за это брать. Они помогают, придумывают, играют. Вместе же мультфильмы из «Лего» снимаем. Баловство, а не серьёзное кино. А кто знает, может, я уже кому-то выписал билет во ВГИК? (На моих роликах в Интернете уже красуется реклама, — признание!)

А дети из больницы, дети большие и маленькие, девочки и мальчики; мне так нравится с ними играть. Жены нет, а детей много, и они тебя любят и уважают, потому что ты с ними играешь.

Любовь. Какая любовь? Ну, какая любовь? Первая давно уже (трижды) в гробу. Я ненавижу того человека, в которого превратилась та девочка. Одна, единственная… оставленная, отданная без боя. И полжизни насмарку.

Что А. с сыном? Ну, я могу быть отчимом. Мы с А. друзья. Но она тоже из «депо» не выезжает, хандрит по-русски — унывает.

А что Б.? Ну, чисто платонически — всё хорошо. Вроде как что-то маячит. А нужно тебе это? Такие волнения. Крышу же снесёт? А любить надо. Нельзя не быть влюблённым. А ещё надо жить Светом и Добром. Как в песне поётся: «Иди, мой друг, всегда иди дорогою добра». А Свет и Добро — это не только колода «светлых» существ в игре Гриши Волота. Свет и Добро — оно в Православии. Ну, чисто для меня, конкретно так.

Бога не обманешь. Бог говорит твоей совестью, нравственным глубинным законом, который больше мира небесных светил, следовательно, Бог — космичнее космоса. «Есть целый мир в душе твоей».

Так что же я унываю? Ну, смысла жизни не нахожу. Для себя даже субъективно, а не то что там общие максимы, хотя императив Канта принимаю полностью. Всё же в итоге будет хорошо! Ты это знаешь! А Бог… Он гарант счастья.

Всё не зря. Не зря я тут хнычу. Быть — не «почему», а быть — «надо». А чтобы быть надо стать. А кем стать?

1.Отцом семейства? Родить и поднять наибольшее количество детей?

2.Писателем мирового значения?

3.Философом мирового значения?

4.Создать новую религию?

Ещё можно стать победителем, борцом, полководцем или миротворцем. А с чем бороться? Лично я считаю огромным злом разврат, Но сначала всё это в себе надо победить. Хорошо, победили в себе, а дальше? Не убивать же за разврат? Но это лишь лирическое отступление.

Процесс становления не должен ограничиваться. Быть может и есть стадии, но предела для совершенства нет ни в чём и нигде. А куда двигаться? Чего хотеть?

Карьера, дети, служба, семья?

Вот я — лысая, очкастая морда (порою небритая). Деньги мне даёт Россия и Москва. Я этот «человеческий капитал» дальше вкладываю в «человеческий капитал» в моих занятиях с детьми. Но как «мужика» меня девушки не любят. Отец должен кормить семью и духовно-авторитетно ею управлять — это установка нашего общества. Конечно, тут теряется понятие любви… но… Любовь, если это любовь, ты из кожи вон вылезешь ради такой любви. А мы все — разочарованные в первой любви, можем ли ещё любить? «Мужик» — это холоп мужского пола. Надо быть муж-чиной, надо получить чин мужа. А чин мужа — брак… Тут я уже вернулся откуда пришёл. Честно? Меня девушки не любят. А я люблю? Во-о-от. А зачем мне девушка? У меня есть дети, с которыми я играю, картёжники, с которыми я играю, сами игрушки, весьма эстетичные. Я — в свои тридцать ещё ребёнок. Страшные слова. Я ничего не умею, больших знаний ни в чём нет, а которые были (жизнь и творчество писателя В.В. Набокова) — развеялись.

Ночь. Тьма. Дождь. Ложусь спать. Снимаю вонючие дырявые носки.

Думы, думы. «Русские ночи» по Одоевскому. Спать пора, а тут самые сочные мысли и мечты.

Вот, ты бы ужился в райском саду со своей первой любовью? (Это я себе.) Жрали мы бы там всякие фрукты. В чём привлекательность рая? Наслаждаться можно и здесь. Но в Раю — радость, а не удовольствие. Мы бы с той девочкой радовались друг другу. Но ведь есть и другие люди, рай — это же не клиническая больница с двухместными палатами?

Царствие Божие — оно в сердце. Люби свою первую любовь. Пусть тайно, но люби. И во всём есть воля Божия. Не сложилось, и хорошо, и тебе же — лучше. Если даже и один буду. Тут уж себя только можно как-то понуждать. Роптать на Бога — это неприлично. Он, всё-таки мир создал (каким бы хитроумным способом он это ни сделал (а физики пусть шутят дальше)). То есть обвинять Господа? Это как вообще? Он тебя создал, Он всё создал. Бог — Судья, Он не может быть и ответчиком, а человек не может быть истцом, некуда иск подавать.

Город засыпает. Мигает в окно реклама. Мама спит. Просыпается мафия.

Бумажки на столе, карты игры с лиловой «рубашкой» в протекторах, мини-фигурки из «Лего».

Такое бытие. Слава Богу есть дом, крыша, «очаг». У отца в Сибири и этого нет. Он в какой-то больнице-санатории живёт туберкулёзной, его выписать некуда, а в России у каждого есть право на жильё.

В России дуракам платит государство, это я о себе, но мыслю я здраво. Хотя по жизни дурак. Такого насочинял, напридумывал, наделал. Но всё было не зря. Грех один смертный меня довёл до такого, что страшно вспомнить. Ни дай Бог никому…

А вот Российская Федерация перестанет тебе деньги давать? — Не пропаду, потому пропасть с этой планеты я не сумею. Как с подводной лодки. Научат, заставят. Только бы не кошмар за тот грех! Протащит Бог через года.

Ладно, с молитвой, но всё-таки спать.

2.

Самоубийство — это не выход, это неуважение и плевок на всех Ваших друзей и родных. Да, я ничего не умею. И я не работаю. И не обязан. Страна наша, сама жизнь в Москве, в России сломала мою психику. Эта идиотская система образования — пан-материалистическая. Неадекватные преподаватели. Тоталитарная система впихивания знаний. Ограничение творчества, замазывание кругозора. Капиталистическое государство готовит себе холопов, пусть эти холопы будут хоть трижды высокого звания, степени, положения. Школа выдаёт аттестат, но это не аттестат зрелости. Медаль серебряная, которую я честно заработал, я просто специально забыл под дверями любимой девушки. Я люблю и верю в Россию, но я не холоп, я хочу помочь России как хотели помочь Бердяев, Розанов или И. Ильин. У меня русское сердце — поющее. России нужен каждый её сын и каждая дочь, и это ещё один аргумент против самоубийства.

Звонил Ларисе Георгиевне. Мы с неё знакомы более десяти лет. Она предлагает мне дневной стационар, чтобы лечить мою депрессию. Мама говорит, что то просто чёрная полоса. Временная хандра… Психиатрия — важнейшая из наук. Если бы лучшие умы занимались психиатрией, а не жалкой отщепенкой от философии — физикой, — то человечество было бы счастливее. Вещество и энергия — лишь декорации трагедии наших жизней. Природа не говорит языком математики, она молчит. Это тотемное отношение к природе — признавать, что природа «говорит». Дарвинизм — это евгеника, почва для социал-дарвинизма, то есть нацизма и фашизма. Выбор жены или мужа по товарным признакам — отроческая блажь, а не любовь. Любовью надо дышать.

Куча мала. Да, мысли разрозненные. Не облизанные настоящей печатью — свободные.

Я подписался под кучей обязательств. Но нигде не сказано, что я не могу отказаться. Хочу — делаю, хочу — нет. Это главный принцип того, чтобы я мог работать. Я — не лошадка. Я — дух, душа, разум, субъект, персона. Я не донор спермы, я хочу быть отцом.

Успех в профессии — ничто. Успех в искусстве — всё. Потому что «жизнь коротка, а искусство вечно».

Племянничек мой дорос до 16-ти лет и «пошёл по девкам». Это, что значит, блуд с такого раннего возраста? Успех у женщин — ничто. Взаимная любовь с одной — блаженство жизни.

Мне кажется, что мой большой розовый кот в половом отношении удачливее меня — лысого очкарика. У него есть то обаяние, то таинственное, что нравится женщинам. Мой кот — Дориан Грэй.

4.

А чё грустить? Всё же хорошо! Я по прежнему никому ничем не обязан (кроме папы, мамы и Бога). Солнце светит, скоро весна, деньги получу. И плевать на проблемы. Всё — хорошо! То, что есть берегу, а лишнего не надо. У меня всё есть для приятной жизни. Мне удалось родиться в лучшей половине человечества, у которой есть еда, ночлег, горячая вода, ТВ, Интернет, настольные игры, два кота, видеокамера, живые родители.

Loading Likes...
Запись опубликована в рубрике ПУБЛИКАЦИИ. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий