На конкурс “Аномальная любовь”_рассказ №1_”Я не боюсь”

Вспомнила эту историю почти случайно. В социальных сетях, как это и бывает в соцсетях по любому поводу, пару дней бушевал флэшмоб в тегах «я#не#боюсь». В основном, подростковые воспоминания, страхи, оставившие отпечаток на всю жизнь: домогательства в лифтах, парках, темных подворотнях. Почти все героини дали яростный отпор и победили насильников. Кто-то не отстоял свою честь, но психо-память – добрая мать, стерла страх за ненужностью, чтобы жить дальше.

Моя история совсем другая, без жалости и негодования, совсем наоборот, это история любви, хотя и случилось проникновение без предварительного согласия. Я вспомнила благодаря этой неожиданной акции, за что спасибо. Оказалось, можно вспомнить себя — всю себя настоящую.

Ночь была изумрудно-серой. Мы уже освоились с лестницей, которую пару дней после пляжа воспринимали, как неизбежно-необходимое восхождение на непокоренную вершину. В ночь, когда появился планктон, мы легко сбежали вниз и ничуть не беспокоились о подъеме. Мы — это я и моя подруга, мгновенно поддержавшая идею сорваться дикарями из душного, пористого города на сине море, по факту Черное. Лунная дорожка, светящийся прибой, никого рядом. Романтика во всей красе. Та, которую воспевают, декламируют, запечатлевают на мутных фото и дорисовывают по смутным воспоминаниям на холстах.

Первые восторги и несдержанные возгласы утихли. Мы раскинулись в позе «звезды», болтаясь на волнах. Прибой разнес нас в разные стороны, заботливо предоставив каждой личное пространство для неги и созерцания. Звезды, светящийся планктон, все та же пресловутая лунная дорожка и тишина. И нагота. Глупо наслаждаться ночным купанием в мокрых тряпицах. Вся красота мира вокруг нас, внутри нас, мы часть мира. В переводе на общечеловеческий — полное расслабление. Подруга потом спросила почему я не утопила его за дерзость. Она просто не понимала.

Стайки мальков скользили по бедрам, рыбешки покрупнее поглаживали ягодицы плавничками, волна баюкала колыбельным ритмом. Еще чуть-чуть и унесусь в другую вселенную от счастья. Когда властное щупальце, обхватив меня за талию, легко перевернуло на бок, я почему-то совсем не испугалась. В тот момент я доверяла этому миру полностью и мир наградил меня. Ритм волны, ритм двух тел, хотя я и не представляла кто находится у меня за спиной, но чувствовала, чувствовала так остро и сладко, и каждая моя клеточка осознавала, что это подарок и я тоже подарок, и мир прекрасен. И заключительный стон в унисон, и его светящиеся руки на моей груди. Еще минуту или две я молча покачивалась в объятиях, слушая его дыхание сзади, прямо у моего уха. «Ты морской царь?»: – шепотом спросила я. Он тихо рассмеялся и предложил проводить меня домой. Я поняла, что влюблена. Влюблена в него, в море, в себя – такую легкую и невесомую.

Подруга из темноты пляжа окликнула меня, позвала домой. Я выскользнула из его рук и не оборачиваясь, поплыла к берегу. Я хотела унести с собой всю любовь мира, которую мне подарили. Прыгая вверх через ступеньку по лестнице, мне казалось, что я никогда не забуду эту ночь.

Loading Likes...
Иван Петрович Белкин
Иван Петрович Белкин
Иван Петрович Белкин родился от честных и благородных родителей в 1798 году в селе Горюхине. Покойный отец его, секунд-майор Петр Иванович Белкин, был женат на девице Пелагее Гавриловне из дому Трафилиных. Он был человек не богатый, но умеренный, и по части хозяйства весьма смышленный. Сын их получил первоначальное образование от деревенского дьячка. Сему-то почтенному мужу был он, кажется, обязан охотою к чтению и занятиям по части русской словесности. В 1815 году вступил он в службу в пехотный егерской полк (числом не упомню), в коем и находился до самого 1823 года. Смерть его родителей, почти в одно время приключившаяся, понудила его подать в отставку и приехать в село Горюхино, свою отчину.