Мысли вслух…

Когда мне было лет шесть я познакомился с человеком, считающим себя поэтом. Именно ему я  принёс свои первые прозаические опусы. Мне нравилось проводить с ним время – окружающим он казался чудаком, но мне с ним было интересно.

Лет в восемь моя бабушка привела меня за руку в библиотеку профкома. Это было помещение в клубе, который когда-то строился для фабричных рабочих. Я обожал тут проводить время. Одному из немногих мне позволялось бродить между стеллажами, что-то выискивая. А ещё тут было три столика с квадратными полированными крышками, мне нравилось за ними что-то конспектировать.

Когда я шёл в библиотеку – под её окнами пацаны гоняли мяч, когда уходил – пацаны продолжали гонять мяч. Мне это казалось скучным.  И я просиживал и летом за этими столиками. Фабрика тогда была богатая, денег на выписку журналов и газет не жалели – в одном из этих журналов я узнал о каком-то литературном конкурсе. Каково было удивление, когда моё сочинение оценили и предложили готовиться в Литературный институт. Тогда мне было 10, и я впервые узнал о существовании подобного учебного заведения.

Увы, подготовка оказалась платной, а ездить на сессии было не реально, пришлось отказаться, и я записался ещё в пару библиотек. В 14 я почувствовал, что мне никогда не придётся заниматься творчеством, и мне не захотелось жить.

В 15 я стал студентом техникума, где отлично учился. Только вот в то время меня  впервые опубликовали, а потом я стал внештатным корреспондентом. Мне нравилось писать статьи для газет, отчего учёба в техникуме стала казаться скучной.

В 16 в мои руки попал самиздат – в девяностые это были листки формата а5 или а4. Добиться признания здесь было сложно. Писали сюда в основном нефермалы, хотя иногда встречались строки членов союза писателей. Эти люди мне казались намного интереснее привычного окружения.

Года в 22 я стал работать в заводской типографии, где  из бумажных отходов делал тетрадки и блокноты. Творчество уже отболело, но я тогда любил, отчего и корябал что-то в этих самодельных тетрадках.

Одну из этих тетрадок я отнёс в литературный кружок. Я впервые встретился с творческими людьми, мне было странно и непривычно. Организатор кружка, бывший выпускник литературного, взялся меня готовить к поступлению. Но на заводе бывали нагрузки, от которых я заболел и вместо поездки в Москву мне пришлось ложиться в больницу.

А потом в моей жизни появилась церковь, точнее православная библиотека при храме, где я впервые открыл для себя творчество Бориса Зайцева и испытал эстетический шок при чтении “Голубая Звезда” Это был период какого-то такого странного состояния, когда на первом месте для меня было творчество. С творческими вопросами я обращался к священникам, монахам, ездил к каким-то старцам, служил алтарником.

А потом я долго искал работу, со справкой на лёгкий труд – это оказалось сложно, потому приходилось соглашаться на самую низкооплачиваемую. Мой рекорд по зарплате составил однажды триста рублей в месяц. Но во время этих бесконечных поисков встречались люди, которые становились героями моих рассказов.

Лишь лет в 26 я нашёл постоянное место с первоначальным окладом сто рублей в день. Там что-то стало меняться внутри меня, я это скрывал, но, пожалуй, причиной была зависть – как оказалось, мой работодатель стал предпринимателем ради детских мечтаний. Свой скромный бизнес он развивал таким образом, чтобы было свободное время на спорт, паломничество, изучение языков, борьбу, танцы и многое-многое другое.

Лет в 30 я получил диплом о высшем образовании и стал предлагать местным коммерсантам рекламу их товара под процент от продаж. Отчасти по этой причине и личная жизнь моя не сложилась – слишком уж непонятными вещами я стал заниматься и отказался от такого интересного вида работы, как намазка заготовок клеем.

Через пару лет я узнал, что моя деятельность называется менеджер по продажам и устроился на работу в офис. Мне казалось, что я добился чего-то феноменального : ведь помимо дневной работы я ещё и на ночную ходил, а с 12 ночи до шести утра занимался написанием рекламных постов в интернете.

Увы, меня хватило на два года. Выслушивать матюги начальника, выполнять левую работу, подготавливать новых специалистов… Однажды я не выдержал и бросил. Мало кто знал, что я стал менеджером, чтобы получить знания и деньги для работы с сайтами, прежде всего литературными.

После увольнения я наконец занялся своим сайтом, стал подготавливать статьи о писателях, но поскольку он не приносил доход, устроился сторожем на шесть тысяч рублей. Сайт мне пришлось отложить, поскольку появились стабильные заказы на фрилансе – моих шести тысяч вполне хватало на расход и при грамотном вложении эта сумма приумножалась раз в несколько. Но потом подняли минималку, отчего сторожам прибавили смен, у уборщиц сняли премиальные, а у дворников срезали часы. А ушлые бюджетники всегда крутились на двух-трёх работах. Потом сменилось начальство, а с ним новые порядки. Вскоре перестали поступать заказы, а потом сократили всех сторожей и вахтёров , заключив договор с ЧОП.

Получать лицензию охранника мне не хотелось, вновь болтаться по городу в поиске работ надоело, и я принялся узнавать как стать индивидуальным предпринимателем. Узнав все вопросы, найдя кабинет для собственной рабботы и уединения, я стал договариваться об обучении у одного профессионала в штатах. Стоимость обучения оказалась непомерная. Я, конечно, пытался её подкопить, для чего полез в какие-то финансовые проекты, пытался арбитражить на фрилансе, покупал мёртвую группу вконтакте. Но всё это впустую – я только больше потерял.

В итоге, как только выплаты моих социальных пособий закончились я вновь принялся за поиски работы. И, честно, в очередной раз пожалел, что я не рос одним из тех пацанов, которые дни напролёт гоняли мяч под окнами фабричной библиотеки. Наверное, именно такими пацанами, типичными петеушниками, я был бы рад видеть своих детей. Но мне скоро исполнится 40, а детей и семьи у меня никогда не было, иногда я в этом виню творчество. Кстати, когда-то мой рассказ опубликовали в Германии, но я его не видел и какого-то окрыляющего ощущения восторга от произошедшего не испытал. Недавно в эту редакцию я послал ещё один, точнее часть какого-то произведения, которым изредка занимаюсь последние лет пять – оно оказалось чересчур громоздким для журнала. Посоветовали отправить в издательство какой-то там неизвестной мне Елены Шубиной. Но  мне до этого – я опять ищу работу. На днях был заводе, точнее том участочке, что остался от бывшего гигантского предприятия – если повезёт, то примут. Жалею только, что в молодости ума не хватило нормальную рабочую специальность получить – это намного нужнее в жизни…

Loading Likes...
Запись опубликована в рубрике БЛОГИ. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий