Кроссворд

Иван Петрович был пенсионер со стажем.  Он любил вечером, как в доперестроечные  времена, посидеть с газетой перед телевизором.
Его тихое счастье состояло в том, чтобы мягкий свет из-под  зеленого абажура освещал только часть газеты с кроссвордом, а в любимом стеклянном стакане с индийским чаем и долькой лимона, медленно остывала старинная серебряная ложка, полученная в наследство.
Как все же приятна бывает жизнь на заслуженном отдыхе! Как приятно посидеть в задумчивости, удивляясь всякий раз, когда после глотка любимого чая под любимой лампой, моментально приходит правильный ответ.
Сегодня, однако, привычный ход событий был нарушен.
Молодящаяся его супруга с внуком поехали отдохнуть к родне в Одессу.
Жена, не надеясь вовсе на свою приколотую к внутренним дверям петицию, с восклицательными знаками, мольбами и требованиями поливать цветы, хотя бы раз в неделю, звонила уже с утра. Текст был тот же.
Утром Иван Петрович отмахнулся, в обед сказал, что уже полил, а перед вечерним чаем, после телевизионных новостей, решил полить цветы. На выполнение невыполнимой задачи ушло всего десять минут.
Иван Петрович, радуясь, но, памятуя о доставленном раздражении, послал жене шутливо-сухое  СМС.
«Цветы полил. Жду дальнейших указаний.»
Чай уже приобретал прозрачность под действием лимона, заточенный карандаш лежал на столе и газета легла точно, квадратиком кроссворда в светлый полукруг.
Телефон коротко звякнул, пришло СМС, но номер оказался незнакомым.
Иван Петрович открыл и стал читать: «Просим сообщить все известные вам данные о получателе: местонахождение, эл.адрес. и т. д.. Иначе ваше сообщение не будет доставлено адресату.»
Иван Петрович удивился, а так как он был настроен на кроссворды, то стал думать и даже взял в руки карандаш. Однако правильный ответ никак не получался. Он понял только, что писала не жена и что она его СМС не получила.  Он позвонил жене, но ее телефон был вне зоны действия сети.
Позвонил на неизвестный номер, но там все время было занято. Он, почему-то понял, что там ждали СМС.

Иван Петрович отпил чаю, но тот показался ему слишком кислым и холодным.  Иван Петрович во всем любил ясность и точность, от непонятного он быстро уставал.
– Так, спокойно, – говорил он сам себе. – Кто читает СМС? – Правильно, операторы, но им все равно, что отправлять. – А кто еще может читать чужие письма?
И тут он похолодел, он вспомнил, что Одесса теперь заграница.
– А что я написал? – Ох, ёпэрэсетэ, – «жду дальнейших указаний», – чем не  шпионский текст…
Иван Петрович совсем испугался. Он включил настольную лампу и стал искать в коробочке лекарства, оставленные женой. Выпил таблетки, накапал капель и вылез из-за стола. – Все, звонить никуда не буду. Он отключил телефон и разобрал постель.
Удвоенный феназепам  растопил сознание, утопил в приятной тяжести без сил и желаний.
Утром Иван Петрович, стараясь ни о чем не думать, оделся и пошел на телефонную станцию.
Через полчаса он уже слышал знакомый голос и бесконечные вопросы про фикус, про фиалки и кактусы на подоконнике.
– Да полил я все, – простонал он, улучив паузу в бестолковой трескотне супруги.  – Ты лучше скажи, что у тебя с телефоном, я дозвониться не могу !
– С телефоном?  – Ничего. – Ванюшка маленький взял вчера мой и Марьи Ивановны, весь вечер играл.  – Говорит, – в два телефона играть интересней.
– Маленький?
– Конечно, маленький, ему 15 будет еще, а что….
Иван Петрович не слушал, он треснул со всей силы трубкой по рычажку и вышел вон.
 

 

 

 

Loading Likes...
Андрей
художник, во втором пятидесятилетии, не печатался, не привлекался, но увлекался. Люблю Белкина и хорошую литературу.

Оставить комментарий