Из старого: Электрик помер

Электрик помер

– Чё пришёл?
– А куда, чей, денусь?
– Ну пр – роходи, р – ра –а ботничек!
– А где электрик?
– Тебя спросить хотел !
Мужичишка сидел на грязном подоконнике и пускал в потолок со скрёбаной извёсткой сигаретный дым. Был он мал, щупл, на всякий жизненный случай носил в кармане паспорт, в котором какая–то мымра, не боясь ни людей, ни Бога, ни собственной совести в графе «место жительства» вывела «выселен в черту города».
А ещё при нём всегда был его верный друг – утешитель, Б а я н. Медицинский спирт он пил яки водичку, не захлёбываясь и не кашляя, и никогда не запивая. Порол, по собственному утверждению всю жизнь, но всегда оправдывался, что есть из – за чего. Зато каменщик он был отменный. Да и не только каменщик, одно слово, строитель – профессионал, широкого профиля. Потому и пользовался спросом в кругу местных магнатов и олигархстиков. Таскали они его по своим стройкам и обычно ставили «главным»
– Ой, а чё это у Вас за пузырь на руке?
– Да вон тут у трубы спал, ожег. Про-о – ойдёт. Ерунда
– А мужик тот чё больше не пускает? Ты вроде квартиру сначала снимал у кого-то.
– За пузырь! где я их напасусь? Ликёро-водочный что ль? Да и тут ничего…
Топят как в бане. Всё путем, и жизнь прекрасна! Усёк, Малой? Ладно, иди, показывай, что вчера без меня сотворил
– Да это … ну где дверь. В четыре кирпича выложил.
– Сам? Один? Растёшь – мужичок нахлобучил пидорку Малому на нос
– Э, ты… Вы!
– А молодец, пацан, Верёвочкой проверял? На глаз? А это фигня. Покеда не больно секёшь – особо не балуй. Мал ещё выше дедов скакать.
Молодец – похлопал по стене – Считай, и работы на сегодня лишил.
Цемент не привезли, да? А я тя и штукатурить научу. Под Москвой, знаешь, сколько квадрат? 500! Вот и прикинь, какие бабки забить сможешь. Хотя уж нет… Ищи уж лучше, Малой, тут: и с калымом что б – так и на хлеб, и на масло, и на личную жизнь с лихвой окупится.
Личную жизнь – личную жизнь…
О! а это чё за ерундень? Это какой, скажи, дурак додул кирпичи на коробку класть? Перемычку умные люди ложат! А это будет прогибаться, и со временем дверь люди измучаются закрывать
– Чей, плевать! Там обштукатурится – и нормально. Не видать.
– А про это, Малой, позабудь! Если что и делать, то надо это делать так, что б и тебе хорошо было, и людям, которым делаешь.
ПонЯл? Ладно, тащи зубило, молоток. Помоги сдвинуть эстакаду. Аха…Хорошо
Я сейчас выбивать буду. Раствор ещё сыренький. А ты обивай, они ща сгодятся.
– Чем?
-Топором. Пальцем что ль?

Мужичок выскреб щепок с кучи мусора, положил их между пары кирпичей, на те тройку гвоздков. Зажёг. Поставил на сей импровизированный очаг кружку с чем – то похожим на чай. И посмотрел на вздувшийся пузырь на правой потрескавшейся от раствора грубой ладони
– Ладно, резать не буду!
– Не боишься, бои…тесь?
– Я зубы се рву пассатижами. Сначала больно. Потом отходит.
– Шлёпай!
– Чё? – не понял Малой
– Пей, говорю!
Малой отхлебнул эту гремучую чае – чифирную смесь, а мужик пошёл открывать окно.
– А где электрик?
– Чё он те сдался? – руками разгонял дым
– С ним интересно.
– Ой, ли?!.
– Прикольный он и книжек много прочитал!..
– Мне он всю работу тормозит
Я у сестры в деревни был. В бане упарился. Она мне: «Оставайся. Переночуй на чистой постели» А я: «Нет – нет, электрика жду»
– Душою болеешь, как за своё.
– А я не могу иначе…
– Набил ба провода свои, а я б заштукатурил – и вся б недолга. Нет вот!
– Забей на него! Синячит поди у первой жены – дочери 17,да децлу от неё – год. Я сына его видел. Жмётся что – то. Вроде и намекает, а вроде и молчит.
– Это неродного, от второй жены который?
-Да какая разница? Родные такими хвостами не таскаются. «Папа», «папа»- харкнул в угол Малой.
– Мож и моя дочь так же кого – то папою зовёт?..
– Ты ж говорил, у тебя сыну сороковник!
– И дочке 12 лет… Это я уж с женой не жил. Комнату квартиранткам сдавал, татарочкам. Ну, я сам ничо, не лез. Она сама. Ничего, мол, не требую. Люблю вот и всё. А потом меня в ЛТП от пьянства лечиться. Вышел – её в тюрьму. За воровство. Но я не верю. Не могла она ничего сделать. Клевета всё. С тех пор и не виделись. Хочу дочь посмотреть.
В тюрьме баба одна передала. С ней сидела. Дочка, говорит, копия – ты.
А сын мимо меня. На машине. Ведь…ну всё ведь ему досталось. Дом. Ну, всё, буквально. Хоть бы кивнул – пальцем он растёр грязную слезу – Ой, не могу. Баян! Раскрути мою душу!
И запел Баян, словно заплакал. Малой, привыкший к другому исполнению, более эстрадному и современному, заглох в своём углу, стыдливо вытирая внезапно появившиеся слёзы. А Баян рыдал. А за грязным окном пушистыми хлопьями падал снег, кружась в отзвуках неизвестной мелодии. Мужик вдруг запел что – то, про тюрьму, про жизнь. И голос его был таким жалобным, тоскливым, только ни как у нищих, а …как скрипка.
Мужичок словно переводил все свои душевные треволнения в ноты, распахнув нараспашку свою душу, не боясь в ней плевков народа.
– Э – эх!.. – откинулся он головой к холодному стеклу,- я к бабе одной хожу. Она мне всё: «Вот сойдёмся, как только дочь замуж выдам» А я: «А я доживу?!»
Так вот у неё – закурил – квартирант – студент живёт. В музыкальном учится
– …ботаник – заключил Малой и приблатнённо вздохнул – бо –а –та –анутый…
– А у меня душа плачет тогда – родня опять от двери прогнала…
И я все, что в душе – в ноты, в ноты!..
И этот квартирант зА голову схватился: «Да как Вы, не знавши нот, и такое!»
– Слямзит!.. По – любому прям.
– Чё ?
– Запомнит, выдаст за своё.
Если, конечно, ботаник
– Ну, ты хоть не забывай…
– Попробую. Клёво так, в принципе
А всё – таки жаль, что нет электрика. Сейчас бы начал грузить про «артистов», с которыми работал или про книжки б спорить начал. Я ему Приставкина «Ночевала тучка золотая» дал – всё щ не вернул.
Откуда – то послышался голос:
– Кончай дискотеку!
– Чё? Электрик помер. Сын неродной ночью на огороде в снегу нашёл…

…. Прости, дядь Коль!..

примерно 2001 год

Loading Likes...

Оставить комментарий