Фэнтези-Русь

1.

Со взятия хазарского города Самбатоса началась активная торговля по Днепру — по пути «из варяг в греки». Столица сюда была перенесена по торговым соображениям, но и Рюриково Городище, и Старая Ладога не захирели. Русь только зарождалась.

Долго бесновалась молодая Русь, словно юная распутная девка, долго бесновалась Русь со своими идолами. Великий чернокнижник и шаман земли Русской, Кащей Бессмертный, получал за каждую принесённую ему (или его идолам) жертву силу, силушку творить дела поганые и срамные, непотребство всевозможное и горе великое. И вот явилась Ольга, наречённая Еленой, родом из земель Пскова. Явилась и, подобно великим апостолам, донесла до Руси благую весть — евангелие. Сама крестилась она в Царь-граде, а внук её крестил всю Русь.

Тогда Кащей Бессмертный призвал к себе одного кудесника, чтобы тот показал жителям степей богатство Руси, чтобы, как псов, натравить их на земли христианские…

На Руси же в то время жили великие богатыри: Добрыня Никитич, Илья Муромец и Алёша Попович (а может, жили они чуть раньше, но были призваны снова своим народом). Все они учились ратной науке у самого Святогора, которого молва считала великаном, но тот после великой славы боевой нашёл девушку из народа, женился на ней по всем обрядам и стал жить в земле Берендейской, вдали от простого люда. Богатыри же эти трое были холосты. Суровым среди них считался Илья Муромец, трезвым, мудрым и основательным. Добрыня Никитич всегда готов защитить, помочь, утешить; слыл он миротворцем. Алеша Попович был чуток, любил природу земли Русской и звёзды небесные, играл на гуслях.

Илья Муромец казался буйным, как гроза. Его чёрная борода с дикостью вырастала из него. Красный плащ поверх доспехов. Огромный меч.

Добрыня Никитич никогда не любил ходить своими ногами, а любил он коней, любил выехать на луг на белой лошадке. Борода его была длинная, но убранная, причёсанная.

Алёша Попович был моложе своих соратников. Ни борода, ни усы на нём ещё не росли. Меч — лёгкий, и обязательно — щит с круглым умбоном.

Прошла весть, что «старые боги» будут мстить Руси: будто Водяной уже призывает речных дев, а Леший поднимает на бунт всё звериное царство, что мавки, вурдалаки и упыри вылезают из болот, что старуха Яга вновь возродилась и собирает грибы для отвара.

А к этому другая напасть: новая степная держава угрожает с юга и востока. Челяби-эмир гонит уже свою конницу лучников — воинов-кешиктенов, из земли, где правит хан-суховей. Скачут они на конях быстрых, каждый конь их, как огонь.

Русские князья же к тому времени уже рассорились меж собой. Единую армию составило лишь небольшое ополчение, стрельцы-лучники и приглашенные варяги. Но народ призвал, призвал из прошлого своих богатырей-защитников и всю надежду возложил на них.

2.

Встретились богатыри и держали совет в одном белокаменном граде. Стояла весна. Цвели леса. Дятлы стучали, словно работали столяры.

Добрыня Никитич сказывал, что надо сдержать степную угрозу, а уж после лезть за нечистью в болота. Алёша Попович настаивал на том, что если Кащея нейтрализовать, то и степное полчище остановится. Илья Муромец тоже сказал своё слово: «Наш шапочный разбор ничего не решит! Бить надо всех, всех и разом!»

У Кощея же был свой совет. Длинный острый нос, длинная острая седая бородка, острые уши, острые концы короны. Сам одет, будто рыцарь тевтонский. «К Вам старуха!» — доложил упырь. «Пропустить!»

  • Что же, друг, твои солдатики меня уже позабыли, так стара я стала?

  • Не серчай, подруга!

  • Вот гостинцы тебе: грибочки-мухоморы, как ты любишь!

  • Благодарю!

  • Зачем звал меня?! Али что случилось?

  • Русь восстаёт. Дух русский никак не успокоиться! Свет её поглотил такой, что мне больно смотреть в сторону Святой Руси.

  • Какой Руси?

  • Святой Руси! Так о них теперь другие народы сказывают. Идолов забыли. День Ивана Купала не соблюдается. Оргии пьяные не собираются. Чем живёт Русь, в толк не возьму.

  • Что же, я помогу тебе извести русский род. Буду насылать отравления, болезни, хвори. Изживу я русский люд. Только дай мне часть силы, которой и сам владеешь?

  • Какой такой силы?

  • В Водице мертвой заключённой.

  • Это тебе Водяной выдаст, я тебя к нему отправлю и тебе письмо с печатью своей дам. Только знай, что в Руси появилась святая вода, такая то есть, что и мёртвую водицу нашу очищает.

  • Ничего! Управимся и с этим! Кушай грибочки, дружок, а я к болотам пошла.

Когда старуха ушла, Кащей достал из серебряного ларца живого зайчика и вкусил от живой плоти; цепкие руки Кащея сжали зверька. Затем Кащей откусил мордочку.

3.

На ту пору дошли богатыри до Тьмутаракани, до самого Русского моря. И вышел на трёх богатырей русских один богатырь степной — Идолище Поганое, как его называли. Великан в ладонь мог взять корову, вырвать дерево с корнем. Алёша Попович начал стрелять из лука, метя в глаза супостату. Добрыня Никитич кружил под ногами великана, пытаясь копьём ранить противника. Илья Муромец пошёл напролом. Свёл в руки всю свою силушку богатырскую, подошёл к Поганому Идолищу, взял его за босые пальцы на левой ноге и начал отрубать их своим мечом. Взвыл грозный враг. А тут ещё и стрела в ухо прилетела. Плюнул в землю Идолище Поганое и поспешил восвояси. Тогда же явился к трём богатырям сам Святогор и держал слово: «Молодцы вы, ученики мои, я бы сам такого противника и не одолел бы. Сила ваша в единстве, пока вы вместе, вам никто не страшен!» Святогор сказал это и исчез, как появился.

Богатыри развели костёр, стали хлеб чёрный кушать с редькой и хреном.

Тем временем добралась баба Яга до топей Водяного. Старуха застала владыку болотной нечисти в грязевой ванне. Он поглаживал своё зелёное брюхо, вокруг летали стрекозы. «О-о-о! Моя девонька пожаловала! Сколько же я тебя не видел?!» — произнёс он. «Какая я тебе девонька?! Лежишь тут, полёживаешь. А там русский дух воспрянул! И ты понимаешь, что если нас перестанут бояться, верить в нас, то мы погибнем!» Улыбка чудища слегка искривилась, поджались жабры на ушах и руках. Водяной молвил:

  • Меня в отличие от вас — тебя и Кащея — ещё долго будут помнить. Русские болота — опора Руси, когда идут на неё захватчики. Меня прославят в веках под именем и образом Ивана Сусанина.

  • Прозорливый какой! А нам-то что желать?! Как богатырей изжить?

  • Я тебе дам хмельной медовой напиток. У реки Пьянь русские напьются до скотского состояния, не смогут победить новые орды степи и 200 лет будут всем народом под игом. Пьянство же войдёт в привычку и будет часто склонять людей ко греху — нам на радость. Держи напиток! — зелёный толстяк вылез из болотной лужи и отдал Яге маленький бочонок из своего небольшого хозяйства. — Только плюнуть в медовуху не забудь, а то не подействует так, как это нужно нам.

Так попрощалась с Водяным баба Яга. Когда старуха ушла, то пришли русалки и начали ублажать своего владыку. Целовали его, миловали его, гладили его, ласкали. Беззаботная улыбка появилась на его лице.

4.

Девушка Берегиня давала трём богатырям совет: «Не пейте ни в коем случае вы ведьминой воды!» Берегиню знали на Руси за её мудрость и целомудрие. Сватались к ней многие, но она не могла пока найти мужа по сердцу. Сватался к ней сам Леший. Она его приручила, как зверька, перестал Леший безобразничать. За это и прославили Берегиню. Так и ходил за ней неведомый зверёк, зубастый, похожий на толстую крысу, только размером как вепрь. Берегиню полюбили и звери лесные, и птицы небесные. Славилась она и как хорошая целительница.

Как хорошую целительницу хотели взять с собой и богатыри. Точнее один всех прочих очень хотел: Алёша Попович. Но Берегиня сказала так: «Когда я вам понадоблюсь, я буду с вами!» Так ехали богатыри до Тьмутаракани, а после победы над Идолищем Поганым ещё пуще им захотелось видеть женщин.

Вдруг из-за опушки вышла женщина немолодая с медными волосами. «Ведьма!» — подумали все трое.

  • Устали небось воины русские?! Хочу попотчевать вас, милые мои сыночки!

  • Нам от тебя ничего не надо! — отозвался Алёша Попович.

  • Пить небось хотите? Сытью попейте!

  • А я бы не отказался! — Произнёс Добрыня Никитич и приник устами к бочонку…

  • Не-е-ет! — Закричал Алёша. — Берегиня не велела!

Добрыня же, как выпил глоток зелья, смешанного с мёдом, пал с коня, а ветер- суховей приподнял его и унёс почти что к чёрту на рога (Ведьма сказала напоследок, что друг их богатырь теперь в крепости Кащея мучиться будет). Рассмеялась женщина и обратилась Ягой, а оборотившись, полетела в тёмные края так, что стрелы из лука Алёши до неё не долетали. На метле улетела Яга. Илья был в гневе. «Было три, а осталось лишь двое. Перво-наперво выручим нашего товарища, а там как Бог на душу положит!» Алёша не спорил.

5.

Где стоял замок Кащея, ни Илья, ни Алёша не знали. Давно они вышли из пределов Руси. Страшные места окружали их: зловонные болота, сухие степи, леса глухие и горы снежные, морозные.

Вдруг встретили они старца с тростью из молодой осины. Был он в белом рубище, расшитом красными узорами. Седая борода его доходила до пояса. По всему видно было, что он кудесник, слуга языческих богов. Илья Муромец крикнул:

  • Что, старик! Не помогают тебе твои Перун и Велес деревянные.

  • Молчи, вояка, когда со старшим разговариваешь!

  • Знаешь ли ты, где Кащей, это бесовское отродье, живёт?

  • На Кудыкиной горе!

  • Не выдумывай, нехристь, правду молви, а то у Ильи рука тяжела.

  • Я пущу вперёд вас огненный шар, за ним и пойдёте. Дам два волшебных яхонта, чтобы не погас огонь. Кудыкина гора не всех к себе пускает. Сегодня она здесь, а завтра — там. Кащей мне теперь тоже не товарищ: всю силушку наших богов забрать хочет и всеми землями, всеми царствами управлять единолично. Обезумел на старости лет.

Так и двинулись за шаром из огня два богатыря. Алёша затянул песню на гуслях, да такую грустную, что сам заплакал.

6.

Кащей над златом чах: любил пересчитать свои денежки. Бывает, что целый день пересчитывает. И вот привели к нему Добрыню Никитича. Заковали понадёжней. Появился у Кащея собеседник. Долго смотрели они один на другого; Добрыня жаждал боя, состязания, Кащей думал, какие же муки не под силу и русскому богатырю. Кащей начал искушать Добрыню:

  • Любишь ли ты звон злата? Любишь ли ты звон злата более звона ваших колоколен?

  • Мне от тебя ничего не надо!

  • А я и не предлагаю. Я тебя в рабство отдам, будешь жить и работать за морями-окиянами, где и речи твоей русской никто не разберёт.

  • Делай со мной, что хочешь!

  • Переходи на мою сторону! Всегда будешь богат. Я научу тебя читать великие книги, тебе откроются неведомые тайны и премудрости. Ты станешь шаманом — повелителем природы. Тебя будут ублажать русалки. Сыт и пьян ты будешь ежечасно.

  • Лучше помереть, чем Русь предать на поругание тебе.

  • Однажды я так разделю Русь, что она сама с собою воевать будет. А ты бы мог жить вечно, как я! Соглашайся!

  • Жить в твоих хоромах — не жизнь: пауки и мыши летучие, изваяния бесов, гнилые деревянные проходы, всё серое, серое, серое. А я люблю солнце, благодать Божию в церквушке, девушку красную хочу в жены взять, детей растить во славу рода моего. А ты, Кащей, живёшь уныло: металл свой перебираешь, а купить на него ничего не можешь, подарить никому не хочешь, помочь не желаешь. Твоя семья — это вурдалаки, упыри, а дети твои — мавки.

  • Я — великий владыка тьмы! Я — король мёртвых, я — магистр философии Тонатоса, Я — некромант-алхимик! А ты хоть и силён телом, да в голове пусто! Я знаю все науки! Ты — ни одной! Ты глуп и невежествен.

  • Зато у меня есть сердце любящее! А не камень гранитный.

  • Замолчи! Ты ничего не знаешь обо мне, сопляк! Пожил бы с моё, по-другому бы говорил. Заткните ему рот!

7.

Тем временем двигались русские богатыри за шаром огненным. Но после пяти часов пути огонь погас. Обманул языческий жрец! Стали по приметам думать-гадать, где они очутились. Но долго гадать не пришлось. Вышел из леса к ним мужчина в шубе из медведя (из «бера», как звался этот зверь здесь). Им оказался сам Берендей, князь берендеев. Русь! Они на Руси!

Берендей пригласил их в свою вежу. Там увидел их сам Святогор с супругою своею, родом из поморов происходившую. Илье приглянулась эта жена. Буйна головушка его смягчилась; даже гребень взял и причесался. На том гребне остались волосы богатыря Муромского. Их взяла для ворожбы девка Маланья. На следующий день загорелась страсть у Ильи, вышел он на улицу и сразу приметил Маланью, дочь крестьянскую. Тогда и сыграли свадьбу. Бередей обещал новобрачным дом хороший, и поле, и корову, но Алёша Попович напомнил Илье, что не простой тот человек, а богатырь — сила, честь и опора земли Русской. Маланья уже долго в девках ходила, четверть века. Не хотела она отпускать своего мужа. Святогор и Берендей дали Илье и Алёше ворона, ворона Кащеева. «К своему хозяину полетит, а вам путь укажет!» Так и решили. Маланья принесла богатырям целый ящик грибов (грузди, маслята, рыжики) и ягод (земляника), которые сама собирала. Но Маланья с ящиком чувствовала себя лишней. Илья подарил ей два яхонта, чтобы их в ушах носить. Женушка успокоилась, потому как сама знала, на кого ворожбу нагоняет.

Выступили три богатыря в новом составе: Илья Муромец, Алёша Попович и Святогор.

8.

Тогда же бились битвой страшною русские воины разных земель и Челяби-эмир с конным воинством. Между лесом и горами бились. Степные воины использовали чудо-машины — баллисты. Такие орудия запросто прошибали стены: деревянные и даже каменные (если худо их строили казённые мастера).

Берегиня, дева юная, призвала на помощь лесных зверей: волков и лис, медведей множество. Леший был не против. Леший и сам вступил.

Русский лучник был пешим, степной лучник был на коне. И то, и другое качество имело свои плюсы и свои минусы. Коня не так-то просто держать, когда прицеливаешься, и только те, кто с младенчества на коне умели владеть лошадью как частью своего тела. Тяжел был меч наёмных варягов.

На ночь битва прекратилась, стороны разошлись по разным берегам реки Пьянь.

9.

Чёрный ворон летел над пущей, а перед пущей было болотце. Приблизились богатыри к болотцу и вдруг видят: две девочки в белых одеждах, расшитых красным узором. Илья хотел с ними заговорить, Но Святогор его остановил. «Нечисть это в облике детей. Что обычным отрокам делать на таком далёком болоте?!» Мавки начали кричать: «Батя! Батя! Забери нас отсюда или сам полезай к нам!» Святогор посмотрел на товарищей. Никто из них ещё не имел детей, детей Алёша и Илья любили, сами хотели растить детей.

Пошли богатыри сквозь болото: с камня на камень, от осины к осинке. Вдруг вышел к ним сам водяной с палицей огромной и молвил: «Нет дороги далее для смертных! Кто дальше идёт, того смерть заберёт!» «Уж не ты ли хочешь в качестве Костлявой старухи тут нам послужить?!» — отозвался Святогор. Алёша натянул лук, Илья достал меч. Болотный король смекнул, что для конфликта он как-то не готов. Водяной похлопал в ладоши. И тут же явились русалки, девы речные. Стали они песню дивную петь, началась ворожба. Но Святогор был готов и тут, взял гусли Алёши и стал народные песни играть. Не могли вынести этого дочери воды и скрылись.

Толстяк-Водяной попустил проход богатырей через свои владения. Опять улыбнулся он своей ехидной улыбочкой («А что, может, я после Кащея всеми нечистыми духами править буду?!»).

10.

Баба Яга много бегала за последнее время. Теперь отлёживалась, пила чай с мухоморами. Метла сама подметала горницу. Теперь ведьма обдумывала свои отношения с Кащеем за многие годы, что живут они около Руси. Часто они предавали друг дружку, но ведь зло и не может иначе; если делать зло, то всем и сразу, иначе зло неполно. Помнила Яга одного чёрта с Лысой горы, куда летала она по молодости. Статный был чёрт, настоящий! Своей флейтой он очаровывал, соблазнял дивной музыкой: и ведьм, и простых девушек, и даже русалок. Но тогда как-то явился на Лысую гору сам Святогор (не побоялся же!) и отнял флейту… и сломал её. Тогда ведьмы начали бежать с Руси, их изгонял русский дух, христианская вера и радость смертных от простого житья-бытья. Ведьмы терпели инквизицию, но на Русь Святую возвращаться не хотели, ибо там им могли очистишь душу, а этого не было в планах у сатаны… Не может ведьма полюбить. У каждой ведьмы один жених, тёмный жених — сатана.

Избушка на курьих ножках стояла в полусне. Грезила и сама Яга. Видела себя принцессой огромного белого замка. Видела турниры рыцарей за её поцелуй. «Эх, всю жизнь я этому ведовству отдала, а счастья как не было, так и нет».

11.

Лучники и мечники бились с диким степным народом. Русь и Орда встретились, и каждая сторона защищала свой образ жизни: оседлый или кочевой. Чем больше погибало людей, тем больше радовался Кащей, смотрящий за происходящим через магический шар. Ему было наплевать, кто победит, главное, что кровь проливается на землю и питает его силы. Сладостно ему вдвойне, если погибал православный христианин. «Русь перестанет быть «Святой», тогда-то и конец её народу, и её властям, и воинству.».

Вдруг ему доложили, что три воина пытаются проникнуть в его чёрную твердыню. «Как они нашли Кудыкину гору? Яга опять меня сдала? Вот я ей задам!» Богатыри штурмовали логово Кащея. Упыри и вурдалаки только и успевали, что крошиться и развеиваться, разламываться и разлетаться. Илья Муромец снял с петель железные ворота. Алёша попович стрелял по катапультам на башнях, Святогор просто пробил кулаком стену.

Кащей призвал свою костяную армию. Но рожки да ножки остались от этой армии по истечении четверти часа. События начинали Кащею надоедать. Он стал со своего трона, вытянул худые руки и начал вытягивать из богатырей их физическую силу, ту самую — богатырскую. Все трое русских воина пали и стали задыхаться. Но тут явился спасшийся из оков Добрыня Никитич. (Это Берегиня его освободила, пока другие богатыри крушили крепость Кощееву. Она шла за богатырями по лесу, хорошо умея маскироваться, не открывать себя.)

Добрыня метнул копьё в Кощея, тот чуть оступился, исход силы из богатырей прекратился. Теперь все четверо напали на Кощея. Но он легко раскидал всех четверых, как буйный бесноватый может раскидать лекарей и самых дюжих воинов. Вурдалаки привели Берегиню. Богатыри стояли в ожидании смертоносных молний, которые высосут их богатырскую силу. Они рубили Кощея топорами, били мечами, стреляли из лука, — ничего у них не получалось. Так бы и сгинули последние защитники Руси, а вместе с ними и молодая девушка Берегиня. Кащей видел как пред смертью, то бишь перед ним самим, разыгралась следующая сцена. Алёша Попович подошёл к Берегине поцеловал в щёку и сказал: «Милая ты моя девонька, люба ты мне. Пусть не в этом, так на том свете вместе будем!» Девушка зарделась, а потом вскочила и бросилась Алёше на шею, вся в слезах. Кощея заинтересовала эта вдруг открывшаяся любовь.

  • Любовь! Ненавижу само слово «любовь»! Кто только научил людей любви?! Золото и власть правят миром!

  • А как же правда?! — выпалил Илья Муромец!

  • Какая ещё правда?! Вы — русские — живёте химерами: любовь, правда, святость. Сама ваша Русь — это что? Географическая точка, страна экзотическая, союз племён, государство или просто владение потомков Рюрика, балтийского пирата. Русь ваша всё время колеблется в своих границах, собирается и раздирается. Не может устоять ваше царство, потому что в себе разделено.

  • Святая Русь — наш идеал, это наша отчизна, память народная, и ровным счётом ничего не значат временные междоусобные войны и границы княжеств. Святая Русь — это единство веры. Русь несёт слово Божие! А Бог — один и един! — ответил Илья.

  • Дождётесь вы все у меня! Блуд и пьянство сломят ваш русский дух. Не будет более богатырей после вас, и от вас отрекутся, и вас забудут. Я вами править должен! Я — ваш бессмертный царь, пришло время мне царствовать вечно над вами!

  • Никогда и ни за что! — не унимался муромский богатырь.

Вдруг в зал вошла сама баба Яга. Вошла без спроса и без доклада. Она подошла Кащею… и поцеловала его… И только она это сделала, стала юной девушкой, прекрасной во всех отношениях красной девицей. Сам Кащей обратился в молодого юношу, его седая борода стала русой, выросли волосы на голове, с головы упала корона. «Что, что случилось?!» — засуетился новоявленный юноша. Девушка молвила ему:

«Ты не помнишь, а вот я хорошо помню, как один кудесник, весь в белом и с белой бородой, заколдовал нас. Он обещал нам — малым детям — чародейские умения, фокусы всякие, искусил нас. Но чем больше мы чего-то хотели, тем хуже становились характером. Мы брали всё, а сердце своё расточали. Богатство сделало нас жадными, гордыня затмила способность любить, мы стали радоваться чужому горю и отчаиваться из-за своего. Мы стали монстрами не только по виду, но и в самом интимном уголке души. Бери же теперь меня в жены и будь мне одной царём!»

Юноша прильнул к девушке. Упыри и вурдалаки пали прахом. Богатыри были свободны, а из слов девушки поняли, о каком кудеснике идёт речь. «Рассиживаться некогда, там степной народ нашёл на Русь!» — сказал Святогор, Илья кивнул одобрительно, и все богатыри встали, чтобы идти спасать родные места, а с ними и Берегиня — невеста Алёши Поповича.

Как вышли они с Кудыкиной горы, так она и исчезла, обратившись поляной. Бывшие злодеи, девушка и юноша, слишком долго шли к своему счастью, чтобы вмешиваться в чужую войну. Его звали Иваном, а её — Марьей. С той поры считается, что появился цветок новый, — в знак их большой любви.

12.

Кудесник уже спешил к Челяби-эмиру. Кудесник показал, что владеет магией огня, может пускать по врагу огненные шары. Эмир сказал на это, что и не такое видывал по всей земле, которую почти всю кругом изъездил на своём коне вороном. «Всесильный ли ты чародей?!» — спросил эмир у Кудесника, а тот, разумеется, ответил положительно. Тогда Челяби-эмир подозвал своего охранника, взял меч из его рук и его же зарезал. «Оживёшь его, приму тебя в своё войско, а если нет, то умрёшь смертью самой мучительной!» Долго пыхтел Кудесник, что-то заговаривал, какие-то порошки смешивал, вызывал Перуна… Кудесника посадили на кол.

Челяби-эмир призвал самого верного и проверенного своего мага. Звали его Суховей-хан. Подул он на Русские земли и погубил все посевы. Голода и холода ждал Челяби-эмир, чтобы напасть на Русь. Суховеи осушили некоторые болота и ручьи. Это очень не понравилось Водяному, потому как пропал весь его гарем. Водяной решил вместе с братом Лешим помогать Руси. А помощь была нужна…

Кешиктены окружали город с деревянными стенами, стреляли в него зажженными стрелами со всех сторон, и вот из пожарища люди сами выносили ключ от города, хлеб и соль.

Держались монастыри белокаменные, переделанные под крепости. Но Русь тогда была больше лесной, равнин мало было. А в лесах хозяйничали покорённые Руси Леший и Водяной. Они сбивали с пути степных гостей, водили их кругами, заводили в топи. Русалки обвораживали горячих степных мужчин и затаскивали их в глубь озёр и болот. Неведомые звери нападали на воинов эмира и хана.

Русь не сдавалась ещё. И богатыри её стояли стойко.

13.

Берегиня (знахарь и женщина-врач) вышла замуж за Алёшу Поповича (великого богатыря). Илья Муромец забрал Маланью свою из города берендейского в свой родной Муром. Добрыня Никитич так и остался просто великим всадником. В бою бывал он чрезвычайно смел, а от взоров бабьих робел. Ему и попы говорили, что жениться бы надо, хозяйством заниматься. На это богатырь отвечал: «Пока над Русью иго, не могу я успокоиться, и не важно чьё иго: от монголов или латинян, пока князьки Русь на куски раздирают».

Не печать Рюрика сплотила Русь, а русский дух, сознание святости своей земли. Танцы и песни восточных славян внятны всем другим народам. Однако мшелоимство очень распространилось по Руси. Окаянные наместники поделили Русь и стравили её жителей.

Видимо, настало время вновь призвать трёх великих защитников Руси, богатырей: Илью Муромца, Алёшу Поповича и Данилу Никитича.

Loading Likes...

2 комментария

Оставить комментарий