Агнешка

Часть 1 . Сон

Когда тень человека попадает в будущее, он уже не в силах как бы то ни было повлиять на ход своей жизни. Он каждое мгновение пытается ухватится за полы тени, но в то же время каждое мгновение тень ускользает от него. И когда человек встречает новый день он не может сделать ничего полезного. Ведь его тень уже натворила в этом новом дне много всего. Разбросала всю мелочь, истратила всё огниво, поставила свои метки на пространство и на время. Человека в таком случае ничего уже не может удивить. Тень его уже всё высмотрела и потрогала. Хорошо бы если она каждый момент времени передавала что видит назад в прошлое, тогда бы оставалась возможность выбора. Но нет… Тень слепа, глуха и бессловесна. Она интуитивна.
         У моего друга была презентация новой книги стихов, собралось много народа, моя жена тоже приехала. Она почему-то была одета как на поминках, как бы предчувствуя что-то. В разгар веселья отовсюду поползли черви.Мерзкие жирные жёлто-зелёные черви. Все в ужасе стали их давить чем придётся. Мой друг шандарахнул по одному из них кухонной доской слизь брызнула и попала мне на лицо. Червей становилось всё больше. Они сползались в углу комнаты в человекообразный комок и комок чернел и костенел. Моя жена запрыгнула на стол – не запрыгнула – взлетела. Я её никогда такой не видел, она была настолько реальной, настолько сконцентрированной, что все мои стереотипы о ней растворились в то же мгновение. Она громко сказала:

“Избегайте контакта, иначе станете Рыбой”

…и показала на формирующееся человекообразное существо в углу комнаты, похожее на обгоревший труп. Через мгновение жена оказалась рядом со мной и сказала:

“Все чисты кроме тебя. Не прикасайся ко мне, иначе ничего не спасти. Со мной ничего не станется, я вечная. Здесь я твоя жена и я люблю тебя, но по сути я тебе чужая. Я пришла издалека присматривать за этим миром. Но если ты прикоснёшься ко мне и не сделаешь, что я скажу, и мы просто уедем, то этот мир исчезнет. Будущее потеряет смысл. Любви не станет. Искусства не станет. Пути по которым мы приходим к вам исчезнут. Твой друг никогда больше не напишет стихи. Рыба уже сформировалась. Иди и возьми её на руки. Только обязательно вложи пальцы ей в глазницы. Сначала вложи пальцы, а потом подними. Пока твои пальцы будут в её глазницах зло не проникнет в этот мир. Тебе придётся привыкнуть к Рыбе – слизь содержит кислоту”.

Я сделал так как сказала жена. Вложил пальцы в рыбины глазницы и взял Рыбу на руки. Из Рыбы начали вырастать волокна и оплетать мои руки как плющ. Эти волокна больно жглись, но почему то стало тепло и спокойно.

“И что теперь?” – спросил я.

“А теперь иди – ответила жена – иди и не оборачивайся назад. Иди в наш лес. На месте нашей первой встречи тебя будут ждать посланники. Они привезут с собой гробницу. Ампутируют Рыбу и положат её в гробницу. Ты станешь свободным”.

“И Рыбу заберут в твой мир?”

“Нет. Оставят в корнях сосны”

“И что тогда?”

“Ты будешь жить, а я исчезну. Испарюсь как медуза.”

“Ты сказала, что ты вечная. Как же так? Почему ты приносишь в жертву свою вечную жизнь? Это не стоит того. Я вытерплю. Я никуда не пойду. Срастусь с рыбой и умру вместе с ней. Это же симбиоз. Я стану её привычкой, её зависимостью. Моя смерть уничтожит Рыбу”.

“Да, уничтожит. Но в действительности ли ты ты хочешь остаток своей жизни страдать ради меня? Я думаю на самом деле я не причём. Ты надеешься, что тебе за твой поступок люди причислят к лику святых или в худшем случае поставят памятник”.

“Если так, что из того? Ты будешь жить и хранить людей от нападок зла. Если бы не ты чем бы мог закончится сегодняшний день?”

“С людьми. Всё будет хорошо. На моё место придёт другая”

“Тогда почему ты выбрала именно меня? Ты же видишь одновременно настоящее, прошлое и будущее. Когда ты меня впервые увидела ты уже знала, что произойдёт сегодня”

“Нет. Не знала. Я не знала всего. Я знала что Рыба появится, но я не знала попадёт ли её слизь на тебя. Здесь много людей, но она попала на тебя. Это случайность? Да. Но кто ещё в ответе за случайности, как не те кого они касаются. Ты расслабился. Ты отвлёкся. Ты думал не обо мне. И поэтому слизь попала на тебя. Ты виноват и ты, виновный, хочешь чтобы люди в честь тебя основали религию, а я жила в лучах твоей славы? Да – я вечная, но у меня есть тело как и у всех людей. И моё тело, которое ты так превозносишь, противится тому, что ты хочешь совершить. Оно противится тому, что ты хочешь принести жертву не ради меня, а ради себя, ради своей славы. Дело даже не в твоих мотивах. Мотивов нет – они иллюзия. Сама суть жертвы эгоистична. У меня была мечта. Быть с тобой до конца. Беречь тебя и хранить. Моя земная часть желала именно этого. Но не всё зависело от меня – от тебя тоже кое-что, хоть ты просто человек. Так что прими вину на себя и иди в лес. Избавься от Рыбы, возвращайся и сделай что-нибудь маленькое, земное, но светлое. Найди обычную земную женщину, работай, воспитывай детей или иди и сажай с монахами пшеницу”.

Я подумал, что ничего уже нельзя было изменить. Выбор был иллюзией. Если и возможность выбора и сакральность жертвы – иллюзии, что ещё остаётся человеку кроме вечной, непоколебимой, как вселенная прозрачшейшей любви посланников? Я посмотрел на свою жену в последний раз. Она уже поняла что я пойду в лес и что её не станет. Она отвернулась и вышла из дома поэта, не оставляя мне возможности, отвернувшись самому, хоть какие то шансы на самооправдание. Я пришел к той сосне, под которой мы целовались той, нашей первой весной. Появились посланница и два посланника. Посланник сделал мне укол в шею и я отключился. Я очнулся под сосной на влажной рыхлой земле в которой была закопана Рыба. Посланников не было, посланница стояла неподалёку. На руках кровили язвы от кислоты. Посланница, вся в белом, села на землю рядом со мной, обработала язвы мазью и сказала:
“Я Иойомаатре. Теперь я буду жить на земле вместо твоей жены Анхесенатен. Она испарилась несколько минут назад. Вот мой паспорт, в нём написано что я Мария Александровна Деева. Вот мой диплом в нём написано, что я закончила Варшавский Университет. Я буду твоей женой”

Иойомаатре была очень красива и многим походила на мою Агнешку, но губы были другие, глаза другие, нос был другой и уши были другие. Я подумал, ведь Агнешка знала, что так будет. Она знала, что мне пришлют жену вместо неё, но она сказала полюби земную женщину либо иди в монастырь. Что же это? Боязнь того, что история повторится? Что зло опять появится на Земле и я опять ошибусь, т.е. боязнь за вечную жизнь Иойомаатре. Или была это вполне земная, горячая человеческая ревность? Я не знаю и уже наверное никогда не узнаю. Уши не те.
Но я уже знал, что Мария-Иойомаатре Александровна Деева никогда не будет моей женой.

Часть 2. Явь

Осень хлынула с холмов и покатилась по верхушкам сосен красным, тёмно-зелёным,
алым, жёлтым, коричневым и залила посёлок Южная Польша, оплетающую его реку Еленю. Взобраться на восемь метров (два километра) в лес чтоб увидеть замок русского (не замок: восьмиэтажный куб из кирпича) По всей местности развешены камеры, охрана работает в три смены, а самого русского никто не видел, хотя говорят не умирать сюда приехал и не семью разводить, что-то там у себя организовал
наподобие незаконного производства.
Еленя смотрится фундаменатально – не ширится и никогда не узится. Отливает серебром в любую погоду днём и ночью. Фонарей мало, света от них много – свет равномерно распределяется по холмистым садам от Елени петляя вверх-вниз. На краю посёлка кладбище, в центре кладбища ещё один забор – кладбище для двоих посетителей. Там лежат муж и жена: Агнешка и Григорий,
поляки из простого рода, создатели местной сыроварни. Они жили счастливо, но одним вечером Григорий возвращался домой и встретил посланницу, русскую, чьё тело излучало накопленное пространство и терпкую тайну. Он без ума любил жену, но соблазнился красотой посланницы, в гостинице они отдались. А проснувшись в одиночестве Григорий застрелился. На похоронах к Агнешке подошла хозяйка
гостиницы, рассказала, что Григорий был с женщиной, и Агнешка, вернувшись домой, повесилась.
Внутри забора кладбища для двоих посетителей за трёхметровой полосой – ещё один. По полосе ходят доберманы которые никогда не лают – так обучены – даже вовремя нападения на нарушителя. Внутрь можно попасть только парами, и только тем кто страстно любит друг друга. Посетители заходят в специальное подземное помещение над которым горит вечный костёр. Если во время их пребывания в комнате пламя разгорается сильнее – их пропускают к надгробиям, если угасает – изгоняют.
Как-то к Агнешке и Григорию попытались проникнуть две женщины, одна из которых переоделась мужчиной. Смотритель сразу увидел обман, но пустил в проверочную комнату. Пламя разгорелось, но посинело и побледнело. Всех, кто приходил на кладбище, но не был допущен – убивали, но не сразу (чтобы не нашли общего в смертях) и качественно выставляли всё самоубийством или несчастным случаем. Так как посетители были с разных концов света, никакой опасности разоблачения не было, хотя среди местных и в интернете ходили устойчивые слухи о “проклятии Агнешки”,
но это верующих не останавливало ни в коем роде. Они шли, шли, шли, шли, потом попадали под автобус, вешались, нарывались на уличных хулиганов, получали удар молнией и т.п. Никакой связи. Но каждые новые посетители были уверены: именно они будут допущены, но на практике допускалось много меньше половины. Сегодня один мужчина пришел один, без спутницы, с ведром мяса, перелез через забор и разбросал куски говядины вокруг себя. Но сбежавшиеся доберманы не обратили на мясо никакого внимания, накинулись на нарушителя и поделили его поровну…
Посланница тем временем ходила по городам и посёлкам восточной и западной Европы, в поисках благородной и чистой любви. Но на практике, те кого соблазняла посланница, не раскаивались, просыпаясь утром в одиночестве пускались в поиски странницы, либо их жены ничего не узнавали, либо прощали, либо эти же жены сами были неверны и ещё очень много вариантов, среди которых никаких крайностей.
Но когда посланнице попадутся подобные Григорию и Агнешке, рядом с тем городом, будет построен такой же кирпичный куб и такое же кладбище для двоих посетителей.

Loading Likes...

12 комментариев

Перейти полю для комментария

  1. “иди и сажай с монахами пшеницу”

  2. «И Рыбу заберут в твой мир?»

  3. Ух, ничего не поняла! )

  4. Это что ж такое? Откуда такие мрачности? Ну, весна ведь, без конца и без края, а тут такие неприятности. Когда я бы очень-очень молодым, мне хотелось написать что-нибудь в духе Рабле, веселое и хулиганское, ну, очень веселое и очень хулиганское. Самый первый совет автору: будьте (пожалуйста, будьте!) любезны, почитайте Рабле “Гаргантюа и Пантагрюэль”, это вам просто необходимо, чтобы немного почувствовать вкус жизни, настоящей, яркой жизни, где можно и напиться, можно и забыться, и все это здесь, и все это можно. Потом (обязательно!) почитайте “Кола Брюньон” Роллана, и представьте себе этого хулиганского старика и его Ласочку. Потом попробуйте Грем Грина, хотя бы “Комедианты”, а потом Сименона, хотя бы “Мегрэ и гангстеры”, потом попробуйте найти в сети фильм “Странное место для встречи” с Картин Денев и Депардье. После этого немного подумайте, какие мысли возникают у вас в голове, должны быть неплохие мысли (обязательно!), а то у вас много каких-то странных мыслей. Они (мысли эти) как будто сами себя стесняются.
    Текст производит такое впечатление, как будто группу взрослых пытается напугать ребенок лет пяти, он выскакивает из-за угла и урчит и шумит примерно так “бу-ууу”. И взрослые делают вид, что им страшно и говорят так: “Ой, как ты нас, Сереженька, напугал!” И Сережа доволен. Но вы же не этот мальчик? Вы же все-такие постарше.
    Откуда, из какого мусора являются эти черви, да еще желто-зеленые? Вот смотрите, как можно с червями: “Сережка принес из сада червяка, долго держал его за спиной и вдруг размахнулся и бросил его на стол. Бабушка посмотрела на Сережу, потом на червяка и сказала Жене: “Обиделся, что ли?” А Валюша смотрела на червяка, он так извивался, что ей стало его (червяка) жалко. Сережа и правда расстроился, что его не позвали вместе со всеми”. Вот тут червяк у нас к месту, он один и это вполне нормально.
    Про сны. У Достоевского есть про сны, у Гоголя есть, попробуйте в Сети, я думаю, найдется что-нибудь, какое-то исследование. Почитайте и подумйте, как описывается сон, например, у Гоголя в “Ночь накануне Ивана Купала” (правда, красивое название?) Попробуйте прочитать и сами с собой разберите, что именно вам запомнилось больше всего и подумайте, почему и как это удалось у Гоголя, дотянуться до вашего сознания (когда его самого уже сколько лет на свете нет) и на него воздействовать. Вот ведь молодец Николай Васильевич, правда? Это я про Гоголя.
    А тут какие-то проверочные комнаты, синеющее и бледнеющее пламя. Синеющее пламя я что-то никогда не видел, разве конфорка у плиты барахлит, там эффекты различной концентрации пропана, в самом деле, красочные.
    Попробуйте описать свою улицу, потом то, что происходило на даче прошлым летом. Начните с малого, а потом попробуйте что-нибудь посложнее, например, про ваши отношения с товарищем (подружкой). Почему вы к ним так относитесь (плохо, хорошо), разберите это описание с другом (подругой), послушайте, что они скажут. Потом беритесь за что-нибудь еще более сложное. Например, что значит для меня слово “метеор”? Вот такие могут быть этапы.
    Но ни в коем случае не про проверочные комнаты. Хорошо, что не про пыточные. Выдумывать тоже ведь надо потихоньку, чтобы выходило хорошо. Это занятие непростое. Так что не торопитесь, пробуйте, читайте побольше и снова пробуйте. Но больше никаких ужастиков ни в коем случае не смотрите, а не то плохо будете спать!

  5. Спасибо за слова, за фразы, за поддексты. Их правда, несправедиво много, я, поверьте, не заслуживаю такого изобилия. Спасибо за малахитовые россыпи советов. Хозяйка медной горы не ваша родственница? А ведь медная руда делает огонь синим! Но как ей оказаться в дровах? Вопрос ещё тот. Но есть способ проще: сыроватые дрова + раскалённые угли + прикрытое поддувало. Но Вы же понимаете, что всё это не имеет отношения к моему костру! Он реагирует на настоящее, подлинное чувство – на энергию души. Ведь в проверочной комнате всегда двое: мужчина и женщина. Есть между ними танцует ангел, знаете как костёр может разгореться? До самого неба! Пламя языками звёзды щекотать будет. А если же нет никакой любви и лишь вонючий бес похоти пархает вокруг да около. Как быть тогда моему костру? Это намного хуже чем кислорода его лишить! Он долго не может прийти в себя после таких гостей! Ему больно. Ему страшно. Да-да, именно ему. Людям то чего боятся? Только им дан выбор жить или нет. Пусть приманивают ангелов, берегут их, удерживают внимание на своих подружках и товарищах, чтобы ангелы были постоянными их гостями. И никогда не умирают. И не погибают. Вы же не подумали, что это какие-то злодеи придумали такое кладбище! Просто каждый человек рано или поздно попадает в свою проверочную. Это данность, это неизбежность, это, простите, дар. Смыслообразующий (образующий смысл жизни) дар.

  6. Проблема, Григорий, в том, что мы не можем объяснить всё каждому читателю (то, что вы хотели сказать читателю, должно быть видно просто из текста). Текст я Ваш ещё не успел прочитать, сделаю это обязательно, но к мнению нашего Лёши Самойлова я бы очень советовал прислушаться.

  7. Прочитал.
    Любопытно. Но…
    1. Раздражает не всегда правильная пунктуация.
    2. Ампутировали рыбу? Может, голову рыбы, хвост рыбы, плавник? Или – ампутировали рыбу, после того, как жена срослась с рыбой?
    3. Сон, конечно, странный. Так и хочется спросить: “Чё курил? Я тоже хочу!”

  8. Константу: я тоже не читал, но осуждаю. (с)

    • gratzinskaya к Воскресенье,31 марта 2013 в 09:56

    пропасть отделяет наши тексты от наших же оправдательных коментов вслед)

    как будто с ясной головой замысла в светлых одеждах мы прошли через мутно-повествовательные воды в которых налипли стоковые включения интернет-отходов – выделений чужой фантазии – ошмётки бреда страшилок…

    и всё это копошится ползает лопается с писком под скалками и кулинарными лопатками…
    и всё это с гноем и слизью поедает наш мозг – авторско-читательский

    вно как благородны затеи))
    добро и зло
    низкая похоть и высокая любовь
    я буду груба – но пиша мы то благоухаем то блюём
    еще раз сорри сорри сорри – каков стол таков стул

    так может не подпитываться из канализации?
    и привыкнув к пойлу не кашеварить котлетки из экскрементов?
    и не таскать за собой вёдра с говядиной сеятельской рукой добра опустошая их на безвинные головы?

    человек свободен писать и говорить – это так
    писательство – лучший способ обнаружиться
    кто ты и на чём замешана твоя внутренняя жизнь
    но ведь как и в комнате – в своих мыслях надобно прибираться
    выметать из углов
    морить паразитов

    алексей самойлов слишком прав: в этом рассказе есть такой серёжа с деревянным пистолетом – нет уже не с ним наверное – а с примочкой из сетевой игры про вампиров некрофилов про изврат – этот серёжа через свою тонкую кожицу под завязку набился жёлто-зелёной слизью чужих фантазий и вот – стращает бедный ребёнок…воспроизводит потреблённое

    может стоит провести опыт – сесть на диету поголодать попоститься – сделаться герметичным для внешнего

    и тогда станет слышим свой собственный голос и откроются /с о б с т в е н н ы е/ – гуманитарные чувствования

    без фона
    здесь чудовищный фон
    невообразимый
    какофония
    из лая доберманов и воя висельниц

  9. А все же, думаю, молодцы авторы, ни черта им не надо Гоголя, Салтыкова-Щедрина, ну их, в самом деле. Плевать на стариков, надо (с ходу) чего-то там нового, изобрести, из мира “отвлеченных фантазий”. Милый (премилый) автор, неужели вы думаете, что каждый из тех, кто тут (и везде в Сети) со своими текстами мучается, не пробовал когда-то (давным-давно) писать про девушек-ангелов, про сирень в январе и прочие такие штуки. Но получаются такие вещи редко, у Грина (нашего, не Грема), у Катаева (позднего) и так далее. Но я не пойму, куда наш автор с этими рыбами, с неземными девушками “хочет доехать”. Бажов писал свои сказы, Салтыков сказки и даже Сологуб про “мелкого беса”, так ведь это все “жестко” привязывалось к “сегодня”, вместе с Хозяйкой Медной горы действовали мастера, их хозяева и так далее. Вы все же почитайте что-нибудь, кроме фентези (хотя Ле Гуин и Желязны очень и очень), не бойтесь потратить свое время, читайте (сейчас много можно бесплатно скачат из сети и вставить хотя бы в телефон), я ведь хочу вас отвлечь, как отвлекают детей от “вредных привычек” родители, когда пишу про чтение. Правда, задумываюсь, а на кой черт вам всякое чтение, пускай у автора прыгают там эти рыбы, скачут руки сами по себе и горят синим пламенем всякие предметы. Может быть, автор все эти штуки создает “на минутку”, ему сиреневые девушки вот как нравятся и плевать ему на Салыткова с Щедриным, ему так нравится и все тут. Если так, действительно, пишите, что хотите, но, с другой стороны, вы взяли и разместили это на нашем сайте, люди стараются, читают, а вы ничего и слышать не хотите.
    Вы даже представить себе не можете, сколько пришлось нам читать про серебристых змеек, девушек, собак и мальчиков с крылышками, только здесь, на Белкине, великое множество. Это как какой-нибудь бедный доктор в Тверской области каждый день сталкивается с вывихами и ушибами. Пришел бедняга, промыли рану (если грязь), вкололи сыворотку от столбняка, повязкой зафиксировали и пошел он, бедный вывихнутый домой. До свадьбы заживет. Вот и тут такая же история.
    Вы книжку прочитайте какую-нибудь, например, Андерсена, и подумайте, на черта столько лет их переиздают, кому это все надо. А ведь переиздают, да еще на десятках языков. А потом задумайтесь, в чем успех Мумми-Троллей и Гарри Поттера, ведь не в зеленых змеях же. Секрет популярности Янссон и Роулинг (это авторы, написавшие данные книги) вовсе не в “упаковке” из сказочного серебра, а в том, что герои сталкиваются с теми же проблемами, что и обычные дети – их любят (не любят), их обманывают, они и их друзья дерутся, мирятся, погибают, влюбляются и т.д. В чем, наконец, секрет Твена, ну, полазили ребятки в пещере, ну, нашли деньги, кому это надо. А ведь очень живые вышли эти ребята и дело там не в золоте, разумеется. А у вас “обертка” вылезает на первый план и за рыбами, чертями, за гоблинами и другими “готскими” штуками ничего не просматривается. И сколько уж нам пришлось авторам про это рассказывать, вы и представить себе не можете. Причем пишут как под копирку, с теми же смысловыми и сценарными ошибками. Как-нибудь, под хорошее настроение, возьмите и подумайте, а, может, вот про ту девчонку рыжую взять и написать, как она живет, почему такая горластая, кто ей нравится и почему. Можно от лица девчонки, можно от лица ее подружки (тандем “красивая и крикливая”), можно от лица девчонки 10 лет спустя. И у вас начинается такое представление, занавес открывается, своя пьеса, где кого-то жалко, а кого-то и не очень. И все там, в вашей пьесе, серьезно. И никаких змей синего пламени и говорящих лемуров. Просто девочка и ее мир. Как на картине “Мир Кристины” (наберите в сети и посмотрите), просто домик в поле, просто девушка. Надеюсь, вам понравится. И ни в коем случае не напускайте на себя такой “восторженный” туман, все такими были, всем хотелось быть мушкетерами и Золушками, ну, давайте же из этого всего выбираться как-нибудь. В вашей истории у человека есть жена, значит, ему уже давным-давно “за двадцать”, поэтому, если ему предлагается жену сменить на другую, на волшебную, то это получается какая-то психиатрическая уже сказка, печальная, с лекарственной драматизацией. Поэтому попробуйте (уж я устал вам предлагать, не надо быть таким упрямым, автор) все же что-нибудь “исполнить” в режиме “реала”. Я сам как-то написал про говорящую собаку, так вы знаете, мне не поверили. И собака ничего, и говорит прилично, а не верится. И я эту сцену убрал. И вышло куда лучше. Хотя я иногда задумываюсь, вот, положим, собака, например, такса, как бы она могла говорить, какие бы при этом были трудности с пониманием и что бы она (такса) сказала? Интересно же. Но вы на такие чудеса пока не замыкайтесь, пишите про релаьных людей, которые не слишком довольны жизнью и хотят, например, уехать в другой город, где бы все (немедленно!) их полюбили. Вот что-то в этом роде, разу у вас сказочный настрой. И при этом попробуйте разобраться с героями “Над пропастью во ржи”, там есть настрой, сходный вашему.

  10. Алексей, просто здорово у Вас получился комментарий! Прочитала на одном дыхании. Монолог, подобный крику души, и, по-моему, интересней будет многих рассказов!

Комментарии были заблокированны