Встреча 22.11.17

В среду 22 ноября обсуждается повесть Дмитрия Гендина “Плохой хороший мальчик”

Loading Likes...
Иван Петрович Белкин

Об авторе Иван Петрович Белкин

Иван Петрович Белкин родился от честных и благородных родителей в 1798 году в селе Горюхине. Покойный отец его, секунд-майор Петр Иванович Белкин, был женат на девице Пелагее Гавриловне из дому Трафилиных. Он был человек не богатый, но умеренный, и по части хозяйства весьма смышленный. Сын их получил первоначальное образование от деревенского дьячка. Сему-то почтенному мужу был он, кажется, обязан охотою к чтению и занятиям по части русской словесности. В 1815 году вступил он в службу в пехотный егерской полк (числом не упомню), в коем и находился до самого 1823 года. Смерть его родителей, почти в одно время приключившаяся, понудила его подать в отставку и приехать в село Горюхино, свою отчину.
Запись опубликована в рубрике ОБЪЯВЛЕНИЯ. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

7 Responses to Встреча 22.11.17

  1. Екатерина Бармичева пишет:

    Чем-то подобным – пошлым и низкопробным – были завалены прилавки с прессой в 90-е годы. Дима, тебе пора сводить своего лирического героя к психиатру, а самому сменить тему. Несмотря на то, что я модератор, на встречу не приду – противно. И ещё, тебе не мешало бы посещать обсуждения текстов других авторов, глядишь и лейтмотив твоего творчества поменялся бы.

  2. Дмитрий Гендин пишет:

    Уважаемая Катенька, герой (антигерой, в итоге) по сюжету как раз и оказывается в клинике для душевнобольных, его тошнит от секса. «Более того: мой рассудок помутился. Я оказался в психиатрической палате с каким-то геями. И им, и мне давали таблетки для снижения потенции. Я уже не соображал, когда мои гениталии скрыты, а когда я их кому-то демонстрирую. Меня мутило от виляющих белых попок медсестёр». Пошлое и низкопробное — это язык этого чудовищного персонажа. Этим-то рассказом я и показал, что могу сдвинуть свой «лейтмотив» на 180 градусов. Кто, как не ты, Катя, иронизировала над моим героем, когда он был мечтателен и нежен, когда он любил платонически и отрицал похоть? Рассказ удался как провокация и проиграл по колориту. Во всяком случае, я рад, что избавился от мною же описанного героя. Он — развратник, следовательно, большая сволочь. Жаль, что ты не смогла сегодня обозначить все твои претензии мне в лицо.

  3. Тёма пишет:

    Нормальный текст, что на человека нападаете.

  4. Екатерина Бармичева пишет:

    На 180 градусов? Серьёзно? По-твоему, нежность или пошлость героя – это и есть тема произведения? Тема у тебя от раза к разу не меняется, а просто обмусоливается с разных сторон, но всегда стремится к своему центру. Тему поменять, это например, – для тебя – написать повесть о провинциальной библиотекарше и её внутреннем росте в какой-нибудь замшелой библиотеке, или пьесу о политическом покушении и всё это без сексуального, любовного подтекста. Слабо? Не видела смысла приходить ради этих нескольких предложений и тратить своё время на обсуждение этой пошлятины. И ещё раз говорю – ходи на другие обсуждения. Другим авторам будет также приятно, если ты соизволишь давать отзывы на их тексты “в лицо”.

  5. Екатерина Бармичева пишет:

    Тёма, о вкусах не спорят.

  6. Тёма пишет:

    «Чем-то подобным – пошлым и низкопробным – были завалены прилавки с прессой в 90-е годы.»

    А это как называется?

  7. Дмитрий Гендин пишет:

    Каюсь, грешен. Но именно по сюжету, а не по стилю и языку. Моя ирония должна быть сильнее моей неправедной эротики. Но я не умею писать бессмысленные вещи. Я – автор самобытный. И попрошу это уважать. Тема любви, как половой, так и, например, христианской, – краеугольная тема.

Добавить комментарий