Свитки из архива Библиотеки Мудрости

Дневник солдата Роберта Туласа.

1.

Недавно я попал в Хардонику как личный телохранитель королевы Хильберты, у которой была дипломатическая миссия в эту страну. Две недели мы плыли на эльфийской ладье, притворяясь купцами. Для виду везли пряности: любимые здесь гвоздики, тмин и анис. Капитаном ладьи и всеми матросами были эльфы женского пола, часть одинокого племени, известным своими зеленоглазыми девами, руководимого «матерью» Илариэлью. Мужчин («члапов») эти эльфийки презирали. Капитаном была эльфийка воды — Наида. Вообще именно девушки-эльфийки более занимались магией, чем владением клинком или луком со стрелами — обязательным для мужчин-эльфов. Королева любила скоротать вечерок с Наидой за чтением стихов из книги «История эльфов, записанная шлоками». Мне немного было одиноко, но я не был единственным мужчиной на корабле.

Помимо меня королевским телохранителем служил Арон — величайший арбалетчик нашей Родины — Палладии. Вечно весёлый, он часто подшучивал надо мной, над моей хмуростью. Его беззаботность передавалась и мне. Нас призвали в армию в один год. Служить в воинстве родной страны — большая часть и святая обязанность.

Сама королева облачилась в золотые доспехи, из спектра всевозможного оружия она выбрала только тяжелый молот; она походила на нас — рыцарей-паладинов, — а вовсе не на монаршую особу. Втроем мы вступили на этот незабвенный берег, в бухту Крабов близ Тохао — главного порта Хардоники.

Мелкий песок, камни, зелёные от мхов, прибой моря. Я изловил одного крупного краба; королева любит пробовать деликатесы разных стран. К замку вела мостовая. Крепостные стены деревянным частоколом окружали укреплённое каменной стеной селение, — два заслона, две защиты.

Сначала я не вдавался в подробности нашей дипломатической миссии, мы с Ароном просто тащили сундук с вещами нашей королевы… Тут шла какая-то война, либо угроза войны была лишь призрачной, — я не знал точно. На Хардонику напали какие-то «нечеловеческие силы». Нужно было сплачивать все силы всех людей по всему миру. Пока Хильберта была в резиденции короля Ульриха, мы с Ароном пошли в таверну.

Я оставил при входе алебарду и шлем, заказал себе эль. Местные только и судачили о том, что на город было нападение, но город Тохао пережил штурм и снял недельную осаду. Кто-то хвастался, выпив лишнего, кто-то просто ел свою сардельку. Но кто нападал?

У нападавших, по словам челяди, была самая разная расцветка кожи: от бледно-песчаного и коричневатого до коричневато-болотного и ярко-зелёного. Каждый из них был по-своему дюж. Вооружены огромными саблями, которые и два человека не поднимут. Одни их звали орками, другие — гобинами. Орки высадили небольшой десант на южный пляж за стенами. Их паромы охранялись орочьими фрегатами.

По моим понятиям, привитым мне ещё с детства, орки живут кланами, промышляют охотой и не имеют общего властителя. Дикие кочевники, как и кентавры. И откуда же у них железное оружие? Кто его выковал? Кто объединил гордые и непокорные стаи, кто примирил их вожаков?.. Эль заканчивался. Арон с другими — местными — солдатами кидали сюрекены в красное яблоко. Вино колыхалось в больших кружках, как груди несущих их официанток.

Кроме людей военного звания в таверне были крестьяне, рыбаки (некоторые из которых были по совместительству пиратами). Королевский офицер или негоциант набирали себе крепких ребят. На сцене танцевала негритянка в фиолетовом платье, доходящем чуть ниже колен. На голове её был неуместный, неказистый, странный зелёный колпак, из-под которого вываливались каштановые волосы. Из рук её выходил пламень, — она танцевала с огнём. Натуральный жар. Танец живота, полный страсти. «Горячая девочка», — подумалось мне.

Планка моего возраста дошла до двадцати пяти, и я ещё не знал женщины. С самых молодых лет меня учили военному делу. Ни сестёр, ни кузин, ни племянниц у меня не было. Женский фронт был наглухо забит и забыт.

2.

Наша семья жила на самой окраине Авалона, у Леса Лосей. Я часто ходил в этот лес. Как сейчас вижу я один эпизод, которые терзает меня до сих пор. Однажды в лесу я видел фею. Сама она была ростом в дюйм, белые волнистые волосы, большие — в рост — белые крылья. Она смеялась, играя в световом луче меж двух стволов ольхи. Она назвала меня «милым» и исчезла…

Очнулся я во втором часу ночи, когда таверна закрывалась. «Опять этот сон!» Арон куда-то пропал, и я отправился бродить ночному Тохао. Утром я должен был явиться в королевские казармы, а пока был свободен.

Архитектура города была создана для того, чтобы быть бастионом, неприступной крепостью, во все концы света открывались массивные дубовые ворота. Каменная кладка стен тоже не избежала зелёного лишайника. Внутри было несколько секторов защиты: если противник займёт часть города, то её легко можно будет отрезать при помощи подвесного моста. На башнях лежали баллисты и прятались потаённые каналы сливания для горячей смеси. Самая большая лестница, ведущая от моря к рынку и другим злачным местам, считалась самой высокой в королевстве. Если ты пьян, быстро вскочить на лестницу не получится. «Ах эти напитки, эти женщины, ах, это солнце!» Незаметно солнце подняло из мирного моря свой стяг. Я прибыл ко двору. Арон всё подшучивал над моим нетипичным для меня пьянством (только выбрался из-под опеки родителей, и сразу: пьянки-гулянки).

Арон рассказал мне последние сплетни королевского двора. Наша королева обещала помочь Ульриху. Она заключила с ним «Вечный Союз».

3.

Мы — наследники древнейшего из королевств людей, когда-либо живущих под созвездием Дракона, в мире, приводимом в движение бегом Звёздного Единорога. Древние паладины передвигались на крылатых конях. Боги избрали паладинов быть хранителями Света. Я с восхищением смотрел на статуи героев-паладинов, приходя в Библиотеку Мудрости: шлемы и наплечники с «крыльями» — защитными частями доспехов, грозные торсы, могучие орудия в могучих руках, плащи, приручившие ветер, щиты с символами своих легионов.

Но вот явились и «Стражи Тьмы» — рыцарский орден, созданный из предателей, очарованных демонессой Лаварией, они продали душу за обещанную вечность, но не знали, что это будет вечность скитаний и боли. Возглавил «стражей» могучий воин Дэзирон, стремившийся захватить и единолично управлять миром Мадиса — нашего мира, находящегося под созвездием Дракона.

Началась Первая война. Это тот отрывок нашей истории, который мы твёрдо помним до сих пор и скорбим.

Стражи Тьмы активно использовали грифонов, Авалон подвергался ежечасным атакам с неба. Но крылатые кони, послушные своим наездникам, пересекли эти воздушные атаки.

На поле Куру сошлись два громадные войска: светлое и тёмное. Тёмные солдаты уже присягнули на верность некоему некроманту, на их доспехах была его печать — рогатый череп, держащий в зубах накрест лежащие сабли. Нежить в доспехах с каким-то остервенелым неистовством наносила мощные удары о мощные щиты наших предков. Долго билось два войска, силы были равны. Только звон и вздохи разносились по полю Куру. Тогда-то и явился людям Светоносный бог Нотанхэ на своей огненной колеснице, запряженный огненным крылатым конём: он отправил всю нежить в созданный специально для них Ад. Против него выступила Лавария. Она направила своё копьё в сторону Нотанхэ, но лезвие ударилось о щит бога, и копьё рассыпалось в пепел. Лавария тоже была заключена в Ад — вместе со всеми своими рыцарями, — не успела она улететь: свет догнал её и опалил крылья. Дэзирон погиб от руки женщины-паладина — от выстрела из арбалета, того самого, который сейчас в руках у Арона. Эту реликвию он заслужил как воин и как наследник по крови (ибо тогда стреляла его дальняя прабабка).

4.

Наутро был назначен смотр войск. И хотя всю ночь я не спал, ностальгический дух не отпускал меня, усталости не было. Весь запах эля выветрился. Я прибыл в казармы, одел синие доспехи и шлем, взял алебарду и огнеупорный щит — мой талисман, оберег и раритет. Щит этот блокирует огненные атаки. Мне всегда хотелось потягаться с настоящим драконом. Солдаты Ульриха воплощают в себе одно целое: ряд к ряду, шеренга к шеренге. У всех в том или ином месте есть знак династии Ульрихов: золотой лев на разделённом вертикально бело-синем фоне.

Но вот гремят фанфары, на белом низком балконе появляются Хильберта и Ульрих. Семья короля — королева, королевна, королевич — стоит чуть поодаль. «Да здравствует король Ульрих!» — громогласно скандирует армия Хардоники, «Боги, храните королеву Хильберту!» — кричали два паладина. Солдаты чуть отделяли монархов от простого люда. На балкон вышла придворная волшебница вся в зелёном. («Зелёная волшебница», как его называли.)

-В северных землях, где стоит курган Дэзирона, — начала свою речь кудесница, откашливаясь, — снова активно зло. Великий некромант Сибот хочет воскресить великого Лорда Тьмы. Он открыл вход в проклятый некрополь — Гробницу Повелителя Мёртвых. Лорд Суллус готов поддержать армию некровоинов Сибота своими слуа, которые воспрянут из мрака вместе с Дэзироном. Но и это не самое страшное. Дэзирон может призвать демона Астарота, который в свою очередь может открыть портал в ад, и наш мир, вращаемый бегом Небесного Единорога, будет порабощён монстрами Лаварии.

Слово взяла Хильберта:

-Эсмерина, принцесса Луны, наследная правительница Сноургарда и Фаргонда, наместница всех земель народа линунгов, снежных волшебников, обратилась за помощью к дварфам, которых ваши люди кличут гномами и знают как землекопов и металлоискателей… Скорее всего этот альянс состоится.

-Да, мы тоже должны помочь им. Зло возрождается, но должно быть остановлено и уничтожено в самом зачатке! — вставил король Ульрих.

Один плохо выбритый солдат шепнул соседу в шлеме: «Эта принцесса Севера — сущая ведьма. Царство Ледяной Ведьмы имеет тайные проходы в Гробницу Повелителя Мёртвых. Союз с ней — ловушка». Эмоции ответа скрывал шлем.

Народ тоже следил за речами монархов. Вдруг кто-то выкрикнул из толпы:

-А кто на нас напал, что за гады такие?

Взгляды всех нас устремились на просто одетого юношу

Зелёная волшебница, разрушая конфузящую паузу, ответила:

-Это были орки или, как их иногда называют, гоблины. Их сплотил мой бывший соученик — чародей Татиан, магистр магии огня и гипноза. Я чувствую, что это он.

-Мы не зря его изгнали из нашего королевства! Но этот гнусный старик решил вернуться и силой взять трон, — возмутился Ульрих. — Ха-Ха!

-Насчёт орков. Их, созданных богами как карикатура на эльфов, может сдержать одна эльфийская княгиня, мы с ней познакомились по дороге в Ваше королевство. Имя Илариэль вам о чём-нибудь говорит?! — сказала наша королева.

-Да, я учу её дочерей-послушниц магии, — воскликнула Зелёная Волшебница.

(Только сейчас я заметил, что колпак на кудеснице точно тот, что я видел на танцующей в огне девушке. Что бы это могло значить?)

Тогда мы отправляем две дипломатические миссии: одну в Светолесье — страну эльфов и других диковинных жителей восточных лесов, другую в Балосум — в столицу дварфов. — заявил Ульрих, — А Вы, наша дорогая волшебница, соберёте в каждое посольство щедрые дары. На этом наше вече закончено. Да будет вечно славен народ священной Хардоники!

Толпа скандировала: «Слава королю Ульриху!»

Подвиг четырёх. Сказание Салтана Махмуда.

1.

Чернокожая эльфийка Азари собирала фиолетовые грибы для похлёбки к обеденной трапезе сестёр. Наида и Илариэль рассматривали звёздную карту. Наида, дежурившая в скромной обсерватории этой ночью, показывала, как изменилось небо. Зеленоглазые эльфийки составляли свой календарь, отличный от общеэльфийского. Как известно, эти эльфы-девушки в основном занимались магией и забыли о мечах и луках со стрелами, но была среди них одна — прорицательница. Магии стихий она не хотела учиться, потому что дар прозорливости был дан ей с рождения и заменял те знания, что можно приобрести у мастеров магии. Звали её Анатэр. Помимо своего дара у неё в запасе было ещё кое-что: она прекрасно владела клинком и защищалась щитом — единственная из племени зеленоглазых.

Через Светолесье протекал волшебный ручей, пел он дивно. Был он мал, прятался в траве. Манил за собою. А тем манил он, что устье его омывало Древо Любви. Отсюда вода утекала под землю, чтобы бить фонтаном в самом центре главной площади Хардоники — великого царства людей. Древо Любви принимало любые пожелания и могла приворожить любого или любую. Вода в ручье — от истока до устья — считалась если не священной, то как минимум целебной.

Эльфийка-провидица часто беседовала с ручьём. Много песен знал ручей. Ручей жаловался на Наиду, знающую магию воды. Та всё пыталась приручить свободный бег ручья.

А ещё Анатэр дружила с феями. Эти создания — эти девочки-бабочки — были хранителями магии во всём мире Мадиса. Эльфы и феи с давних пор живут вместе (их часто путают люди-невежды). По силе магии средняя фея могла потягаться с магистром магии, таким, скажем как, Зелёная Волшебница…

Однажды Анатэр уснула близ ручья. Её разбудила Аира (волшебница воздуха) и вручила письмо (почта маленьких пантер). В письме оказалось приглашение в Священное Место. Прозорливая эльфийка поняла, что это письмо — краеугольный момент в её судьбе… и отправилась немедля…

Свет прорывался сквозь кроны и слепил глаза. Вдруг из столба света вышла девочка-блондиночка. Сзади трепались розово-фиолетовые крылья. В руках была волшебная палочка. Одежда — розово-голубое платье.

-Анатэр, ты избрана из народа эльфов, чтобы спасти мир Мадиса. Так решили боги. Я — фея Миранда буду тебе помогать. Нам нужно найти одного гнома и одного человека, чтобы совершить Подвиг.

-И в чём же заключается «Подвиг»? — иронично спросила девушка-эльф, свысока посматривая на девочку.

-В Светолесье есть тайный портал, через него женщина-демон Лавария хочет выйти из ада и призвать вместе с собой своих монстров. Их армия сметёт любые войска Мадиса. Этого нельзя допустить.

-Но что я… мы можем сделать?

-Мы обе ничего! Но боги послали нам одного героя-человека, и один очень гордый гном силами судьбы назначен нам в помощники.

-Как же мы их найдём?

-Следуй за мной, и всё получится.

2.

Миранда и Анатэр долго брели вдоль ручья, и вот свернули в болота. Шли по колено в воде, затопившей эту часть леса. Стояла звёздная ночь, деревья переходили в раскоряки. Огромные и ядовитые растения спали. Вдруг явилась им речная дева, милое и молодое создание с зелёным хвостом вместо ног. От феи она узнала о проклятии своём: любой поцелуй этой девушки был смертелен для человека. Но вот пришел в лес мужчина, крепкий телом и целеустремлённый. Когда он увидел деву речную, сразу влюбился. Он вознамерился поцеловать нимфу, но она снова и снова уплывала от него, хотя сама уже полюбила путника-мужчину. Он пел ей песни, дарил кувшинки. Что же, не сдержалась та дева и поцеловала, а тот сразу и упал замертво. Фея и эльфийка поспешили к телу путника. Тот лежал на огромном листе, стебель от которого уходил в темень. «Можно ли его ещё спасти?» — спросила фея. «Да, — ответила нимфа, — но только если его поцелует девушка-эльф, до этого не целованная. Где же теперь найдёшь такую?!» Пришлось Анатэр подарить свой первый поцелуй грязному, волосатому, ощетинившемуся мужику, который, наверное, просто притворялся или спал. Так или иначе, после этой очень интимной для Анатэр процедуры мужчина очнулся. «Где я? Кто все эти существа?» — понеслись мысли вслух. Очнувшийся хотел дать дёру, но по мановению палочки в руках феи оказался в розовом пузыре. Мужчина долго не верил в то, что видел. Но три женских существа его успокоили, даже чаю из лесных трав заварили для него.

В свою очередь мужчина, которого звали Максимус, сказал, что боги призвали его идти в Светолесье, где он должен убить демонессу Лаварию (для чего имелся золотой трезубец бога Нотанхэ), если она откроет Великий Портал. Простой смертный удостоился звания героя (почти полубог). Призвали его боги во сне, когда снилось ему, что он стоит пред их престолом. Фея и Анатэр сказали, что тоже призваны.

Теперь их дорога шла в гущу леса — в северный Альхейм, ойкумену ещё двух эльфийских народов, Синеглазых и Сероглазых эльфов.

3.

Лес далее шёл привычным для эльфийской девушки пейзажем: синие, фиолетовые, розовые, сиреневые цветы и растения, фиолетовые грибы, сапфиры и рубины, растущие на ветвях.

Мужчина был недоволен тем, что им руководят какие-то две нечеловеческие бабы, одна смазливее другой. Гордость его «геройская» просто выла в душе. Фея по его меркам вообще была простой девочкой-малюткой.

-Неужели мой подвиг не удастся без ваших ушей и крыльев?

-Ты не один, кого выбрали боги! — сказала Миранда.

-Да Вы обе, разве божественные сознания? Человек — венец природы!

-Ты думаешь, что эльфы и феи лишены разума? — продолжала беседу добродушная фея.

-Да, чёрт возьми! У вас есть эти ваши волшебные фокусы, в то время как у нас идёт обработка камня и железа, мы — люди — строим города. Наши пушки — самое грозное орудие…

-Есть, однако, кое-кто в этих делах… кто превзошел людей…. Гномы! Вот они мастера по части добычи разных руд, они создали огромную машинерию в своей стране, но были повержены и разграблены в своей стране — в Балосуме. Орки почти никого не щадили. — повествовала Миранда.

-И где теперь — эти… гномы? — заинтересовался бывший гладиатор.

-Один из них выбран, как и мы, и сейчас мы идём на его поиски.

-Буду рад увидеть ещё одно разумное и диковинное существо… мужского пола.

Шли далее. Ночь переждали под одним толстым деревом. Есть хотел только Максимус, он достал две вяленые рыбы, переломил их и протянул дамам, те, однако, отказались (потому что эльфы и феи не едят животных и рыб). Мужчина насытился и заснул. Анатэр тоже вздремнула. Их сон берегла фея, ведь феи никогда не спят, даже когда снятся кому-то.

Вдруг серди ночи раздался шум сгибаемых ветвей, в одно мгновение человек, эльфийка и фея оказались в окружении. Меткий выстрел в руку, и Миранда обронила свою волшебную палочку. Окружили их синеглазые эльфы-мужчины. Натянутые стрелами луки были готовы убить непрошеных гостей. Это так и случилось бы, если с окруженными не было эльфийской девушки. Эльфы были очарованы внешним миловидным образом Анатэр. Они сменили гнев на милость, начали расспрашивать гостей о цели их прибывания в Альхейм. Слово взяла фея:

-Нам нужен компас, чтобы выйти из Великих Лесов.

-По какому праву человек попал во владение Стражей Леса: эльфов, фей и животных? — высказался один эльф, который всё ещё держал Максимуса на прицеле.

-Он герой-полубог.

-И кто вы такие, что за блажь покидать наш заботливый Лес?

-Мы избраны на битву со злом, ещё неведомом в Мадисе, зло, которое живёт на обратной стороне нашего мира, хочет поработить всех нас, учредить полное торжество смерти и хаоса. — с огоньком в глазах скандировала эльфийка с мечом и щитом.

-Какой же маг или гадатель рассказал вам, что именно вы избранные и что зло грядёт?

-Феи всегда прозорливы. Совет фей видит в глубину времён.

-Что же нам — голубоглазым эльфам — тоже придётся втянуться в войну?

-Это пока сокрыто от нас.

Отряд синеглазых эльфов довёл путешествующих до гостиницы.

4.

Гостиница «Спящий дракон» представляла из себя типичный пример эльфийской архитектуры: двускатная зелёная крыша, прочное древесное основание, цветы и минералы вокруг. Была тут и своя обсерватория. Над дверью — изображение бледно-зелёного клинового листа — всеобщий эльфийский герб. Сама дверь была ярко-сиреневая. Хозяйкой оказалась эльфийской девушкой по имени Дэльмах, когда-то покинувшая племя зеленоглазых, искусница магии земли и плодородия. Анатэр сразу признала в ней «сестру».

Максимус взял бутылку местного вина и пошёл в свой номер спать, несмотря на то, что было почти утро. Фея кружила настрочу солнцу, купаясь в лучах и собирая сладкую росу с трав. Эльфийки никак не могли наговориться, глазели на небо, где звёзды одна за одной исчезали в рассвете. Когда созвездие Дракона полностью исчезло, хозяйка поставила на огонь чай с мелиссой и с добавлением лесных ягод, достала печенье в виде пятиконечных звёздочек. На столе появилась карта Альхейма и прилегающих (в том числе гномьих) земель, перо, чернила. Хозяйка прочертила путь в Балосум, огибающий горы и болота.

Максимус наколол запас дров, насобирал яблок в саду. Одна эльфийка тайно передала другой волшебный компас на дорогу. Фея же тайком взяла один из найденных в секретных местах ключей и решила поверить содержимое заросшего подвала на заднем дворе. Между грядок с морковью были воротца с классическим ярко-сиреневым цветом, воротца в подвал. Но двери не поддавались, ключ был слишком большой. Зато недалеко был заметен какой-то оранжевый, почти огненный свет… но фею окликнули, и она покинула это место, предчувствуя, что что-то важное проходит мимо, что ускользает что-то.

Герой-воин Максимус, эльф-девица Анатэр и фея Миранда двинулись вглубь страны гномов, так сильно пострадавшей от орков много лет назад.

5.

Причудливые деревья нежно и ласково изгибались вокруг троицы призванных. Фиолетовые грибы сменились обычными мухоморами. Ночь. Привал. Совы угукали что-то мудрое, но только им одним понятное, эти крылатые философы. Анатэр пыталась уснуть, но кто-то щекотал ей пятки. Никто из товарищей по походу не мог этого сделать! Эльф-девица схватилась за меч — и вовремя. На неё напал ядовитый большой цветок, его стебли уже скрутили её юное девичье тело, рот раскрывшимся бутоном хотел поглотить пленницу. Фея мигом отправила на растительного монстра свои разряды. Мужчина метнул в цветок свой трезубец. Растение отстало и быстро сгнило.

Что это? Никогда в этих лесах не было плотоядных растений, тем более больших. Наваждение? Ловушка? Но кто, как, зачем?

Решили продолжить путешествие.

-Будем держать ухо востро! — сказал Максимус, с улыбкой обращаясь к девушке-эльфу. — Хотя оно у Вас и так всегда начеку, не так ли?

Шутка про уши туповатая, — читалось на лицах двух сказочных леди.

6.

Компас и карта показывали, что если идти вперёд, то можно наткнуться на Великие горы гномов, обозначающие границу земель двух великих первородных рас: эльфов и дварфов.

День стоял летний, солнечный. Тени лежали на тропинках, изрезанные проталинами света. Зелень наслаждалась солнцем. Вот и показались горы — серые морщинистые великаны. Надо было их обходить; горы гномов неприступны, как великая стена. Пели соловьи, кукушки что-то отсчитывали. Тут и там стали попадаться редкие цветы и съедобные ягоды. Балосум, казалось, был рад гостям… но не его правители…

Лес и хорошая погода притупили бдительность троицы. Эльфийка, фея и герой не знали, переступили они границу двух стран или нет. Это объяснил им отряд боевых гномов-рыцарей. Гномы не прятались в засаде, они стояли на опушке. Фея и девушка-эльф были уверены в дружелюбии пограничного отряда. Только Максимус несколько обеспокоился и крепче сжал в руке трезубец. Солдаты гномы окликнули на своём наречии троих нарушителей границы. Фея пыталась вступить в переговоры, но её поймали в сачок, эльфийку и человека захомутали.

Их доставили во дворец Балосума, к самому королю Илларху Чернобородому.

За годы своего царствования он видал и не таких существ. Правление его было на грани деспотического, но гномий народ любил своего монарха. Илларих решил лично допросить путников-нарушителей.

-По какому праву вы вторглись в Балосум? — громыхали слова его, сидевшего на возвышенном троне.

-Мы пришли с миром, мы — хранители мира, мы хотим спасти мир, как и заповедовали нам боги! — начала Миранда.

-И что, боги считают, что от гномов исходит какая-то опасность для других рас?

-Нет, но среди сынов твоего народа есть четвёртый герой, который поможет нм одолеть демона.

-Вы хотите, чтобы фельдмаршал Римм выделил вам нескольких крепких бородачей?

-Нет, нам нужен избранный богами гном. У служит у Вашего Величества кузнецом. У него красная борода и красная причёска.

-Что же, я отправлю вас в тюрьму, как злотворных нарушителей покоя моей страны. Битвы с демонами нам тут не к чему… Я устрою Вашу встречу с кузнецом.

Троих героев гномы заперли на первом этаже башни среди мусора и помоев. Скоро им привели кузнеца, которого звали Торуф. Миранда начала ему сразу что-то лепетать про Подвиг, но гном лишь сыпал проклятия. Максимус по- мужски осадил кузнеца.

-Ты избран богами, спасти этот мир от вторжения монстров обратного мира и ада. Это честь для тебя и для твоего трусливого народа, который даже троицу мирных существ принял за злодеев.

-Да, мне что-то говорили в детстве о моей красной бороде и волосах. Но это же сказки. Я кузнец, какой из меня герой?!

-Ты нужен этому миру. Ты нужен нам! — вмешалась Анатэр.

Гномов легко зачаровывает сама вещность женщин-эльфов.

-Один поцелуй, и я буду готов служить Вам вечно, — вдруг сообщил упрямый гном.

Что же, второй раз эльфийка подарила поцелуй тому, которого не любила. «Мои улыбка и губы спасут этот мир!» — пробежала в её душе озорная мысль.

Торуф показал слабое место в стене, а Миранда, прибегнув к магии, раздвинула камни и доски. Четвёрка устремилась в тоннель, но куда он вёл, никто не знал.

7.

Из записок солдата Роберта Туласа.

Я вместе с королевскими гвардейцами шёл лесною дрогой в на север. Мы проходили Вундель, ещё одно герцогство Хардоники. Один из моих спутников не носил шлема, в руке держал он большую саблю. Его черные волосы переходили в бороду, а изо рта торчал один зуб. Когда на нас напали орки, этот человек оказался зачарованным орком и сражался против нас.

Битва была недолгая, но жестокая. Коричными орками руководил зелёный гоблин. Их лучник атаковал мою броню, что было тщетно, ибо мы сразу приготовились к круговой обороне. Орочьи дубинки били с такой силой, что раскалывались железные доспехи. Зато наши мечи, копья и алебарды били сильнее и чаще. Голодные лица этих тварей могли бы вызвать ужас, но только не у гвардейцев короля Ульриха и меня — паладина по крови. Орки огрызались, их слюни долетали до нас. Наконец образовался какой-никакой маленький фронт с линий рукопашного боя и дальних выстрелов из-за спин первой линии. Были сумерки, и орки чувствовали себя хорошо. Но в нас — в людях — проснулась ярость. Мы знали, что если не убить этих дикарей, они будут разорять наши деревни и, возможно, города. Все мужчины ушли в ополчение. То есть в деревнях были только женщины и дети. А про орков давно известно, что они любят приносить в жертву своим духам младенцев других рас. Мы стояли намертво, поэтому выиграли в схватке. Было нас примерно 7-мь рыцарей на 8-мь гобилнов-орков. Их зелёный начальник был хорошим рубакой (зарубил двух наших), пока я не опустил на его голову лезвие своей алебарды.

Победа в во всей войне состоит из таких вот маленьких побед.

8.

Записки хронистов Фаргонда, пересказанные нам, хронистом Солтаном Махмудом.

…Тем временем в Фаргонде, наследной вотчине принцессы Эсмирины, королевстве линунгов, произошёл переворот. При поддержке снежной нежити бабка принцессы по имени Роана захватила власть. Эсмерина долго держала сопротивление, отрезала пути прохода в горные долины при помощи метелей и вьюг, но вынуждена была покинуть столицу. Над народом линунгов нависла угроза гражданкой войны, войны столичного Фаргонда и отделённого Диким Полем Сноугардом. Хотя линунги — народ мирный, брат на брата не пойдёт, дети не пойдут на родителей, супруги на супружниц. Сноугард скорее всего объявит о своей независимости от столицы, провозгласит новое королевство. Но как в этой ситуации поведут себя соседи: кентавры и гномы-дварфы? На нашем острове Мад тоже весьма обеспокоены, не начнётся ли новая война за Дикое Поле и северные страны.

9.

Дневник солдата Роберта Туласа.

Мы вступили на проклятую землю, поле брани крови первородных. Здесь почти ничего не росло. Со мной были элитные гвардейцы короля Ульриха. Мой друг — арбалетчик — Арон пошёл в посольство к гномам. Моя алебарда и огнеупорный щит были со мной. В пути нам встретился старик в чёрной мантии, седой но бровями чёрен. Он назвался бывшим придворным волшебником Ульриха, настаивал, чтобы мы уходили восвояси, чтобы мы погодили.

-Не твоё дело, изменник! — мы служим нашему королю, служба ему — наш долг, потому что служа ему, мы служим людям нашего королевства. А ты — предатель; и в такой миг, когда ты бежал, ты более всего был нужен, — орки напали на наши герцогства. Ты бы мог их испепелить!..

-Волшебники не служат земным коронам и не кланяются перед князьями мира сего. Не служат они и злу, хотя их искусство может быть использовано во зло. Если вы ищете Гробницу Повелителя мертвых, то туда вам и дорога — в могилу — всем, всем!

Тут старик обернулся птицей чёрной. А за ним перед насыпью возникла стена с открытыми дверями и манящим оттуда звуком. Позже я понял, это старуха-Смерть сама нас звала. А тогда я первым вошел в Гробницу…

10.

Война началась. Страшная, немыслимая, самая грозная из тех, что помнил Мадис.

Король пяти герцогств Ульрих достал свой меч «Солнечное сияние». Королева Авалона и Палладии Хильберта взяла свой молот «Сила богов». Семья короля оставалась в столичной провинции — Хардонике.

Полчище орков, оргов, троллей, циклопов и минотавров шли стройными рядами. Авангард армии составляли орки на белых волках. Впереди скакал генерал Зорг. От города, к городу, от села к селу, от деревни к деревне они шли торговыми дорогами, иногда уничтожая заросли на своём пути, строили мосты через реки и ручьи. Сзади катились баллисты и пушки-дискоболы. Краэр приказал Зоргу разорить земли короны Ульрихов, волшебник заявил, что смерть — удел смертных, а солдаты армии Зорга получат бессмертие и счастье на все времена.

В провинции Хомдель высадился десант вурдалаков — живых ходячих мертвецов. Ими на скелете лошади правил сам Дэзирон-призрак. Нежить была хорошо экипирована новыми клинками и булавами на цепи. Солдаты, созданные некромантом, носили одежду служителей солярного культа Нотанхэ, но вместо символа солнца на набедренной повязке развивался знак некроманта — череп, держащий во рту накрест лежащие сабли.

Корабли со Стикса уничтожили флот паладинов, умелых воинов, но плохих корабелов. Хардоника сражалась на два фронта, все её ресурсы были задействованы. Это была необычная война, не из-за сокровищ, не из-за копий, не из-за пахотной земли или земли, богатой природными ресурсами. Это была война за выживание людей королевства под знаком Льва.

11.

Дневник солдата Роберта Туласа.

Сегодня мы вошли в Гробницу. Я и ещё два королевских солдата. Копейщик и лучник. Небольшая жёлтого кирпича лестница освещалась факелом на стене, было чувство, что нас тут давно ждали. В тени висели какие-то цепи, а по углам бочки и ящики. Перед нами была распутица из трёх тоннелей. Не решившись разделиться, мы двинулись вперёд, потом был долгий коридор, потом поворот налево и закрытая деревянная дверь. За ней могло быть всё, что угодно. Мы открыли её… и оказались в какой-то купели. Копейщик предположил, что это волшебный колодец, какие устраивают в своих поселениях эльфы. Комната представляла собой круг без углов, а вдоль стены были мраморные колонны. Я отпил немного воды и почувствовал прилив сил и бодрости, смелости, ловкости. Пройдя через комнату, мы обнаружили ещё одну дверь, мы смело отворили её. Следующая комната была пустой, темноватой. Вдруг с потолка полезли какие-то растительные щупальца, они задушили нашего лучника, пока мы рубили нечистую зелень. Мы кое-как унесли ноги. Нас осталось двое. Страх обуял нас. Мы убежали от щупалец в коридор и затворили за собой дверь. В коридоре мы встретили (как оказалось потом) храмовника.

Черная шинель, чёрная шляпа, закрывающая лицо на две трети, деревянный посох в замотанных белой материей руках. Хриплый голос проговорил:

-Как смете вы вторгаться в мой дом?! Жалкие людишки. Тут не место для разграбления и поиска кладов.

-Мы хотим усыпить того, кто хочет пробудиться!

-Скорее вас тут усыпят… навеки.

-Уйди старик! — сказал мой товарищ с копьём.

-Если я уйду, вы отсюда не выйдете никогда, глупцы!

-Кто ты, и что здесь делаешь!

-Я здесь живу! — более сорока лет, ха-ха, — ёрничал незнакомец, — и вы, мои гости, теперь такие же пленники Гробницы, как я!

Теперь мы видели его гнилые зубы, его зелёную кожу перетянутую вдоль глазниц. Глаза храмовника горели зелёным светом, а это означало, что он не упырь, а… мудрец.

-Вы никогда не выйдете из лабиринта Гробницы. Комнаты и переходы постоянно меняют своё расположение.

-А как ты здесь выжил? Кто тебя сюда послал!

12.

Некромант Хакодариус, магистр Красного Ордена поклонников чёрной магии, кое-что обещал мне Я помню ясно тот день. Рыцарь Ордена, спал в то утро не очень долго. Меня разбудили и вызвали во дворец ещё до восхода солнца. Магистр облачился традиционно, и чёрно-серое облачение его скрывало всё его тело, кроме подбородка и рта. В зале стоял гроссмейстер Ордена, граф Одуку. Мне предложили третье место в Ордене, если я убью пленницу Гробницы — эльфийскую принцессу Бэтэльмиру. Мне дали столько рыцарей в подчинение, сколько я захочу. После оглашения моей миссии, Хакодариус закатил пир. Я был пьян, весел… я согласился, думая, что третье место в Ордене гарантирует мне счастливую жизнь и спокойную старость.

Я взял с собой одиннадцать молодчиков в красных мантиях и с длинными мечами, и все они погибли в первые дни пребывания в Гробнице. Мне единственному повезло. Сам Повелитель мёртвых меня пощадил. Я как-то встретил его и присягнул его короне. Но это ли пощада: вечное скитание здесь. Я знаю все комнаты и переходы, но не знаю, где они находятся сейчас, ведь лабиринт, повторю, изменяется. Мне нравится здешняя библиотека и колодец очищения. Держитесь меня и не умрёте. Вам нужен склеп Дэзирона?! Что же я помогу вам. Вместо эльфийской принцессы я нашёл здесь другую пленницу. Она — человек и боится меня. Ещё бы! Меня за столько лет погрызли крысы, тролли чуть не свели меня с ума своими играми. Летучие мыши покушались на меня. Эльфийка же та стала супругой Короля мёртвых, тёмной Королевой.

Выслушав рассказ этого бедолаги, мы двинулись дальше.

13.

Он вызвался быть проводником. Мы не возражали.

В следующей комнате мы обнаружили нечто служившее для каких-то тёмных культов. Посреди комнаты стояли кругом высокие подсвечники с горящими свечами. От подсвечника к подсвечнику шли разрядные желтые молнии. В середине зала была пиктограмма. Храмовник, чувствовалось, знал, куда нас завёл.

-Теперь мы вызовем Короля Мёртвых! — заявил провожатый.

-А может… это… не надо? — запаниковал мой товарищ с копьём.

-Он здесь судья и хозяин! Без его воли вы и шагу тут не ступите.

Начался сгущаться красный туман. Образ, который вырисовывался из тумана, в своём одеянии напоминал изображения бога Нотанхэ.

-Слушаю и повинуюсь, Ваше Тёмное Величество! да прибудет с Вами Тьма!

-Снова живые вторглись в вечное царство! Что нужно вам, смертные?!

-Нам нужно помешать возвращению Дэзирона в Мадис! — сказал я.

-Я ничего не делаю просто так! Я заберу душу твоего напарника…

-Но…

Но копейщик уже левитировал над полом, словно его кто-то взял за шею. Я видел, как испустил дух мой соратник, как душа его перешла в горящую зелёным руку Короля Мёртвых. Я ничего не мог сделать, потому как меня захватили в цепи явившиеся из того же тумана летающие черепа. За этим я ничего не помнил…

Очнулся я в комнате с гробницей. Постоял над ней…

На этом записки Роберта Туласа заканчиваются.

Loading Likes...
Запись опубликована в рубрике ПУБЛИКАЦИИ. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий