Рецензия на роман «Тридцатая любовь Марины» Владимира Сорокина

Никогда не писала я политических текстов, но че то захотелось, поддалась, так сказать, массовой истерии. Сижу – пишу, и что-то не пишется, а потом вспоминаю, что об этом у Сорокина уже все написано, и сюжет похож, и риторика та же, да и противостоянии все один в один. И решила я перечитать «Тридцатую любовь Марины», а не заниматься ерундой.

В общем, роман этот сегодня снова актуален. Автор противопоставляет два мира, диссидентский, всем недовольный, несчастный, от отчаяния живущей в разврате и декадентстве, и вроде как счастливый, вечно радостный, но простой и плоский социалистический мир, спокойно уверовавший в пропаганду, и потому свободный от противоречий.

На мой взгляд, основное в романе – не политическая идея. Важнее то наслаждение, которое получаешь от чтения, следя за изменением стилистики текста. Сорокин от эротического романа переходит в диссидентский, затем в соцреализм и заканчивает агиткой, и все это без швов, в рамках одного сюжета. Мы не просто читаем разные по своей стилистике тексты, мы ощущаем трансформацию реальности, в которую нас погружает текст. Как интересно, до дрожи в коленях и стыдливой красноты лица читаются первые части романа, и как все скучнее, скучнее, а к концу вовсе невыносимо читать вторую и третью части, в которых исчезают герои, сюжет, а остается одна политическая риторика. Так, с помощью стилистических приемов Сорокин иллюстрирует мысль о том, что лучше сложный, развратный и грязный мир диссиденщины, чем плоский и убогий мир запрограммированного пропагандой совка.

И не стоит воспринимать роман серьезно, как пытаются некоторые из читателей, искренне веря, что действительно была такая девушка Марина, которая не кончала с мужчинами и вела непотребный образ жизни, а потом трахнулась с секретарем обкома партии, испытала оргазм и вернулась, так сказать, в русло нормальной общественно-политической жизни.

Хотя, можно, конечно, и так. Почему нет?

 

Loading Likes...

Об авторе Мария Косовская

Почитываю и пописываю...
Запись опубликована в рубрике БЛОГИ. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

7 Responses to Рецензия на роман «Тридцатая любовь Марины» Владимира Сорокина

  1. Сергей Сергей пишет:

    Роман не читал, осуждать тоже не буду. Мне вот что кажется: современный Сорокин со стилистической т.зр. не так интересен, как ранний. “Опричник” гораздо слабее художественно, чем “Месяц в Дахау” или “Сердца четырёх”. “Лёд” тоже не так хорош. Но это сугубо субъективное впечатление из-за небольшой-в-Сорокине-начитанности…

  2. Папье Машэ пишет:

    Возможно, Вы правы. Я из всего читанного запомнила “Тридцатую любовь”, “Очередь”, “Норму” и рассказ “Настенька”, где на совершеннолетие девушку запекают в духовке и едят. “Сердца четырех” не помню, “Голубое сало” тоже, только какие-то тележки, на которых перевозили большие мудя. Потом эти мерзости мне надоели, и я бросила читать Сорокина. Хотя, сейчас, наверное было бы интересно перечитать, прочесть, что не читала, чтобы стилистические эксперименты оценить. Теперь-то я, типа, разбираюсь :)

    А вот “Опричник” прочелся легко и как-то даже понравился неожиданной простотой повествования. Даже заставил о чем-то задуматься.

    “Теллурию”, говорят, надо почитать. Вы читали?

  3. Сергей Сергей пишет:

    Я давно подозреваю, что Сорокин появился из подражания и стилистики. О чём он сам как бы намекает в интервью и что видно по ранним стихотворениям и рассказам. Но подражание это перверсивное. То, что у него по контурам напоминает соцреализм, на самом деле вывернуто наизнанку, где с особенно тщательностью и издёвкой выставлены швы и рваная подкладка. В известной мере это даже “доставляет”: когда образцовый, вымуштрованный соцреалистический дискурс переходит в словесную окрошку и психологические выверты – языковой контраст действует не слабее контрастного душа. Тут вспоминается “Кисет” и “Падёж”. И др. ранние рассказы. Из последнего, что я прочитал полностью – “Метель”, где автор честно и последовательно воспроизводит своего любимого Чехова. И вроде даже неплохо. Как если бы клонировали Чехова и убедили написать по старому образцу на сорокинский манер.
    Читал рецензии, что “Теллурия” – антиутопия. По-моему, субъективно, Сорокин – далеко не мастер конструирования параллельных реальностей (в отличие от Пелевина – всё-всё, опять же, субъективно). Его стихия – стилистика. Антиутопия строится на идее. И наверняка тут автор не придумал чего-то завораживающего. Но это не отменяет того, что Сорокин – интересный писатель :) Кстати, из недавних интервью становится понятно, что теперь он пишет исключительно “для вечности”.
    Да, почему-то по прошествии к-то времени ко мне вдруг начинают обращаться на вы с большой буквы, чего я, конечно же, не заслуживаю)))))

  4. Павел пишет:

    “Голубое сало” … не в 90е было написано. Что-то читал про процесс написания данного произведения в челябинском самиздате где-то в 97-99…
    Лично меня современная проза чем-то даже отталкивает, видимо, я не такой гурман, как Мария

  5. Папье Машэ пишет:

    посмотрела значение слова”перверсивное” :)

    Сергей, Вы (с большой буквы) очень умный! И явно знаете про Сорокина больше меня.

    Прочту “Теллурию” – расскажу Вам

  6. Папье Машэ пишет:

    Кстати, друзья!
    Наш Мастер очень рекомендовал всем нам писать рецензии на прочитанные произведения известных и не очень авторов и выкладывать в раздел “Блоги”. Так что присоединяйтесь!

  7. Сергей Сергей пишет:

    Спасибо Вам за комплимент… :)
    Обязательно расскажите, вдруг я не прав насчёт того, что у Сорокина удаются интересные сюжеты.

Добавить комментарий