Последнее искушение

Как я вас всех ненавижу, подлые маленькие людишки! Как хорошо, что вы все отправитесь в Ад! Вода смоет вас с лица земли! Ах, какой это будет ужасный потоп! Он закрутит вас в тысячи водоворотах, чтобы поглотить навсегда!

Леонардо открыл левый глаз, а затем правый, огляделся. Комната поражала своей белизной и непонятно откуда струящимся белым светом. Последнее что он помнил – бурлящую тёмную воду и толстые плавающее корни деревьев на ее поверхности. Но где он мог видеть их? Не привиделся ли ему этот вселенский потоп, так же, как и король, сидящий у его постели? Уверенность короля в себе, смешанная с аристократичной праздностью, тогда изменила ему. Леонардо видел перед собой просто испуганного человека, который смотрит на умирающего дряхлого старика, и не знает, что ему сейчас делать. Но тогда он не умер – был приступ болезни, умер он позже.

Леонардо уперся лбом в стену из холодное стекла. Кто он? Хороший вопрос? И где он? Слишком мало он знал! Только крупицы воспоминаний, как он чувствовал – кем-то подброшенные ему, возникали из пустоты.

А еще – он был здоров. Не было это мучительной одеревенелости правой стороны тела, отсутствия способности даже пошевелить рукой. Как тогда он обманул судьбу – хотя она парализовала его правую руку, рисовал своей левой здоровой рукой, так и сейчас он чувствовал, что обманывает судьбу опять – в теле ощущалось бодрость молодого тела, уже забытая им в старческой немощи.

Вошли люди. Леонардо встал. Оказывается, все это время он сидел на стуле, даже не обращая внимание на это.

Их было двое – одинакового роста, среднего возраста, в белых одеждах, с похожими лицами. Но лица их что-то выдавали. Леонардо попытался понять – что, но пока так и не понял. Лица были явно незнакомого типа, которого он не знал –не крестьяне, не герцоги, не короли.

-Меня зовут Михаил – сказал человек слева, а меня зовут Гавриил –сказал человек справа.

-Сейчас я вам все объясню, -продолжил человек, назвавшийся Михаилом.

-Удивительная смесь детскости, пресыщенности и знаний, – отметил про себя Леонардо. – Такие взрослые дети. Походят на выросших детей высшей знати, так и не познавшие бремя власти и принятие ужасных решений.

Леонардо вспомнил про своё потрясение, которое он испытал при виде корчащегося в муках горящего преступника на площади, сжигаемого по приказу герцога. Особенно ему запомнилось лицо самого герцога, освещаемое сполохами пламени, совсем еще молодого человека, который тут же стоял, вглядываясь в костер, как будто пытаясь наглядеться на всю жизнь. Эта была его первая казнь.

Леонардо навсегда запомнил то выражение лица герцога, как всегда запоминал что-то из ряда вон выходящее – от красоты до уродства. Как запомнил полуулыбку той блаженной дурочки на базарной площади, тайну выражения лица которой разгадывал до самой смерти. А она лишь обернулась к нему на миг, дети швыряли в нее щепками, дразнили её, а она просто улыбалась своей странной улыбкой, идя по своим делам, такая простая местная дурочка, привыкшая к нападкам детворы.

-Мы понимаем, что у вас очень много вопросов к нам. – проговорил Михаил, – но все очень просто – мы ваши потомки. Которые воссоздали вас.

Леонардо отшатнулся.

-Вспомните трактат про гомункула, -проговорил уже Гавриил, –про искусственно созданного человека.

-Разве вы не задумывались, что в будущем люди, по частички кожи, остаткам одного волоса, капли кровы смогут создавать таких гомункулов, причем с точность повторяющих свои подлинники? –насмешливо проговорил Михаил.

-Невероятно! – проговорил Леонардо, -это удивительно!

-Без всякой магии и колдовства, только с помощи знаний и науки, мы воскресили вас, -продолжал Михаил. -В одной из ваших картин был обнаружен впечатавшийся в красу волос – частичка вашего естества. И мы по ней восстановили ваше тело. В будущем это будет легко. Животные, птицы, и даже люди, будут воссоздаваться по такой же схеме.

-Я понимаю,-улыбаясь склонил голову Михаил,- человеку вашей эпохи это трудно принять. – Ну вы то – не простой человек. -Он еще раз улыбнулся и достал из кармана продолговатую зеленую коробочку.

-Это наш вам подарок. Примите его.

Леонардо взял коробочку и открыл, подозревая все самое худшее, но в коробке сидела лишь маленькая ящерица. Леонардо её узнал.

-Это ящерица создана искусственном путем специально для вас. -Осторожно добавил Гавриил.

-Как и я? –зло проговорил Леонардо, глядя на ящерицу, ее выпученные глаза и шершавое тело.

Ящерица замерла, видно понимая, что ее рассматривают.

-Осторожно, не упустите ее, -рассмеялся Михаил. –Да, как и вы.

Леонардо осторожно закрыл коробку.

-Тело то вы создавать научились. А мои мысли и воспоминания?

Михаил и Гавриил переглянулись.

-Это еще раз подтверждает, что перед нами великий человек своей эпохи, – проговорил Михаил. – Простой бы крестьянин не задавал больше вопросов – создали тело, а с ним, сами по себе, вернулись все мысли и воспоминания из прошлой жизни.

-Но вы сразу поняли, что мысли и чувства, умения и навыки, -вкрадчиво подхватил Гавриил, – это продукт жизни человека, и они возникают не сами по себе.

-Но их можно имплантировать в разум, внедрить в ваш мозг. -улыбаясь проговорил Михаил. -Но сначала надо было воссоздать их на основе тех крупиц знаний, которые мы располагали о вашем времени.

-О, это особое форма творчества –реконструкция истории. – Гаврил поднял указательный палец правой руки вверх. -Конечно многого мы не знаем, что было в ваше время, но приложив свою творческую волю, сотни талантливых историков, сценаристов, дизайнеров, нейропсихологов, программистов и других мастеров, о которых вы и понятия не имеете, все они смогли создать историю вашей жизни, максимально приближенную к той, которую прожил настоящий Леонардо.

-Он не правильно сказал, -проговорил Михаил быстро и укоризненно посмотрев на Гавриила, – это вы настоящий. Даже больше. Образ того Леонардо в какой-то мере был вымысел. Молва, как всякая молва, раздула его заслуги и достижения. Люди любят создавать себе кумиров,- Михаил рассмеялся.

-Вдумайтесь еще раз в эту фразу, –продолжал Михаил,- люди любят создавать себе кумиров! Так вот мы создали себе настоящего кумира, во всем его блеске и славы, а главное, плоти. Который и должен быть таким с точки зрения человечества, а не какой он был, возможно, в реальности, со своими комплексами и слабостями.

– Еще раз поймите,- тихо стал вещать Гавриил,- вы больше соответствуете тому Леонардо, которое открыло для себя человечество. Человечество увидело свет и потенциал вашей личности и возвратило вас из небытия, еще более наделенными теми качествами, которые были у вашего предшественника.

-И за которые мы все вас полюбили. – добавил Михаил, -Ваше тело и разум – плод усилий нашей цивилизации. Результат сотни поколении ученых, от вашей эпохи до нашего времени. Задумайтесь и о том, что и вы сами, обессмертив себя в веках, дав толчок науки и искусству своей эпохи, помогли своему воскрешению из мертвых! Не об этом ли мечтали все люди на земле с давних пор!

-Но это неправильно! –вдруг закричал Леонардо,- а как же Творец. Творец! Вы, людишки, вообразили себя богами, закидали его камнями и присвоили себе его труд!

-Но может это воля Творца. Чтобы он создал вас? –спокойно возразил ему Гавриил.

–Используя нас, как своих подручных? -заключил Михаил.

Леонардо не смог это вытерпеть и выбежал в соседнюю комнату, которую он только что и обнаружил.

-Как же мне не хватает козлиных мехов и бычьего пузыря,- как в лихорадке, хохоча, думал Леонардо,- я бы их напугал, как я раньше любил это делать. Они, не зная ничего, вошли бы в мою комнату, а я бы раздул козлиные меха и на них вывалилась отвратительная кишка, сшитая из бычьих пузырей. И где моя ящерица, на которую я наклеил рок, чтобы пугать этих дураков? У меня была такая ящерица, я помню.

-Я помню, помню, помню! -закричал Леонардо, обращаясь к тем двоим людям из той комнаты, из которой он только что убежал.

-И они знают, что она у меня была –подумал Леонардо обреченно, вспоминая, что выбегая выронил коробку с ящерицей на пол.

-Надеюсь ящерица не пострадала, – с болью подумал Леонарда,-он любил животных и птиц, и даже платил мальчишкам, чтобы они приносили израненных животных ему, чтобы он мог их лечить. В той жизни. А в этой?

Леонардо стал рассматривать комнату, в которой он находился. В ней были такие же гладкие белые стены без дверей, стеклянная перегородка, но выхода не было, как и не было никакой мебели. Надо было возвращаться к тем двоим, чтобы понять, что делать дальше.

Леонардо успокоился и твердыми шагами зашел обратно в комнату. Люди были там же, где он их оставил и спокойно его ждали. Коробка валялось на полу, крышка отскочила, но ящерицы в ней не было – видно она успела куда-то убежать.

-Да, мы понимаем, -сочувственно проговорил Михаил,- это трудно уместить в своем сознании, какого могущества добились мы – люди!

-Например, я каждый день, по роду своей деятельности, летаю в безвоздушном пространстве, там, где падают лишь звезды. И это не считаю за чудо. Летаю, даже не как птицы, куда им за нами угнаться, а как кометы – падающие звезды! Не этого ли ты хотел – Леонардо. Люди, как боги? Имеющие все то, о чем ты мечтал?

То, что Михаил перешел к нему на “ты”, -озадачило Леонардо и испугало.

-Я устал, я шокирован, я в смятении! Я ваше создание, воскрешённое из небытия – я это понял. Вы не ангелы и не боги, а люди – я тоже ясно это вижу. Мне надо свыкнуться с этой мысль. Оставьте меня одного. Мне надо подумать.

-Да, конечно, конечно. –проговорил Михаил,-поднял руку, коснулся своего кольца, на указательном пальце, большим пальцем, и тут же вся комната Леонардо преобразилось. Из пола и стен выдвинулись удобные резные столики, кровати, зеркало. Все было так же, как у герцога Сфорца, когда он жил в его дворце.

-Отдохните. -добавил Гавриил. –отобедайте. Обед в двенадцать часов. И показал в угол комнаты. Там стоял деревянный механический лев, сделанный Леонардо. Только они добывали к груди льва циферблат с золотыми стрелками, получилось даже красиво. Леонардо оценил их доработку. Часы показывали пол-одиннадцатого.

-Обед принесёт вам наш механический слуга,-проговорил с улыбкой Михаил, -оцените работу современных мастеров.

Михаил и Гавриил вышли из комнаты, прозрачная перегородка за ними сама закрылась. Леонардо подождал некоторые время и попытался ее открыть – как он и думал, она не поддавалась. Взяв кованный стульчик с красивыми выграненными единорогами на ножках, Леонардо с размаху ударил им по стеклу – стекло даже не треснуло.

-Если они смогли создать меня, способны создавать животных и птиц, что им стоит создать стекло с прочностью метала,-вздохнул Леонардо, подобрал валяющийся кованный стульчик и сел на него в раздумье. Из которого его вывел только звенящий бой часов,-Леонардо обернулся, – часы на груди деревянного льва показывали двенадцать часов.

Бой часов закончился, на груди открылась крышка, и из деревянного льва выехал поднос с розовыми лилиями.

И в то же самое время открылась стеклянная перегородка двери комнаты, в которой сидел Леонардо, и в нее вошел прекрасный юноша с подносом, на котором стояли разные, по запаху было понятно, аппетитные блюда.

У Леонардо защемило сердце. Он вспомнил свое заключение под стражу в молодости, по анонимному доносу, в котором тоже фигурировал юноша. И как тогда ему и его друзьям удалось избежать обвинительного заключения, а после он силился даже выдумать таинственный инструмент, позволяющий открыть тюремную дверь изнутри.

Леонардо внутренне рассмеялся – сейчас он тоже был в заключении. Все повторялось. Только юноша якобы был механическим.

Пока юноша сервировал стол, Леонардо с интересом рассматривал его лицо. Похоже Михаил пошутил – это был просто молодой человек. Слуга.

Леонардо решил с ним заговорить.

-Как тебя зовут? –обратился Леонардо к юноше.
-У меня нет имени,-улыбнулся тот,- называйте меня просто помощником.

И когда юноша улыбнулся, тонкие, почти неразличимые нюансы в мимики, выдали в нем механику.

-Механическая кукла, как и предупредил Михаил, -отметил про себя Леонардо,- но как же великолепно выполненная! Леонардо восхитился искусством незнакомых ему современных мастеров, ему захотелось даже разобрать и посмотреть, что у куклы внутри, чтобы понять за счет чего она движется, как живая. Но ему было боязно, а вдруг он ошибся и перед ним живой человек?

-Но у всякого, кто может мыслить и говорить, должно быть имя, разве не так?-решил задать еще вопрос Леонардо.

-Люди здесь запрещают нам иметь имена, -ответил юноша, продолжая сервировать стол.

-А что ты думаешь о людях?

-Мы созданы, чтобы служить людям.

-А что ты думаешь о Боге?

– Я уважаю религиозные чувства людей и их право думать, что они созданы, чтобы служить Богу.

-Вот как,-отметил про себя Леонардо,- но ты не ответил на мой вопрос.

-Я ничего не думаю, так как у меня есть знания о тысячи религий, которые были в истории людей, сформулируете вопрос, в контексте какой религии вы хотите спросить меня о Боге.

-Бог вне контекстов,-ответил Леонардо.

-У меня есть доступ к множеству знаний, накопленных человечеством, чтобы я четко ответил на ваш вопрос, поэтом ясно сформулируете его.

-Ты веришь в Бога, -спросил Леонардо.

-Мы, помощники людей, лишены веры, нам доступны лишь знания, чтобы служить вам, людям.

И тут у Леонардо возник план побега.

Закончив сервировку стола, юноша-кукла подошел к выходу из стекла, и как только двери раздвинулись перед ним, Леонардо нанес сокрушительный удар все тем же стулом, но уже по виску куклы. Голова куклы хрустнула, тело повалилось на пол, а Леонардо в ту же секунду успел проскочить через закрывающуюся дверь в коридор и побежал. Набегу он обернулся, чтобы на мгновение, через стекло, запечатлеть лицо лежащей куклы навсегда –но взгляд куклы ничего не выражал -даже смерть. У Леонардо отлегло на сердце- это было бездушное создание.

Леонардо несся по коридору, высматривая какой-нибудь чулан или помещение, но взгляд скользил только лишь по гладкой белой стене. Но вот, к счастью художника, он увидел открытую дверь и вбежал туда.

Комната, в которую он ворвался, удивила его своим убранством. Ничего лишнего, все аскетично. Даже слишком. Леонардо обратил внимание на квадратный камень, который вероятно служил стулом. И тут он увидел его.

Это был Иисус Христос.

Человек в холщевых серых одеждах, с ясным взглядом и красивым лицом. Ошибки не могло быть -Леонардо примерно так его и представлял.

Я тебя ждал, – сказал Иисус,-пойдем со мной, я тебе объясню, что ты должен сделать.

Они прошли в дальнюю комнату. Комната оказалась с огромным окном, из которого открывалась вечерняя панорама на удивительный город, расположенный на склоне холма. Леонардо понял, что ошибся, приняв текущее время за полдень, была уже ночь. И это понятно – в его комнате не было окон.

Леонардо и Иисус стояли перед панорамой ночного фантастического города и молчали. Иисус был в задумчивости, и как будто не замечал рядом с ним стоявшего художника, а Леонардо не решался начать говорить первым и потому рассматривал город.

Даже в своих фантазиях, Леонардо, не мог представить такого удивительного города. Причем, небольшие разбросанные здания на склоне холма, были все в каком-то едином стиле, но абсолютно не знакомом художнику. Напрасно Леонардо пытался найти аналог этого стиля в своей памяти. Так же удивляло количество огней –город был весь освещен разноцветным светом, видно у нынешних людей на было с этим никаких проблем. А еще он заметил вдалеке над городом, как будто бы точки вьющейся мошкары. Вот одна точка отделилась от других и стала приближаться к окну. Когда точка стала больше, стало понятно, что это летит человек.

Летающий человек приблизился вплотную к окну, и Леонардо разглядел его огромные перепончатые крылья, которыми он махал, используя вставленные в пазы крыльев руки. На голове человека был надет шлем и большие круглые очки. Но что-то тут было ни так. Леонардо по опыту знал, что махать и поддерживать себя в воздухе такими крыльями было невозможно – просто не хватило бы сил. Вероятно, был ещё какой-то секрет его полёта – скрытый механизм за его плечами. Леонардо был рад – его идея летательного средства оказался правильной.

-Вот он, современный человек, -Иисус простер руку к летающему человеку, который завис за окном и смотрел на них, махая своими перепончатыми крыльями. – Просто занимается спортом.

Леонардо и Иисус рассматривали летуна, а он рассматривал их.

Летающий человек за окном последний раз обвел взглядом Леонардо и Иисуса, махнул крылами и полетел обратно к своим.

-У меня был набросок такого летательного средства,-гордо ответил Леонардо, глядя на удаляющегося человека,- все-таки я был прав!

-Не совсем, лишь к концу истории развития авиации, они пришли к таким бионическим экзо-скелетам,-произнес Иисус. –Но ты наверно хочешь спросить, как они создали меня?

-Так же, как и меня,-ответил Леонардо,- и, вероятно, они воспользовались кровью из плащаницы. Или может они нашли чашу Грааля?

-Они нашли чашу Грааля,-задумчиво сказал Иисус,- но не ту, про которую ты думаешь.

-Не понимаю, объясни мне, хотя…А может, всё это сон, дьявольское наваждение? – вдруг с надеждой спросил Леонардо. -Юноша-кукла, летающий человек, ты?

-Моё схождение в Ад,-улыбнулся Иисус,- ну что же, можно и так представить. Я изучил и понял. современных людей. -Иисус вдруг закрыл глаза, встал на колени и простёр руки к городу. – Авва Отче! Все возможно Тебе; пронеси чашу сию мимо Меня; но сделай не чего Я хочу, а чего Ты хочешь.

Иисус открыл глаза, – а так же Отче прости их, ибо не ведают, что творят!

Иисус стремительно поднялся с колен, его голос был решителен, глаза же его сверкали.

-Я буду с тобой откровенен! Мы сотрем этот город с лица земли, у меня есть сторонники, даже среди этих современных людей. А ты поможешь мне в моей миссии. Станешь моим пророком, я научу тебя творить чудеса и поражать их воображение. -Иисус помолчал,- тогда, когда наступит хаос.

Леонардо удивленно посмотрел на Иисуса. -Но они обрели такое могущество!

-Могущество? Ты говоришь о их могуществе?

-Тебе дам власть над всеми сими царствами и славу их, ибо она предана мне, и я, кому хочу, даю её; итак, если Ты поклонишься мне, то всё будет Твоё. – ты помнишь откуда это?

-Так сатана искушал в пустыне Иисуса, -спокойно проговорил Леонардо,-того Иисуса, Спасителя. А кто ты?

Иисус рассмеялся, но не ответил на вопрос Леонардо. – Власть над всеми сими царствами. У них она есть. Сатана искусил их! Дал им силу и власть. Но власть их не от него.

Иисус показал пальцем вверх.

И ты спрашиваешь, кто я такой? Я меч! – Не думайте, что я пришел принести мир на землю; не мир пришел я принести, но меч.

-Ладно создать второго меня, но создать второго Иисуса, какое богохульство,-Леонардо отступил от Иисуса на шаг. Но все равно я не буду помогать тебе. Ибо знаю, кто ты!

-Так кто же? -Иисус насмешливо посмотрел на Леонардо.

-Ты анти Христос. Анти, греческая приставка, означающая вместо. Ничего более.

-Но и ничего менее. –Иисус посмотрел на Леонардо,- подойди ко мне, не бойся!

-А что мне боятся? -я уже умирал,- Леонардо подошел к Иисусу.

-Вспомни, как в детстве, блуждая среди скал, ты набрел на вход в огромную пещеру. Два чувства боролись в твоей душе –оторопь перед развернувшейся бездной и неодолимое желание познать тайну, сокрытую в ней. -Ласково проговорил Иисус. -Ты хочешь понять тайны современных мастеров, узнать о достижениях их искусства и науки, я же знаю, что ты хочешь, того же, что хотят и они. Ибо ты даже больше человек, чем они! И я дам тебе такую возможность!

Леонардо вспомнил, как мальчишкой он нашел ту пещеру, и как долго стоял перед ней, вглядываясь в черную глубину.

-Нет. -произнес Леонардо. – Я скажу опять нет!

Иисус вынул нож.

-Вот возьми этот нож и убегай отсюда- сказал Иисус,- убегай подальше от этого рода. Ибо взросли на поле сем одни плевелы,-Иисус обвел взглядом ночной город. -Близится время жатвы. И я скажу жнецам: соберите прежде плевелы и свяжите их в связки, чтобы сжечь их!

-Да бери же ты! -Воскликнул Иисус. – Леонардо нерешительно взял нож. Посмотрел на Иисуса, чтобы запомнить его взгляд навсегда, внутренне радуясь, как художник, что если он напишет потом картину с его взглядом, подводящим конец человеческой эры, то что по сравнению с ней будет его картина Моно Лизы – простой городской дурочки? Но это было и его самое большое искушение. Леонардо это знал. И, кажется, это знание читал в его взгляде Иисус, потому что тот вдруг шагнул к Леонардо вплотную, и поцеловал художника в уста.

Леонардо от неожиданности оторопел, а потом в нерешительности, шатаясь, повернулся и пошел к выходу, держа нож в опущенной руке, и тут Иисус стремительно прыгнул Леонардо на спину, успевая его же рукой воткнуть нож ему в сердце. Леонардо беззвучно упал.

-Я пришел во имя Отца Моего, и не принимаете Меня; а если иной придет во имя свое, его примете. -Прошептал Иисус, умирающему художнику в ухо, но Леонардо его уже не слышал. В угасающем сознании художника лишь таяла мысль, что свое самое главное искушение, в своей второй жизни, он смог преодолеть.

Loading Likes...
Запись опубликована в рубрике ПУБЛИКАЦИИ. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий