Автор – Вадим Андреев, рассказ “Мальчик”

У тебя будет мальчик? Ты уверена? Это важно. Я имею в виду, что девочка и мальчик – совершенно разные существа. Не знаю, но мне кажется, что мальчик – это хорошо. Даже очень хорошо. Не лучше, чем девочка, нет. Но, как бы тебе объяснить? Я много об этом думал, когда… ну ты помнишь тот случай? Да. Так вот, после того случая все изменилось. Что? Ну, опять ты хватаешься за пустую болтовню. Люблю, конечно. Но ведь ты даже не знаешь, что я подразумеваю под этим словом. И мне кажется, что даже никогда не задумывалась, какой смысл вкладываешь в это слово сама. Это слепая эмоция нужна только для того, чтобы делать детей. Зачем тебе это знать? Да, я люблю только тебя. Она просто помощница. Что тут смешного? Но, ты в курсе, вообще, что разум возник благодаря изменам? Антропологи доказали. Потому что нужно врать, изворачиваться. Тут требуется самоконтроль, проницательность, творческий талант, я бы сказал. И не было бы никакой цивилизации, если бы все, как ты говоришь, любили только одного партнера. Ну не партнера, хорошо – любовника, супруга, назови, как хочешь. Ничего не знаю о проблемах в личной жизни антропологов, но их гипотеза очень похожа на правду. Как и то, что из-за низкой смертности детей накапливаются вредные мутации генов, а человечеству надо развиваться. Нет, это уже биологи. Вот и выходит, что надо больше ходить налево и повышать смертность детей. Шучу я! Шучу! А мне кажется – это смешно. Я про тот случай ничего не говорю. Я над другим смеюсь. Так что любовь, над которой ты так трясешься, того не стоит, поверь. Это у девочек – ЛЮБОВЬ. А на самом деле вам главное найти самца получше, и использовать его по хозяйству, чтобы он потомство помогал выращивать. А я тебе как раз про мальчика хочу сказать. Мальчики, кстати, и любовь твою высокую придумали, и религию, и искусство и науку. И сам термин эмансипация тоже, если ты понимаешь, конечно, о чем я. Я ничего не хочу сказать, я имею в виду, что девочка – это тоже хорошо. Так и понимай – тоже хорошо. Но у тебя же будет мальчик? Ты только представь, как он вырастет, будет весь в меня: сильным, умным, красивым. А что, я по-твоему слабак? Это твое мнение, а я слышал и другое. Опять ты про тот случай. Признаю, я повел себя слабохарактерно. Чуть испугался. Страх – это необходимое свойство, знаешь ли. Без него человеку легко погибнуть. И здесь нет никаких противоречий. Да – бесстрашные умирают, приспособленцы передают свои гены. Бесстрашие просто признак неадекватной оценки ситуации. А приспособленцы, как ты говоришь, это как раз разумные личности, которые дают умное потомство. А кто служит в армии по-твоему? Сама подумай. Нет. Наш сын будет умным в первую очередь. От кого тебе защищаться? Мы же не в джунглях живем. Если потребуется, я позвоню кое-кому. Или тебе непременно надо, чтобы я сам разбирался? Ну, хорошо! Хорошо! Я слабак, если тебе так угодно меня называть. Я просто не попадаю в такие ситуации, когда надо физически защищаться. А тогда – так это вышло случайно. Он физически был сильнее, я решил не усугублять ситуацию. Тебе обязательно надо, чтобы мы как бабуины дрались насмерть? Нет. Это не ко мне. И сын мой не будет, можешь быть уверена. Нет таких понятий, ради которых можно лишиться жизни. Ну, вспомнила! Это совсем о другом. В сорок первом, кстати, и не все шли. Было много дезертиров. Не понимаю, ты себе солдата хочешь воспитать? А что для тебя «мужской поступок»? Тогда я уже сказал, я допустил слабину. Сколько мне раз надо извиниться, чтобы ты перестала мне об этом напоминать? Я подумал, что еще рано. Это сразу бы поставило крест на карьере. Я думал и о тебе тоже. То, что ты стала в результате аборта бесплодной, это вопрос скорее к врачам, а не ко мне. Это их косяк, я уверен. Там тоже должен был появиться мальчик, и что с того? Тогда я был не готов. Я и теперь не уверен, но тут искусственное оплодотворение, совсем другая история, да и ты уже зрелый человек. Не то, что тогда. Подумай сама – глупые студентики, кого бы мы вырастили? Сейчас-то какая разница, кем был папа? Тогда время было другое. Моя мама комсомолкой была, и на Волжской ГЭС с ним познакомилась, но ведь они тогда совсем не о том думали. Да, мне очень жаль. Я понимаю, на что ты согласилась ради меня. Понимаю, что для тебя это много значило. Все что-то теряют в этой жизни. Зато теперь мы можем себе позволить оплатить ЭКО любой сложности. Я считаю это своей заслугой. Только давай не будем сейчас подсчитывать кто кому и сколько! Откуда ты знаешь, какой тогда родился бы мальчик? Могли возникнуть осложнения какие-нибудь. Ты была молодая – да, но медицина в то время была не на высоте. Она и сейчас не на высоте, но при искусственных делах и риски меньше. Это не моя нерешительность, а все твои игры дурацкие. Надо было сразу сказать о беременности, и потом не ждать, что я передумаю. Я же говорю – вы запрограммированы только рожать-рожать-рожать без конца. Мальчик…как ты его назвала? Егор? Подожди, ты того вроде тоже хотела Егором назвать. У тебя был какой-то Егор до меня? Нет, я просто спрашиваю. Откуда такая привязанность к имени? Не пойму, что ты имеешь в виду: «тот Егор – это этот Егор». Конечно, я против. Ты эмоционально привязалась, понятно. Но что теперь, каждого Егором называть? Ты придаешь этому слишком большое значение. Давно хотел тебе сказать: все эти твои походы по храмам, свечки и прочее – ты только распаляешь свое чувство вины, хотя никакой вины тут нет. Это чистая биология, ничего больше. Начинаешь придумывать себе «наказания», «кары господни» и остальную чушь. Я иногда жалею, что сказал тебе тогда сделать аборт. Сейчас бы бегала за взрослым обалдуем, который вырос без отца, и вытаскивала своего Егора из разных темных историй. И вопрошала бы в пустоту: «за что мне такая кара?!». А что тебя удивляет? Я бы ушел не раздумывая. Всегда тебе говорил откровенно: мне на тот момент дети были не нужны. Ты меня знаешь. В этом я тверд. Нет, и с именем тоже принципиально: либо ты называешь его по-другому, либо никакой операции не будет. Я попрошу вернуть деньги. Ты хочешь всю жизнь меня этим Егором гнобить? Пошутила и хватит. Зачем перегибать палку? Мало ли что кому снится? Мне вот, после того как наши Евролигу продули, судья приснился. Почему глупо? Я просто пытаюсь тебя отвлечь от твоего наваждения. Ты сильно переживаешь на ровном месте. Нет, я бы не смог присутствовать. Тем более, что его разрезали. Я слышал, вынимали по частям? Ужас. Да перестань его называть по имени: Егор, Егор, Егор! Это гадость. А раньше просто на помойную яму собакам выкидывали, и без всяких операций. Или морили. В нашем случае – это была нежелательная беременность. Если один из родителей не желает, значит нежелательная. Что ж. Такова жизнь. Кто убийца? Ты совсем с ума сошла! Не хочу больше о нем ничего слышать! Нет никакого Егора, и не было никогда! Никогда не было и не будет! Ни-ко-гда!!!

Loading Likes...
Иван Петрович Белкин

Об авторе Иван Петрович Белкин

Иван Петрович Белкин родился от честных и благородных родителей в 1798 году в селе Горюхине. Покойный отец его, секунд-майор Петр Иванович Белкин, был женат на девице Пелагее Гавриловне из дому Трафилиных. Он был человек не богатый, но умеренный, и по части хозяйства весьма смышленный. Сын их получил первоначальное образование от деревенского дьячка. Сему-то почтенному мужу был он, кажется, обязан охотою к чтению и занятиям по части русской словесности. В 1815 году вступил он в службу в пехотный егерской полк (числом не упомню), в коем и находился до самого 1823 года. Смерть его родителей, почти в одно время приключившаяся, понудила его подать в отставку и приехать в село Горюхино, свою отчину.
Запись опубликована в рубрике ПУБЛИКАЦИИ. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий