МЦК

-Как здорово, что теперь можно наблюдать Москву с высоты Центрального Кольца железной дороги, -думал Андрей, глядя на проносящиеся перед взором виды города.

-И как жаль, что Москва постоянно меняется. Здесь невозможно почувствовать ностальгию. Всякий раз, когда ты возвращаешься сюда, город уже изменился.

– А может это и хорошо? Хорошо, что жизнь все время надевает новые одежды, хотя, по сути, не меняется абсолютно ничего.

Андрей перевел взгляд на мониторы, которыми был утыкан весь новенький вагон поезда. Там показывали какие-то ужасы на тему, как не стать жертвой поезда, и не нарушать правила передвижения по железнодорожным рельсам.

Андрей, сидя на мягком синем кресле с эмблемой РЖД, с интересом отмечал, что эти ролики, показываемые сейчас для малочисленных усталых пассажиров, почему-то несли для него какое-то радостное спокойствие. Вот только почему?
Спереди сидели двое парней с банкой пива, видно уже достигшие серьезного опьянения, и радостно что-то обсуждали между собой, а потом начали звонить своему третьему приятелю:

-Леха, да ты там бухаешь! –подшучивал звонивший над далеким Лехой. -Кончай бухать!

Андрей уловил волну их пьяной радости, и даже подумал, что, наверное, выпить в пятницу вечером самое-то, но пить ему не хотелось, в последнее время он отметил про себя, что даже банка пива в неделю, пожалуй, много. Он стал снова смотреть на экран.

На экране показывали молодую девушку. Она задумавшись переходила железнодорожный путь, говоря по телефону, и не заметила, как поезд приблизился к ней, чтобы лишить ее жизни навсегда.

Создатели видеоролика целомудренно оборвали видео во время ее испуга, а потом стали показывать лучшие моменты из жизни девушки, которые могли бы быть у нее в будущем, но никогда с ней не произойдут: вот она сидит в ресторане со своим будущим мужем, вот она в ЗАГСЕ в свадебном наряде целуется со своим суженным; вот читает маленьким детям сказку; вот везет их в машине в школу. И так далее и тому подобное. Жизнь идет своим чередом, отчеркивая свои лучшие моменты, которые действительно бывают у людей, но у нее больше никогда не будут.

-Вот она, -продолжал думать,- Андрей. -Жизнь человека.

Ролик кончился, на экране показалась опять схема его путешествия по МЦК, и замигал синенький кружочек, очередной станции на пути следования. А потом пошел ролик, уже про молодого мужчину, который так же, как и девушка, не заметил поезда. И далее его лучшие моменты в жизни, которые по этой причине с ним никогда не произойдут: Вот он плывет на байдарке –это такое его хобби, обсуждает в красивом костюме и в красивом белоснежном офисе что-то с коллегами по работе, идет с красивой молодой женой и маленьким сыном по улице, и так далее и тому подобное.

-Вот еще одна жизнь –отметил про себя Андрей.

Андрей посмотрел на двух приятелей, они уже собирались выходить, видно надеясь еще добраться до кондиции со своим третьим другом. Перевел взгляд в глубь поезда – там вдалеке сидели несколько пассажиров спиной к Андрею. А какой-то мужчина, лет за пятьдесят, читал газету, что сейчас было большой редкость –все в основном едут уткнувшись в свои мобильники и планшеты, редко кто читает книги или бумажные газеты.

-Все-таки это хорошо,- еще раз подумал Андрей, обозревая жизни пассажиров поезда.

Андрей посмотрел в окно, где проносился очередной пейзаж Москвы. По кругу мчался поезд МЦК, и Андрей вдруг подумал, что ему приятно себя утешать мыслью, что это не первая и не последняя его жизнь в человеческом обличии.
Для человека православного и крещенного, такие мысли, конечно, были ересью, успокаивающей и убаюкивающей – понимал всё про себя Андрей. Но эти ролики, которые он сейчас смотрел, напоминали ему красивую концепцию цепи из множества жизней, в конце которой ты должен вспомнить все свои воплощения и перейти на новый уровень развития.

-Ясно, как день,- думал Андрей,- за нашу жизнь мы едва-ли сможем докопаться до вселенских глубин мироздания, хотя бы чуть-чуть приблизится к Творцу. А вот если бы мы жили много и долго, меняя тела, и становясь с каждой прожитой жизнью хоть чуточку мудрее, то такое вполне возможно. В этом конечно буддисты правы, но не во всем…

Андрей посмотрел на проплывающую за окном церковь из белого кирпича, и ясно понял, в чем неправы буддисты. Есть еще один путь прямого богопознания, когда верующий христианин отдает себя Господу, и с ним движется к познанию вселенской истины.

-И это их неделание и созерцательность, конечно вредит,- подумал Андрей уже имея ввиду свою лень и созерцательность, отмечая, что с ним рядом стоит ребенок лет десяти.

-Все эти пустопорожние мысли ни о чем,- Андрей покосился на девочку, в серой куртке с капюшоном. Она стояла рядом и не стала садиться, так как молодой организм ее этого и не требовал. Девочка уже готовилась выйти на следующей остановки. Её мысли, были, ну уж точно не забиты всякой чепухой, и ненужными абстракциями об реинкарнациях. Андрей стал вспоминать свои ощущения из детства, когда мир был слишком эмоциональным, но переключился на новый ролик на экране. Показывали, как у парня застрял велосипед на путях, и он его пытается вытащить не обращая внимание на приближающийся поезд…

-Короче сплошные ужасы,- Андрей отвел взгляд, и стал думать опять о реинкарнации и буддизме.

-Наверное это из-за кольцевого пути поезда,-вздохнул Андрей –Но всё всегда можно объяснить материалистически,- и это тоже хорошо, можно твердо стоять, благодаря разуму, в этом реальном материальном мире.

-Вот взять мой сон,- Андрей стал вспоминать свой удивительно прекрасный сон, который приснился ему полгода назад, зимой.

Ему снилось, что он в каком странном пространстве-полусфере, с существом женского рода, которое только и может его понимать, как никто другой во вселенной, и ему так прекрасно и органично там, в космосе или на седьмом небе – короче в тех сферах, где способна летать лишь летающая тарелка. А сам он довольно тонко чувствующее существо, все понимающее и весьма духовное. Его не давит этот наш пласт материальности и грубости, пласт подводной жизни под многими километрами воды, к которому так не хотелось возвращаться во время просыпания.

А после сна он еще испытывал довольно долгую эйфорию, смешанную с легкой грустью о потерянном ощущении удивительной легкости существования, вне нашего грубого мира и бытия.

-Странный сон, но, к сожалению, очень легко объяснимый, едва ли это память о моей прошлой жизни в теле гуманоида, -Андрей про себя рассмеялся.

Перед этим сном, днем, со своей знакомой, он оказался первый раз на горнолыжном склоне в Подмосковье. Она забрала его на машине покататься на лыжах, с ней была ее подруга и друг. Так как Андрей боялся высоты, а пришлось ехать на подъёмнике, он испытывал большой стресс.

Закрыв глаза, он попросил сидящую с ним рядом девушку сказать, когда подъёмник приблизится к причалу, та с радостью согласилась – Андрей видел, что он ей нравится, но взаимной симпатии у него к ней не было. Закрыв глаза, ощущая, как тело его перемещается в пространстве, он слушал, как девушка ему что-то говорит. Вот только что? Сейчас Андрей не мог об этом вспомнить.

И вот этот дневной стресс, выразился выделениями эндорфинов радости во время сна, когда опасность миновала, и он вернулся домой. Все очень просто. Езда на подъемнике, на пятнадцатиметровой высоте, это и есть, по сути, полет на тарелке, причудливым образом трансформировавшийся мозгом в удивительно прекрасный сон. Все было так просто, что даже жалко. А то можно было бы придумать, что его похитили инопланетяне, и выступать в какой-нибудь передаче перед уфологами.

Правда, второй сон, нельзя было просто так объяснить. Как-то ему приснилось, лет пять назад, что он негр. В студии он записывает очередной альбом, и у него был удивительно прекрасный голос. Он пел что-то в микрофон.
Мелодию и обрывок припева, Андрей даже смог вспомнить после просыпания -“Is next of the Nigeria”. Он перевел эти слова, как “в соседней Нигерии». Да он, как сейчас правильно говорить, был черным, и его личность была немного другая – это было очень странным ощущением. Вероятно, личность тоже походит на определенную маску, которую можно менять, сохраняя свою идентичность. Опять же после этого сна Андрей полдня испытывал эйфорию. Даже порывался найти какого-нибудь малоизвестного негритянского исполнителя годов семидесятых. Возможно павшего в какой-нибудь гангстерской разборке, но до этого успевшего записать в Нью-Йорской студии звукозаписи пару хитовых пластинок. Как причудливо наше подсознание.

А потом он вспомнил своего давно умершего дядю, Виталия.

Как после смерти – небольшого прошедшего времени после неё, тот явился ему во сне, и как живой, стал что-то рассказывать, смеясь. На мысль Андрей, почему тот жив, если умер, Дядя сказал: “Ну я же из Сибири!” Андрей тогда вдруг отчего-то испугался и проснулся. А жаль, можно было бы что-нибудь интересное спросить у дяди. О смерти и жизни.

Андрей был полностью уверен, что после смерти душа дяди посетила сначала город его детства, который он всегда просил найти на карте Гугл, когда приезжал в гости к нему и маме. Побывал там, посмотрел, как всё изменилось, может быть удивился. Говорят, что души умерших людей, всегда посещают места, в которые они стремились при жизни –у христиан это Иерусалим, у буддистов Тибет, дядя наверняка выбрал город своего детства, так как был некрещенными, и к тому же партийным человеком. Без фанатизма конечно, но состоял в партии, как и многие в его время.

Андрей посмотрел в окно, где с высоты поезда МЦК мелькали интересные пейзажи Москвы. Поезд шел по кругу.

Можно было бы и дальше сидеть, и смотреть на город, но от созерцательности надо было переходить к действиям –следующая была его остановка. Андрей поднялся и подошел к выходной двери, ожидая, когда поезд замедлится. Поезд попал под козырек станции и на стеклянную дверь упала тень. И в эту минуту Андрей увидел себя. Его прозрачное отражение казалось неким хомутом, нет, многослойной аркой, в которую он – непонятный и неведомый он, пытался выглянуть и что-то там разглядеть.

Поезд замер. Андрей нажал на кнопку и в ту же секунду двери разъехались, выпуская его в реальный мир грохота и гама Москвы двадцать первого века.

Loading Likes...
Запись опубликована в рубрике ПУБЛИКАЦИИ. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий